Рекомендовано Министерством

образования Российской Федерации

в качестве учебного пособия

для студентов высших учебных заведений

 

 

ББК 65.052

С 69

 

Под общей редакцией проф. В. И. Курбатова

 

Коллектив авторов:

 

д.ф.н., проф. ВМ. Курбатов — научн. редактирование, предисловие, гл. 2, 3, 6.1, 7.5, 7.7, 7.8; д.ф.н., проф. В. Д. Альперович — 7.1, 7.2, 7.3; д.и.н., проф. П. Я. Циткилов — 1.2, 4.1, 4.3, 4.4, 4.5; к.с.н., проф. Л.А. Кайгородова — 4.2, 5.3; д.ф.н., проф. Е.П. Агапов — 1.1; к.ф.н. доц. С.Г. Фурдей — 1.3, 5.1; к.ф.н. доц. Н.В. Мацинина — 5.2; к.ф.н., доц. В.А. Шапинский — 5.4; к.м.н., доц. Р.А. Тлепцерищев — 7.6; к.ф.н., доц. Т.С. Сологубова — 7.4.; к.ф.н., доц. Л.П. Карельская — 7.9.; преп. O.B. Курбатова — 6.2, 6.3, 6.4.

Словарь-справочник — В. И. Елева, МЛ. Киселева, А.Н. Черных.

 

Рецензенты:

 

д.ф.н., проф. М.Р. Радовель, д.с.н., проф. С.И. Самыгин

 

С 69    Социальная работа: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб. и доп. — Ростов н/Д: Феникс, 2003. — 480 с. (Серия «Учебники, учебные пособия».)

 

В учебном пособии представлена вся экспозиция социальной работы: ее история в России и за рубежом, основы теории, место в структуре гуманитарных и общественно-политических наук, методы, общие и частные технологии.

Пособие написано ведущими специалистами в области социальной работы Юга России в полном соответствии с государственным стандартом по учебной дисциплине «Социальная работа».

Предназначено для студентов вузов и средних специальных учебных заведений гуманитарного профиля, профессионально ориентированных на подготовку социальных работников различного уровня, и для практических социальных работников.

 

ISBN 5-222-02961-1

ББК 65.052

© Коллектив авторов, 2002

© Оформление: издательство «Феникс», 2003

 

Глава 1. ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

 

1.1. Этапы, формы, модели становления и проблемы периодизации истории социальной работы

 

Исторические предпосылки социальной работы. Современное общество выработало специфический механизм, который — наряду с семьей, собственностью, государством и другими социальными институтами, доставшимися ему от прошлого, — обеспечивает его стабильность. Этим механизмом является социальная работа, которая понимается как профессиональная деятельность, направленная на помощь нуждающимся. Будучи современной формой социальной помощи, она возникла на основе предпосылок, сложившихся в истории культуры. К этим предпосылкам относятся различные формы социальной помощи, развивавшиеся со времен древности как на Востоке, так и на Западе.

Превращение прегоминида в современного человека, завершившееся примерно 40 тысяч лет назад, сопровождалось созданием социальных норм, которые ограничивали его половой инстинкт. Ограничение этого инстинкта означало переход от неограниченных половых отношений, называемых промискуитетом, к различным формам контроля за ними, совокупность которых составила со временем институт брака. Поскольку промискуитет предполагал борьбу за обладание половыми партнерами, его сохранение не способствовало превращению первобытного человеческого стада в общество. Таким образом, переход от промискуитета к браку косвенно свидетельствует о том, что становление первобытного общества происходило на основе коллективизма, который проявлялся в отношениях взаимопомощи между людьми.

Ограничение полового инстинкта, проявлявшееся прежде всего в запрете кровосмешения, имело своим результатом деление людей на роды, которые в силу присущей им экзогамности объединялись в племена. Что касается социальной структуры первобытного общества, то до эпохи неолита она представляла собой совокупность локальных групп, возникших на основе кровнородственных связей. Локальная группа — это коллектив охотников или собирателей, во главе которого стоял руководитель, пользовавшийся наибольшим авторитетом среди его членов. Будучи универсальной по своим функциям, она обеспечивала материальную поддержку всем тем, кто входил в ее состав. Эта поддержка выражалась в том, что каждый член группы — трудоспособен он или нет — потреблял столько, сколько ему было положено, хотя и не наравне со всеми. Очевидно, что она вытекала из уравнительного потребления, характерного для первобытного общества. Поэтому можно сказать, что возникновение социальной помощи в первобытном обществе отвечало потребностям развития группы, которая была вынуждена заботиться о тех, кто не мог прокормить себя сам.

В эпоху неолита, когда происходил переход от присваивающего хозяйства к производящему, локальные группы уступили место общинам земледельцев или скотоводов. Если локальная группа в силу бродячего образа жизни отличалась сравнительной неустойчивостью, которая постоянно грозила ей распадом, то для общины была характерна привязанность к земле, находившейся в совместном пользовании ее членов. От локальной группы община унаследовала все ее функции, к числу которых принадлежала забота о тех, кто не мог прокормить себя сам. Кроме того, общинная помощь нуждающимся дополнялась семейной, а также индивидуальной, вызванной к жизни корыстными устремлениями претендентов на власть.

Первой формой социального контроля, пришедшей на смену промискуитету, был групповой брак, при котором все мужчины одной группы могли иметь половые отношения со всеми женщинами другой. Сменивший его парный брак не служил еще основанием семьи, поскольку связанные им люди — мужчина и женщина — не имели своего хозяйства в рамках локальной группы. Возникновение семьи как малой социальной группы, основанной на браке и занимающейся хозяйственной деятельностью, произошло в эпоху неолита, которая характеризуется переходом от присвоения к производству. Этот переход стимулировал развитие производительных сил, которое привело не только к ослаблению экономической зависимости брачной пары от общины, но и к последующему превращению ее в семью. Особое положение в семье занимал ее глава, от которого требовалось быть не столько ловким добытчиком, сколько умелым организатором. Глава семьи имел многочисленные обязанности, к числу которых относилась забота о благосостоянии ее членов. Что касается его прав, то важнейшим из них была редис-трибуция, представлявшая собой перераспределение имущества семьи. Обладая правом редистрибуции, глава семьи мог сделать часть этого имущества предметом дарения, которое облегчало ему доступ к выборным должностям в общине. Практика такого дарения, известного под названием «потлача», встречалась у многих народов древности, а у североамериканских индейцев она сохранялась еще до недавнего времени. Таким образом, социальная помощь, вызванная к жизни потребностями развития первобытного общества, с усложнением его социальной структуры стала рассматриваться как средство достижения власти, которая основывалась на авторитете.

На основе первобытной общины, превращавшейся из кровнородственной в соседскую, происходило становление государства, власть которого предполагала уже не только авторитет, но и силу. Начало ему было положено на Востоке, давшем миру древнейшие очаги цивилизации — Месопотамию, Египет, Индию и Китай. Основу социальной структуры древневосточного общества составляла соседская община, которая объединяла сельскохозяйственных производителей, связанных не столько родственными узами, сколько территориально. Унаследовав от первобытной общины коллективную собственность на землю, совместный труд людей и прочные связи между ними, она отличалась самодостаточностью, которая придавала ее необычайную стабильность. Эта стабильность обеспечивала защиту людей от политических потрясений, которые обрушивались на страны Древнего Востока: затрагивая только правящую верхушку, они практически не касались простого народа, сохранявшего привычный ему образ жизни.

В древности на Востоке сложился механизм социальной помощи, который не претерпел существенных изменений в последующие периоды его истории, а во многих регионах земного шара, относимых к «третьему миру», действует и сейчас. Его особенность заключалась в том, что каждый человек находился под защитой тех традиционных структур, к которым он принадлежал. Эти структуры включали в себя прежде всего семью и общину, которые традиционно помогали своим членам. С развитием товарно-денежных отношений, которые несли с собой угрозу благосостоянию людей, в число субъектов социальной помощи вошли различные корпорации, создававшиеся на профессиональной основе. Так, в Древнем Египте, который славился своими пирамидами, существовали объединения каменотесов, отличавшиеся крайней замкнутостью. Что касается государства, то его роль в осуществлении социальной помощи сводилась к сохранению ее традиционных основ, которые стали облекаться в юридическую форму. Иными словами, одним из звеньев механизма помощи нуждающимся, который сложился на Древнем Востоке, стало социальное законодательство, связанное с деятельностью государства.

Великие культуры древности, существовавшие в Месопотамии и Египте в течение нескольких тысячелетий, были названы немецким философом Ясперсом доосевыми. Их не затронул духовный процесс, который в середине I тысячелетия до н. э. привел к появлению современного человека, способного осознавать свое место в окружающем его мире. То, что человеческое сознание сделало своим предметом самое себя, стало отличительной чертой культур, существовавших в осевое время на Ближнем Востоке, а также в Индии, Китае и Греции. В это время закладывались основы мировых религий, центральное положение в которых занимали этические проблемы, связанные с поисками путей освобождения от власти внешних сил. К тем формам социальной помощи, которые были известны в доосевое время, в осевое добавилась еще одна — благотворительность, имевшая религиозную основу. Большой вклад в развитие религиозной благотворительности на Востоке внесли иудаизм, индуизм, буддизм и конфуцианство.

История западной культуры начинается с античности, сделавшей высшей ценностью человеческую свободу, основу которой составляла частная собственность. Выдвижение частной собственности на первый план в общественной жизни Древней Греции разрушало традиционный механизм социальной помощи, который оберегался государством, стоявшим над обществом. С превращением государства в инструмент господства частных собственников социальная помощь, ассоциирующаяся прежде всего с древнегреческой филантропией, приобрела классовый характер, который проявлялся в том, что значительная часть общества — рабы — была фактически лишена ее. Альтернативой классовому подходу к социальной помощи, получившему дальнейшее развитие в Древнем Риме, стало христианское понимание благотворительности как богоугодного дела, которое было универсальным по своей направленности, а не ориентировалось на ту или иную группу в обществе.

Классовый характер, приобретенный социальной помощью в античности, ограничивал ее объект только теми категориями нуждающихся, которые считались полноправными членами общества. Противоречие между потребностью в социальной помощи, которая очень остро ощущалась в начале первого тысячелетия, и ограниченными возможностями ее реализации было снято в христианстве, предложившем свое понимание благотворительности. В иудаизме необходимость помощи нуждающимся связывалась с волей Бога, а в буддизме, индуизме и конфуцианстве — с потребностями самосовершенствования личности, которая должна была постигнуть гармонию мира. Существование этой гармонии как первоначального состояния мира, которому были противны различные проявления недоброжелательности по отношению к людям, предполагалось восточной культурной традицией, а милосердие иудейского Бога не обосновывалось в Пятикнижии Моисея, а только постулировалось им. В христианстве мы впервые встречаемся с теорией благотворительности, в которой устанавливается логическая связь между милосердием и любовью, понимаемой как готовность пожертвовать собой ради других людей. Получив теоретическое обоснование в виде христианского учения о любви и милосердии, благотворительность стала принимать систематический характер. Она вошла в повседневную жизнь христианских общин, а созданная на их основе церковь рассматривала ее как одно из важнейших направлений своей деятельности.

Превращение христианства в мировую религию началось в середине первого тысячелетия, когда оно вышло за пределы Римской империи. Распространение христианства, продолжавшееся более тысячи лет, имело многочисленные последствия, два из которых заслуживают особого внимания. Первым из этих последствий было то, что христианская церковь не только принимала активное участие в деле помощи нуждающимся, но и в течение долгого времени играла в нем главную роль. Кроме того, христианская идея милосердия часто служила основанием благотворительной деятельности как общественных организаций, так и частных лиц. Только с эпохи Возрождения, когда в Европе началось широкое распространение идей гуманизма, в общественной и частной благотворительности наряду с религиозными стали слышны и светские мотивы.

Культурное движение, вошедшее в историю под названием «гуманизма», возникло во Флоренции, которая в XIV в. стала экономическим центром Италии. Через два столетия гуманизм распространился на Германию, Францию и другие европейские страны. Его сторонники полагали, что в каждом человеке заложены безграничные возможности (или достоинства), развитие которых составляет цель его жизни. Это развитие осуществляется посредством гуманистических занятий, включавших в себя изучение риторики, грамматики, поэзии, истории и моральной философии. Сделав предметом своих исследований человека, гуманисты создали новое мировоззрение, которое имело не религиозный, а светский характер. Создание этого мировоззрения привело к изменению мотивации благотворительной деятельности: если в христианстве она сводилась к ссылке на волю Бога, сущность которого усматривалась в любви, то у них — к признанию человека наивысшей ценностью.

Наиболее известным гуманистом, занимавшимся проблемами благотворительности, был Вивес. В 1526 г. он разработал план помощи нуждающимся, который оказался исключительно актуальным в связи с окончанием Крестьянской войны в Германии, происходившей в ней на фоне общеевропейского движения Реформации. Этот план включал в себя регистрацию бедных людей, сбор частных пожертвований для оказания им помощи, а также предоставление работы тем из них, кто были здоровы. Идеи Вивеса относительно помощи нуждающимся оказали большое влияние на последующее развитие социального законодательства, неотъемлемой частью которого стали с XVI в. законы о бедных, действовавшие в Англии и ее колониях в Северной Америке.

Движение Реформации, возникшее в XVI в., имело не только антикатолическую, но и антифеодальную направленность. Порожденный им протестантизм проповедывал моральные принципы, которые способствовали развитию буржуазных отношений. Не из религиозных, а из светских оснований исходили в своей критике феодализма представители другого движения, получившего широкое распространение в XVIII в., — Просвещения. Согласно их представлениям, общество должно находиться в гармонии как с окружающим миром, так и с человеческой природой. Средством достижения такой гармонии просветители считали образование, которое должно было положить конец невежеству, являвшемуся, по их мнению, главной причиной человеческих бедствий. В сфере благотворительности идеи просвещения нашли свое выражение в создании учебно-воспитательных учреждений, основанных на принципах человеколюбия.

В 1884 г. в Англии возникло сеттльментское движение, распространившееся затем на Соединенные Штаты Америки, где оно просуществовало двадцать лет. Его основателем был протестантский священник Барнетт, открывший в бедной части Лондона благотворительное учреждение под названием Тойнби-Холл, которое стало центром социальной помощи окрестному населению. Это учреждение существовало за счет частных пожертвований, а основную часть его сотрудников составляли студенты, проповедывавшие идеи сокращения социальной дистанции между различными слоями общества. Тойнби-Холл послужил образцом для более чем четырехсот благотворительных учреждений, созданных в крупных английских и американских городах: по аналогии с европейскими кварталами в колониях их стали называть сеттльментами. Занимаясь практической помощью нуждающимся, представители сеттльментского движения стали непосредственными предшественниками социальных работников. Возникнув в глубокой древности, благотворительность в течение многих веков оставалась основной формой, в которой осуществлялась помощь нуждающимся. В силу сравнительной неразвитости общественных отношений перед государством не стояла еще задача систематической помощи нуждающимся, хотя эпизодически оно им ее оказывало. Так продолжалось до конца XVIII — начала XIX в., пока страны Европы и Америки не вступили на путь промышленного переворота. Результатом промышленного переворота явилось не только техническое усовершенствование производства, но и резкое обострение социальных проблем, которое проявлялось прежде всего в росте безработицы, нищеты и преступности среди населения. Слегка смягчаемые благотворительной деятельностью, эти проблемы наиболее громко заявляли о себе в периоды революций, которые прокатывались по странам Европы, расшатывая существовавшие в них государственные устои. Становилось все более очевидным, что невмешательство государства в решение социальных проблем чревато для него самыми серьезными последствиями. Поэтому неудивительно, что именно на время промышленного переворота пришлось создание в странах Европы и Америки социального законодательства. Система этого законодательства, регулировавшего отношения в социальной сфере, сложилась к концу XIX в., хотя своими корнями оно уходило во времена древности.

Экономический прогресс, которым было отмечено развитие стран Запада в XIX в., сопровождался небывалым обострением социальных проблем, делавшим необходимым создание профессиональной помощи нуждающимся. Поэтому социальная работа, с которой ассоциируется такая помощь, является порождением западной культуры, хотя и вышедшим со временем за ее рамки. Она была призвана нейтрализовать негативные последствия, которые имела для общества частная собственность, приобретшая в странах Запада абсолютное значение. В развитии социальной работы можно выделить три этапа, каждый из которых обладает качественной определенностью. Первый из этих этапов характеризуется становлением профессиональной помощи нуждающимся, второй — превращением ее в социальный институт, а третий — выходом за рамки западной культуры.

Становление и развитие социальной работы. Первым этапом в развитии социальной работы, берущим свое начало в конце XIX в., является ее становление. Вообще становление понимается в философии как процесс формирования какого-либо объекта, предполагающий переход возможности в действительность. Основу этого процесса составляют исторические предпосылки становления объекта, делающие возможным его возникновение. Социальная работа как профессиональная деятельность стала возможной благодаря развитию благотворительности, а также созданию системы государственной помощи нуждающимся. Ее возникновение в начале XX в. явилось результатом осознания человечеством сравнительно простой идеи, на выработку которой ему потребовалось, однако, не одно тысячелетие: для того чтобы быть более эффективной, помощь нуждающимся должна стать профессиональной.

Под профессией обычно имеется в виду деятельность, требующая определенной подготовки от тех, кто ею занимаются, и являющаяся для них источником существования. Иными словами, характерными чертами любой профессии являются специальная подготовка и материальное вознаграждение. Очевидно, что та или иная деятельность становится профессией только тогда, когда она получает общественное признание. Потребность в лицах, способных оказывать квалифицированную помощь нуждающимся, привела к появлению социальных работников. С другой стороны, наряду с профессиональной помощью нуждающимся продолжала существовать благотворительная деятельность, которая способствовала развитию у людей чувства сострадания.

Благотворительная деятельность, возникшая в древнем мире, всегда рассматривалась как безвозмездная помощь нуждающимся. Люди, которые занимались ею, получали моральное, а не материальное удовлетворение. При этом от них не требовалось специальной подготовки: в течение долгого времени считалось, что для помощи нуждающимся она излишня. К концу XIX в. в сфере благотворительности сложились мощные общественные организации, усилия которых по смягчению социальных проблем дополнялись деятельностью церкви и частных лиц. В Англии и Соединенных Штатах Америки они были представлены прежде всего Обществами организации благотворительности, занимавшимися непосредственной работой с теми, кто нуждались в помощи. Такой же работой занимались представители сеттльментского движения, которые жили в своих благотворительных учреждениях, чтобы иметь возможность постоянного общения с нуждающимися. Несмотря на несомненные успехи, достигнутые концу XIX в. в сфере благотворительности, отсутствие профессионализма у ее деятелей не позволяло им более эффективно помогать людям в решении социальных проблем.

Система государственной помощи нуждающимся, сложившаяся к концу XIX в. в странах Европы и Америки, включала в себя два основных элемента: во-первых, более или менее развитое законодательство, регулировавшее отношения в социальной сфере, а во-вторых, специальные органы и учреждения, задача которых заключалась в проведении политики государства. Социальное законодательство устанавливало правовые рамки, в которых действовали государственные органы, осуществлявшие управление этой сферой, а также подведомственные им учреждения. Становление социальной работы происходило на фоне формирования бюрократии, представлявшей собой неограниченную власть чиновничьего аппарата. Уже к концу XIX в. стало ясно, что от чиновников нельзя ждать эффективной помощи нуждающимся. С другой стороны, такую помощь не всегда могли оказать члены благотворительных организаций: обладая огромным энтузиазмом, они зачастую не имели элементарных знаний, а также возможности полностью отдаться своему делу. В общественном сознании стран Запада все более отчетливые очертания приобретала идея профессионализма в деле помощи нуждающимся, реализованная в начале XX в. Ориентируясь на специальную подготовку и материальное вознаграждение, помощь нуждающимся превращалась в профессию. В Соединенных Штатах Америки эту профессию сразу же стали называть социальной работой, а в странах Европы — социальной медициной, хотя и в них со временем перешли к американскому варианту ее названия, принятому теперь во всем мире.

Благотворительная деятельность и государственная помощь нуждающимся создали условия, при которых социальная работа стала возможной. Действительно, в рамках социального законодательства действовали люди, занимавшиеся помощью нуждающимся, хотя они и не получали за нее материального вознаграждения, а уровень их подготовки оставлял желать лучшего. Превращение возможности социальной работы в действительность (или, иными словами, становление ее как профессии) началось с подготовки специалистов. Такая подготовка предполагала создание специальных учебных заведений, в которых могли бы заниматься будущие социальные работники. Подготовка специалистов была первым шагом на пути становления социальной работы, за которым последовал второй — создание ее организационных структур. Первые организации социальных работников были еще недостаточно развиты, но их вклад в становление профессиональной деятельности, направленной на помощь нуждающимся, трудно переоценить. Защищая положение о стабилизирующем значении этой деятельности для развития общества, они в то же время боролись за право социальных работников получать плату за свой труд.

К концу 30-х гг., когда мир был на пороге второй мировой войны, завершилось становление социальной работы, которое является первым этапом в ее развитии. Как и любая другая профессия, социальная работа представляла собой сообщество специалистов, получавших за свой труд материальное вознаграждение. Начав с деятельности внутри отдельных стран, социальные работники вышли затем на международный уровень, который предполагал координацию их усилий, направленных на достижение общих целей. Не будет преувеличением сказать, что уже перед второй мировой войной социальная работа стала явлением современного мира, которое прочно вошло в повседневную жизнь многих стран, осознавших необходимость профессиональной помощи нуждающимся.

Говоря об исторических предпосылках социальной работы, следует указать прежде всего на благотворительную деятельность, уходящую своими корнями во времена древности. Обзор исторических форм, в которых существовала благотворительность, свидетельствует о том, что она была неотъемлемым элементом человеческой культуры, не разделяемой на западную и восточную. Благотворительность, понимаемая как помощь нуждающимся, стала частью жизни современного общества, да и будущее человечества трудно представить без нее. Что касается государственной помощи нуждающимся, составляющей еще одну историческую предпосылку социальной работы, то она в значительной степени была стимулирована промышленным переворотом, который привел к окончательному утверждению в странах Запада буржуазных отношений. Поэтому социальная работа, возникшая на основе указанных исторических предпосылок, стала явлением западной культуры.

Экономический прогресс, сопровождавший развитие стран Запада, оборачивался для них обострением социальных проблем, пик которого пришелся на время после промышленного переворота. С этого времени началось сосуществование благотворительной деятельности и государственной помощи нуждающимся — двух источников, слияние которых привело к возникновению социальной работы как профессии. Становление этой профессии, завершившееся перед второй мировой войной, почти не коснулось стран Востока, в экономике которых традиционно преобладала государственная собственность, а социальная сфера избегала серьезных потрясений — при постоянной политической нестабильности — благодаря незыблемости общинных отношений. Безоговорочное следование традиции, от которого отказались уже древние греки, в этих странах оставалось неизменным, пока они не стали объектом западного влияния. Одним из последствий этого влияния стало обострение социальных проблем, связанное не только с развитием частной собственности, но и с ослаблением традиционных общинных связей, которые служили для людей гарантом стабильности их образа жизни. Поэтому неудивительно, что в 30-х гг. социальная работа появилась в странах Востока (сначала на территории современного Израиля, а затем в Индии и Египте), хотя возникла она как явление западной культуры.

Первое послевоенное десятилетие в странах Западной Европы прошло под знаком американского влияния не только в экономической, но и во многих других областях. Это влияние касалось, в частности, социальной работы, которая сыграла важную роль в ликвидации последствий второй мировой войны. Между социальными работниками разных стран восстанавливались контакты, прерванные войной. Это имело своим результатом создание Международной федерации социальных работников, которым завершился второй этап в развитии профессиональной деятельности, направленной на помощь нуждающимся.

К концу 50-х гг. в экономическом развитии стран Запада произошел скачок, сравнимый по своим социальным последствиям разве что с промышленным переворотом. Вызванный существенными изменениями в технологии и управлении производством, он нашел свое отражение в многочисленных концепциях, одна из которых — государства благосостояния (или всеобщего благоденствия, как не без иронии называли ее в философской литературе советского периода) — была сформулирована американским ученым Гэлбрейтом. Согласно этой концепции, в своем экономическом развитии страны Запада достигли такого уровня, который позволяет им эффективно решать возникающие социальные проблемы. Главную роль в решении этих проблем играет государство, руководствующееся принципом социальной справедливости при перераспределении национального дохода в интересах всех членов общества. Содействуя достижению сравнительно высокого уровня жизни, оно оправдывает свое название государства благосостояния.

Сторонники концепции государства благосостояния выступали за смешанную экономику, включающую в себя как частный, так и государственный сектор. Их позиция, однако, встретила резкое противодействие со стороны представителей неоконсерватизма, которые проповедывали идею сохранения существующего общественного порядка, названную еще в XIX в. консервативной. Обосновывая требование ограничить вмешательство государства в экономику, неоконсерваторы выступали за активизацию ее частного сектора. По их мнению, государственные социальные программы отнимают средства, необходимые для дальнейшего промышленного развития. Кроме того, они разрушают веру людей в собственные силы, формируют у них психологию иждивенчества и ограничивают частную инициативу. Требуя ограничить вмешательство государства в экономику, неоконсерваторы в то же время выступали за усиление его роли в деле поддержания общественного порядка. Их объединяло также стремление к возрождению таких традиционных социальных институтов, как семья, школа и церковь. В этих социальных институтах неоконсерваторы усматривали надежную преграду бюрократии, тоталитарным поползновениям в обществе и посягательствам на права личности.

Несмотря на критику со стороны представителей неоконсерватизма, концепция государства благосостояния прочно вошла в общественное сознание стран Запада. Дело в том, что она отражала реальную ситуацию, сложившуюся в социальной сфере этих стран, граждане которых имели право на образование, медицинское обслуживание и пенсионное обеспечение, а в случае инвалидности или безработицы могли рассчитывать на помощь со стороны государства. Закрепленные в существующем законодательстве, эти права, однако, часто оставались на бумаге, поскольку многие люди о них просто не знали. Было совершенно ясно, что провозглашение социальных прав граждан не является еще гарантией их реализации. С другой стороны, становилось все более очевидным, что помогать людям в реализации этих прав должны социальные работники, которые руководствуются в своей деятельности принципом индивидуального подхода, абсолютно неприемлемым для государственных чиновников, какими бы добросовестными они ни были. В конечном счете это привело к изменению взгляда на социальную работу: если раньше ее рассматривали как помощь тем, кто оказывался в катастрофическом положении (например, вследствие тяжелой болезни или потери работы), то теперь она предстала в виде деятельности, направленной на реализацию прав граждан. Иными словами, проблемы, с которыми сталкивались люди в своей повседневной жизни, стали рассматривать как следствие невыполнения того, что им положено по закону. Поэтому неудивительно, что в законодательстве ряда стран (например, Швеции) было закреплено право каждого человека на помощь со стороны социального работника.

Любая деятельность предполагает определенный способ ее организации, под которой имеется в виду регулирование отношений, складывающихся на ее основе. Если способ организации той или иной деятельности характеризуется устойчивостью, то ее называют социальным институтом. Институционализация любой деятельности предполагает наличие правовых и моральных норм, используемых для регулирования отношений, которые складываются на ее основе. В социальной работе, существующей как форма деятельности с начала XX в., она заняла примерно полстолетия. Действительно, к середине 50-х гг. в странах Запада сложились системы не только правовых, но и моральных норм, регулирующих деятельность социального работника. Первая из них находит свое выражение в социальном законодательстве, корни которого уходят во времена древности. Что касается системы моральных норм, то она выступает в виде этического кодекса социального работника. Этот кодекс включает в себя моральные нормы, отражающие специфику профессии социального работника. Превращаясь в результате своего развития в социальный институт, та или иная деятельность становится неотъемлемым элементом жизни общества. Социальная работа, естественно, не является исключением. Превращение ее в социальный институт указывает на то, что современное общество, экономическую основу которого составляет принцип частной собственности, не может нормально развиваться без профессиональной помощи нуждающимся.

В развитии социальной работы последние четыре десятилетия занимают особое место, поскольку они прошли под знаком ее широкого распространения во всем мире. Несомненно, что этому способствовала деятельность Международной федерации социальных работников, созданной в 1956 г. С другой стороны, в этом же году фундамент здания социализма дал первую трещину (XX съезд КПСС и восстание в Венгрии), разрастание которой привело в конце 80-х — начале 90-х гг. к его крушению. Именно события десятилетней давности повернули развитие стран социализма в сторону рынка, предполагающего прочную систему социальной защиты, создание которой невозможно без участия профессионалов.

В развитии социальной работы могут преобладать либо государственные, либо общественные и частные организации, занимающиеся помощью нуждающимся. В первом случае можно говорить о патерналистской, а во втором — о либеральной модели социальной работы. Так, социальная работа в Великобритании осуществляется в основном государственными, а в Соединенных Штатах Америки — негосударственными агентствами. В силу сложившихся традиций России основным фактором, определяющим развитие в ней социальной работы, является государство. Именно государство инициировало введение в России профессии социального работника на основе системы социального обеспечения. Наряду с государственными появились общественные и частные социальные агентства, но их вклад в развитие профессиональной помощи нуждающимся оказался незначительным. В конце прошлого столетия с новой силой зазвучал вопрос, ответ на который казался уже найденным десять лет назад: каким путем пойдет Россия в своем дальнейшем развитии? От того, какой ответ будет дан на него, зависят перспективы развития социальной работы в России.

 

1.2. Основные технологии и проблемы развития социальной работы в России

 

Социальная работа в России как прежде всего деятельность по оказанию помощи нуждающимся своими корнями уходит в глубь веков. В Древней и Московской Руси широкое развитие получили княжеская и церковно-мо-настырская помощь, в рамках которой создавались приюты, ночлежные дома, богадельни, лечебницы и др. Кроме этого многие князья лично раздавали бедным, больным и престарелым людям деньги, продукты, сукно. Нуждающиеся могли утолить свой голод на княжеском дворе, получить здесь определенные денежные средства — милостыню. На все это выделялись значительные средства. Известный ученый Е. Максимов, исследовавший в конце XIX — начале XX в. проблемы истории отечественной социальной помощи, не без основания писал: «Никогда впоследствии, в течение всей остальной нашей истории, на дело благотворения не уделялось такой значительной части общих доходов, как в древнейший период княжеской власти».

В Московской Руси дело призрения бедных, убогих, немощных было в основном сосредоточено в руках церкви, монастырей. Благодаря десятине и обычаю частных лиц оставлять церкви свое имущество, в церквях и монастырях имелись значительные средства для оказания помощи нуждающимся. Были здесь и люди, которые по зову сердца и в связи со своей духовно-религиозной потребностью занимались этим. Так закладывались предпосылки для профессиональной социальной работы, получившие свое развитие в XVIIIXX вв.

Социальная помощь, милосердие, благотворительность, социальная работа — все это общецивилизационные явления, характерные для многих стран и народов. Однако в каждой стране они имеют определенную специфику, свои традиции, тенденции функционирования и развития. Эта особенность в определенной мере определяется системой общественного устройства и менталитетом.

Для народов России милосердие, будучи выражением совестливости и особого состояния души, исторически являлось не просто проявлением жалости и сочувствия, а служило средством духовного очищения, внутреннего совершенствования. Поэтому у наших народов с древних времен сложилось довольно мягкое и сочувственное отношение к пленным, а также осужденным. Эта тенденция в российском милосердии, в отечественной практике социальной помощи просматривается в различные исторические периоды.

Следующей тенденцией отечественной практики социальной помощи, российского милосердия является приоритетный нравственный характер этой деятельности, а также восприятие милосердия через призму правдолюбия и справедливости. Именно поэтому на Руси нищенство не считалось пороком и каким-то бременем для народа. Оно являлось своеобразным средством нравственного воспитания, дополнением к церковному богослужению. Помощь нищему, немощному, бедному была христианским долгом каждого верующего. Нищелюбием отличались не только князья и цари. Много благочестивых людей было и в российской глубинке. Историк В.О. Ключевский в своей работе «Добрые люди Древней Руси» хорошо описал благотворительный подвиг провинциальной дворянки начала XVII в. Ульяны Осорьины. Эта женщина всем, чем могла делилась с нищими. «Никто не сосчитал... — писал Ключевский, — сколько было тогда Ульян в Русской земле и какое количество голодных слез утерли они своими добрыми руками. Надобно полагать, что было достаточно». Эта же тенденция была характерна и для значительных слоев российского населения XIX в. Причем, очень многие пожертвования отечественных благотворителей нигде не фиксировались, а сами они оставались неизвестными по религиозным побуждениям. Как говорилось по этому поводу в Новом Завете Библии, «Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». О масштабах милосердия и благотворительности в купеческой среде хорошо написал в середине XIX в. историк М.П. Погодин. «Наши купцы, — отмечал он, — не охотники еще до истории. Они не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если счесть все их пожертвования за нынешнее только столетие, то они составили бы такую цифру, какой должна бы поклониться Европа».

Исторически сложилось так, что милостыня служила не только делу помощи просящему, но и нравственно воспитывала дающего, позволяя ему сострадать, переживать вместе со страждущим. Вновь хочется обратиться к словам Ключевского. «Нищий, — писал он, — был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. «В рай входят святой милостыней, — говорили в старину, — нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается». Благотворителю нужно было воочию видеть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душевную пользу; нуждающийся должен был видеть своего милостивца, чтобы знать, за кого молиться».

Не удивительно, что петровская политика беспощадного преследования и применение репрессивных мер к профессиональным нищим не были приняты российским обществом. Протест в общественных кругах вызвали указы Петра I, по которым запрещалось «безразборно» оказывать милостыню нищим и даже предписывались штрафные наказания за это. Выразителями общественного протеста тогда были писатели Посошков, Аврамов и др. Да и сам император вскоре по сути дела осознал, что в данном вопросе «перегнул палку». Свидетельством этого стали официальное разрешение прошения милостыни при наличии «прокормежного» письма, а также подготовка проекта нового царского указа о раздаче всех нищих по монастырям.

Значительную помощь нуждающимся из числа сельских жителей оказывали церковные приходы и сельские общины. С этой целью создавались специальные приходские общественные кассы, сельские запасные магазины, применялась практика поочередного кормления призреваемых и др.

В XIX — начале XX в. большую благотворительную работу проводили различные общества и заведения. Их к началу XX в. насчитывалось в нашей стране около 15 тыс. В течение только одного 1898 г. благотворительностью в России воспользовалось более 7 млн человек, не считая 20 млн разовых обращений к благотворительной помощи.

Кроме того, в благотворительных заведениях постоянно проживало около полумиллиона человек. Одно лишь Императорское человеколюбивое общество в начале XX в. располагало 221 благотворительным заведением с капиталом в 24 млн руб. Его филиалы функционировали в 93 городах, уездах и губерниях. На цели филантропии и меценатства огромные пожертвования (от сотен тысяч до нескольких миллионов рублей) вносили тогда российские предприниматели Солодовниковы, Морозовы, Мамонтовы, Бахрушины и др.

В российском мировосприятии милосердие и благотворительность воспринимались неразрывно с правдолюбием и честностью. Пожертвования ради определенного умысла или благотворительность безнравственного и несправедливого человека в российском массовом сознании отвергались, характеризовались как лжемилосердие. Хорошо эти душевные настроения россиян выразил известный мыслитель, славянофил И.В. Киреевский. «Как часто, — отмечал он, — встречается человек великодушный и вместе несправедливый, благотворительный и неблагодарный, щедрый и скупой, расточительный на то, что не должно тратить, и скупой на то, что обязан давать...; охотник в делах человеколюбия и беглец из рядов обязанностей, и вообращающий, что может произвольным и часто бесполезным пожертвованием уплатить нарушение самых существенных, самых близких обязанностей. Не труды, не пожертвования, не опасности, ему противна правильность порядка. Ему легче быть возвышенным, нежели честным. Но не скажу: ему легче быть милосердным, нежели справедливым, ибо милосердие несправедливого — не милосердие... Справедливость к милосердию как ствол дерева к его верхушке».

Касаясь советского этапа развития системы социальной помощи и в целом социального развития страны, следует назвать такую тенденцию, которая была характерна для этого периода, как сочетание гарантированной системы социального обеспечения с высоким уровнем государственной эксплуатации граждан страны. С установлением советской власти в России был провозглашен 8-часовой рабочий день, система соцстраха распространилась на всю страну, государственные пенсии стали получать и рабочие. Известно, что во второй половине 50-х — начале 60-х гг. XX в. страна переживала социально-потребительскую революцию. Тогда значительно расширилось жилищное строительство, увеличилось производство потребительских товаров, система пенсионного обеспечения распространилась и на сельских жителей, увеличились выплаты из общественных фондов потребления. Не случайно известный западный советолог, профессор Гарвардского университета США Р. Пайпс в середине 1991 г. советовал нам «демонтировать коммунизм», но при этом «оставить некоторые его черты, связанные с социальным обеспечением». Однако социальная политика советской власти сочеталась с усиливавшейся государственной эксплуатацией населения. Если в 1927 г. доля заработной платы в чистой продукции промышленности составляла 58%, то во второй половине 80-х гг. — лишь 36%. Это в значительной мере определилось тем, что мобилизационная экономическая система не могла на долговременной основе обеспечить стабильно-эффективное развитие народного хозяйства и высокий социальный уровень общественной жизни. Продолжала снижаться и доля общего фонда заработной платы в национальном доходе страны. В 1980-е гг. трудящиеся нашего государства получали в виде зарплаты лишь чуть более трети стоимости созданного ими продукта, тогда | как в развитых странах Запада этот показатель состав-' лял 60—80% от стоимости производственного продукта. Милосердие как особая черта российской духовности не утрачено и сейчас. Для многих из нас оно по-прежнему служит нравственной потребностью. И это несмотря на усиленные попытки размыть моральные устои нашего народа, насадить в обществе идеалы обогащения и потребительства, предпринимавшиеся последние десять лет. На страницах одной из московских газет не так давно приводился пример, еще раз подтверждающий тенденцию сильного нравственного начала российского милосердия. В газете сообщалось, что в вагон московского метро вошли две пожилые, плохо одетые женщины с просьбой о помощи. Один из пассажиров протянул им несколько монет. Взяв их, женщина, шедшая впереди, остановилась, пересчитала и ... швырнула монеты прямо в пассажира: мол, нужны нам твои жалкие копейки. Автор статьи, будучи очевидцем, так описал эту ситуацию: «Когда нищенка швырнула монеты в лицо моему соседу, тот не спешил собирать их. Монеты лежали у моих ног — две десятикопеечные и две пятидесятикопеечные. Пассажиры сочувственно смотрели на соседа, а он ни на кого не смотрел. Я вполголоса спросил его, станет ли он в следующий раз подавать нищему. И он на удивление спокойно ответил: «Конечно». Этот случайный пассажир своими словами выразил глубокую мысль о том, что чувство милосердия и сострадания выше для нас, чем какие-либо обиды. Большинство простых россиян, сами живя скромно, готовы вновь и вновь протянуть руку помощи, не задумываясь при этом о том, действительно ли нуждающемуся они помогают».

Одной из тенденций современного развития социальной работы и милосердия является то, что процесс возрождения благотворительности развивается медленно и противоречиво. Благотворительность еще не стала внутренней потребностью большинства состоятельных людей России. В определенной мере это объясняется и полукриминальным характером нынешней экономики, когда отдельные предприниматели используют благотворительность ради выгоды, а не из внутренних побуждений, порывая по сути дела с ментальными особенностями своего народа. Не в полной мере соответствует потребностям основных категорий нуждающихся и приоритетная направленность российской благотворительности. Так, по данным середины 1990-х гг., из средств, тратившихся в нашей стране на благотворительность, лишь 2% было израсходовано на программы поддержки материнства и детства, 9% — на ветеранов и инвалидов, а 70% — на программы поддержки культуры, искусства, церкви и профессионального спорта.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления, признавая социальную значимость благотворительности, далеко не всегда оказывают необходимую поддержку благотворительной деятельности. Это прежде всего касается налоговых и иных льгот как на местном уровне, так и на предусмотренных федеральными законами. В соответствии с Федеральным законом «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» муниципалитеты вправе освобождать благотворительные организации от уплаты услуг, оказываемых государственными и муниципальными учреждениями и предприятиями, что в реальной жизни не всегда делается. Не получила распространения во многих регионах страны практика финансирования местной властью конкурсных программ, разрабатываемых благотворительными организациями. Такая же ситуация и с конкурсным размещением местной властью социальных заказов. На все это, вероятно, следовало бы в обязательном порядке закладывать в местных бюджетах определенные средства.

Печальной тенденцией функционирования системы социальной помощи, социальной работы да и всей социальной сферы России в XX в. являлся остаточный принцип их финансирования. В условиях царизма аграрное перенаселение большинства губерний Центральной России обесценивало рабочую силу, предопределяя соответствующее отношение власти к социальным вопросам. Однако слабую социальную политику царизма в некоторой мере компенсировала хорошо поставленная организация благотворительности, меценатства и общественного призрения.

Остаточный принцип развития социальной сферы сохранялся не только в советской, но и в новой либеральной России. Более того, в условиях смутного времени конца 80—90-х гг. социальное неблагополучие в стране усилилось. В частности, заметно сократилось душевое потребление населением важнейших продуктов питания, продолжала обостряться экологическая ситуация, катастрофически снизился уровень здоровья людей, сократилась ожидаемая продолжительность жизни, усилилась социальная дифференциация общества. К концу 90-х гг. на 70% населения страны, являвшейся низкооплачиваемым, приходилось 0,2% сверхбогатых людей, владевших более чем половиной всех доходов. Соотношение между минимальной и максимальной заработной платой составляло тогда более чем один к двадцати шести. Такое соотношение характерно для социально нестабильных стран.

Ситуацию общего социального неблагополучия российская власть пыталась частично компенсировать повышениями размеров пенсий и зарплат работникам бюджетной сферы, введением некоторых дотаций для малоимущих граждан. Однако инфляционные процессы быстро обесценивали эти меры. В целом правительству так и не удалось обеспечить перелом к лучшему в социальной сфере, в деле социальной защиты нуждающихся граждан. Хотя недостатка в принятых различных социальных законах, постановлениях и программах не было. В большинстве случаев они не были обеспечены надлежащим финансированием, а некоторые из них носили явно декларативный характер.

Формировавшаяся в Российской Федерации в 90-е гг. система профессиональной социальной работы в значительной мере сдерживала вал социального неблагополучия, образно говоря, заслоняя собой многие категории обездоленного и нуждающегося в социальной помощи населения. В тяжелейший период, когда люди месяцами не получали пенсии и зарплаты, многие социальные работники, обслуживавшие граждан пожилого возраста и инвалидов, сами недоедая, в буквальном смысле слова делились куском хлеба со своими подопечными.

В сложных социально-экономических условиях в нашей стране все же удалось создать целую сеть новых социальных учреждений, где на профессиональном уровне нуждающиеся граждане могут получить необходимую помощь, совет, поддержку. К числу таких учреждений относятся центры социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, комплексные центры социального обслуживания населения, центры психолого-педагогической помощи населению, геронтологические центры, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, социальные приюты для детей и подростков, территориальные центры социальной помощи семье и детям и др.

 

1.3. Зарубежный опыт социальной работы

 

Появление в нашей стране современных форм социальной работы поставило перед российской социальной теорией и практикой ряд вопросов: «Возможно ли применение опыта стран Запада для строительства системы социальной защиты населения в России?», «Если возможно, то социальную модель какой страны брать как базовую и в каких пределах ее использовать?», «Какие факторы ограничивают возможности применения такого опыта?». Найти ответы на эти вопросы поможет изучение моделей социальной поддержки населения, действующих в странах развитой рыночной экономики. И прежде всего надо выяснить: какие общецивилизационные истоки стали предтечей современных моделей социальной теории и практики; почему именно XX в. стал веком феномена социальной работы?

Когда возникновение социальной работы датируют концом XIX — началом XX в., а в России даже 1990 г., то, скорее всего, имеют в виду утверждение ее профессионального статуса. Такие качества, как взаимопомощь, стремление помочь друг другу, всегда были присущи цивилизованному человеческому обществу. Конечно же, в разные периоды они осуществлялись разными средствами, касались далеко не всех слоев населения и по-разному оценивались обществом и его различными институтами. Сначала речь идет о естественном порыве души: помочь ближнему своему, ибо только во взаимопомощи и мог выжить человек. В каждом государстве характер поддержки, оказываемой «сирым и убогим», несет на себе отпечаток национальной культуры, сложившихся традиций, уровня экономического развития и многих других факторов. При рассмотрении благотворительности как предвестника современных социальных институтов для нас важен следующий вывод: стремление к взаимопомощи имманентно присуще человеку.

Со временем эти ценностные ориентации становятся в той или иной форме постулатами всех мировых религий. И религиозные институты выступают не только ярыми проповедниками помощи убогим, но и сами зачастую оказывают эту помощь. Эта деятельность стала традиционно находиться под патронажем церкви. Отсюда второй вывод: религия с ее постулатами помощи ближнему своему (а иногда и ответственности за него) определила многие нынешние формы социальной поддержки.

Но религиозные нормы со временем становятся образом жизни, частью культуры, традиций, общественной морали и поведения для отдельных наций и народов. Появляются люди, которые не от случая к случаю, а постоянно занимаются благотворительностью. И причем бескорыстно. На этой основе возникают всевозможные благотворительные общества, которые и поныне пронизывают всю систему социальной защиты западного мира. Усиливающееся, с одной стороны, единство в понимании общечеловеческой цели — помочь ближнему своему, с другой — различие в культуре, образе жизни, традициях и т. д., предопределили многообразие моделей и форм социальных теорий и действий. И это третий вывод.

Наконец, нельзя не заметить, что как общественный прогресс, особенно в экономической сфере, так и крупные исторические факты и события, определили контуры социальной жизни XX столетия.

XX в. стал веком разрушения традиционных каналов социальной помощи: общины, семьи. Связи внутри общины рвутся под напором происходящих процессов индустриализации, урбанизации и индивидуализации общественной жизни. Семья переживает период нуклеаризации (распада), что ограничивает возможности взаимопомощи. В связи с этим в первой половине XX столетия происходит перераспределение ролей: одним из главных гарантов социальной защищенности человека становится государство.

Интенсивное развитие капитализма, характеризующее этот период, сопровождалось включением женщин и детей в производство, усиленной эксплуатацией, массовым обнищанием работников наемного труда и, как следствие, ростом революционных выступлений трудящихся.

Нарастание социального неравенства и отсутствие государственных механизмов социальной защиты способствовало социальным взрывам, потрясшим мир в первые десятилетия XX в. Революционные движения на Западе, три российские революции, мировая война, «Великая депрессия» в Америке заставили власти западных государств искать адекватные меры по социальной защите населения, проводить активную социальную политику.

Для данного этапа развития европейской и американской цивилизации характерно то, что наряду с репрессиями включается и механизм социального маневрирования через принятие социального законодательства и основание социальных учреждений, направленных на создание системы социальной поддержки наемных рабочих и членов их семей.

В XIX в. начался поиск теоретических решений нарастающих социальных проблем, появляются первые социальные теории, социальные доктрины, которые и поныне определяют социальную политику государств.

В результате этих теоретических изысканий выработалось три подхода к решению социальных проблем.

Первый революционно-преобразовательный. Марксистское направление, суть которого — решить социальные проблемы можно лишь революционным путем, преобразовав само общество. На практике, как мы знаем, такой подход нашел свое воплощение в СССР, странах Восточной и Центральной Европы и некоторых странах Азии и Латинской Америки в XX в.

Второй — реформистский, представители которого причины социальных невзгод также искали в обществе, но выход видели в постепенном реформировании общества. По этому пути пошло социальное развитие большинства стран с капиталистической системой хозяйствования. Особенно преуспели в этом скандинавские страны.

Третий — антропологический. Сторонники данного подхода считали, что причины социальных бед человека кроются в нем самом. Основатель этого течения — Мэри Ричмонд, автор ставшей классикой для теории социальной работы книги «Социальные диагнозы», вышедшей в 1917 г. Исходя из американской идеологии индивидуализма, Ричмонд рассматривала бедность как болезнь, как неспособность индивида самостоятельно организовать свою независимую жизнь. Клиент выступал в роли своеобразного больного, и задача социального работника сводилась к «социальному врачеванию» индивида, находящегося в неудовлетворительном состоянии, и подготовке подопечного к возможности самостоятельно решать свои проблемы.

Возвращаясь к социальной практике, необходимо отметить, что постепенно происходило отделение социальной помощи от церковной благотворительности. В начале XX в. благотворительные общественные организации пополнялись уже профессиональными кадрами социальных работников, которых стали готовить многие высшие и средние учебные заведения.

Но основным игроком на социальном поле, безусловно, становится государство. Во все большей степени государство начинает осознавать необходимость вмешательства в социальную сферу, а значит, и иметь на государственной службе профессиональных социальных работников. В первые десятилетия XX в. практически все развитые государства проводят активную экспансию в социальную сферу: выстраивают социальную политику, создают правовую базу, разрабатывают модели и системы социальной поддержки населения. В своей основе они действуют и по сей день. В это же время вырисовываются и различия в моделях социальной поддержки населения в различных странах Запада.

 

Основные модели социальной поддержки населения в современном мире

 

Системы государственной социальной поддержки в каждой стране складывались с учетом исторических условий и, несмотря на схожесть и однотипность решаемых задач, имеют различия в подходах, методах и организационном оформлении.

Эти различия особенно заметны при сравнении европейской и американской моделей. Развитие системы социального обеспечения на европейском континенте имеет более длительную историю. Она формировалась по мере того, как прерывались общинные (межобщинные) связи и соответственно слабела поддержка нуждающихся со стороны их ближайшего окружения. Характерной чертой американских поселенцев была опора на собственные силы, личную инициативу и стремление максимально уменьшить влияние государственных структур. Подобный индивидуалистический подход наложил отпечаток и на формирование социальной политики государства в США, роль которого в социальной защите населения, особенно до периода Великого кризиса 1928—1933 гг., была относительно невелика.

Социальное законодательство европейских стран отличается от американского более высокой степенью участия государства в определении направлений, планировании, финансировании и проведении в жизнь социальной политики. При этом следует подчеркнуть значительную роль в предоставлении социальных услуг местных органов самоуправления, и, наконец, больший охват населения различными социальными услугами и видами помощи.

Европейская модель социальной защиты в послевоенные годы и вплоть до наших дней базируется на теории государства всеобщего благосостояния. В ее основе лежит концепция «естественных прав» человека.

К этому времени европейские страны накопили достаточный экономический потенциал, чтобы обеспечить прожиточный минимум населения. Государство, в соответствии с кейнсианской моделью активного вмешательства в экономику, проводит интервенцию и в социальной сфере, базируясь на идеях государства всеобщего благосостояния. Основные постулаты данной теории: создать примерно одинаковые стартовые возможности для реализации жизненных планов, обеспечить достойный уровень жизни, стремиться к нарастанию социального равенства и справедливости. Государство всеобщего благосостояния формирует развитую систему социальной помощи всем гражданам, обеспечивает доступность медицинских, образовательных, психологических, юридических и других жизненно важных услуг.

Понятие «государство всеобщего благосостояния» вошло в обиход после второй мировой войны. Конечно же, модели такого государства в каждой стране свои и отличаются как способом, так и результатом решения проблем достижения всеобщего благоденствия. Но всеобщим для данных стран является процесс перераспределения ответственности за жизненный путь личности с самого индивида, семьи, общины, церкви, благотворительных организаций на институты государства.

Для того чтобы осуществлять подобную политику, государство должно иметь немалые материальные ресурсы, с помощью которых происходит выравнивание стартовых возможностей человека. Материальные ресурсы, как результат страховой и налоговой политики, накапливаются в основном за счет более богатых слоев населения, а распределяются в интересах бедных.

Вслед за очередным экономическим кризисом западных стран в конце 70-х — начале 80-х гг. сама теория «государства всеобщего благосостояния» подвергается критике. Исследования последних лет показывают, что многие принятые ранее формулировки должны быть пересмотрены. Концепции и формы социальной политики различных стран претерпевают изменения, причем модификации социальных программ являются адаптивными к изменившимся социально-экономическим условиям и потребностям людей, социальных групп и населения в целом. Сегодня ясно, что решающим является вопрос не о том, должно ли существовать государство всеобщего благосостояния, а скорее, какой тип социальной политики необходим.

Ко второй половине 80-х гг., по мнению ведущих экспертов развитых стран и крупнейших международных организаций, система социального обеспечения в западных странах выполнила поставленные перед ней в послевоенный период задачи по обеспечению охвата населения различными социальными выплатами, а также адекватных размеров этих выплат. На первый план в 90-е гг. выдвигается задача приспособления системы социального обеспечения к изменившимся условиям экономического развития, росту ограниченности ресурсов, высокому уровню безработицы.

Среди факторов, определяющих приоритеты системы социального обеспечения в странах Запада в 90-е гг.,— быстрый процесс старения населения (в результате снижения рождаемости и увеличения продолжительности жизни), рост количества неполных семей, увеличение численности безработных и бедняков.

Не только экономические трудности, переживаемые западноевропейскими странами в начале 90-х гг. стали причиной кризиса «государства благосостояния», свертывания ряда государственных социальных программ. Экономический спад, растущий дефицит бюджетов и государственный долг (в 1996 г. дефицит бюджета Германии достигает порядка 90 млрд долл.; государственный долг Бельгии и Италии превышает их ВВП), постарение населения, удорожание медицинской техники и другие факторы способствовали изменениям в государственной социальной политике.

Однако эти изменения имеют и более глубокую основу, связанную с тем, что, по мнению западных экспертов, идеалы «государства благосостояния» в определенной мере устарели, придя в противоречие с действительностью.

Экономический кризис 70—80-х гг. показал, что абсолютизация идеи «государства всеобщего благоденствия» (впрочем — как и абсолютизация любой социальной идеи) приводит многие, даже самые развитые страны Запада, к экономической стагнации и социальному застою.

В конце XX в. модель «государства всеобщего благоденствия» подвергается коренной реконструкции на базе теории неоконсерватизма, самые ярые сторонники которой — Р. Рейган и М. Тэтчер, не без основания полагали, что постоянный бюджетный дефицит приводит к экономической катастрофе и предлагали существенно сократить государственное финансирование социальной сферы. В начале 90-х гг. правительства многих стран предприняли шаги, направленные на сокращение государственных социальных расходов.

Меры, предпринимаемые правительствами западноевропейских стран по реформе «государства благосостояния», направлены на установление более жесткого контроля за расходованием государственных средств на социальное обеспечение, сокращение финансовых потерь в этой сфере, связанных с коррупцией и чрезмерной бюрократизацией. Предоставляются налоговые льготы для стимулирования создания негосударственных пенсионных фондов. При назначении пособий практически во всех странах проводится проверка нуждаемости претендентов на их получение. Становятся платными некоторые социальные услуги, ранее предоставлявшиеся населению бесплатно. В некоторых странах рассматривается вопрос о повышении пенсионного возраста. Государственные стипендии во многих случаях заменяются займами.

Безусловно, ни одна из западноевропейских стран не собирается полностью отказываться от «государства благосостояния»: слишком укоренилось в сознании людей мысль о том, что государство должно заботиться о нуждающихся, и слишком велико сопротивление населения любым попыткам сократить социальные расходы государства. Но даже политики левоцентристского толка признают необходимость продолжения реформ системы социального обеспечения в странах Запада.

Когда речь идет об использовании тех или иных моделей социального развития, нужно иметь в виду, что в реальной практике сегодняшнего дня они не существуют в чистом виде. В странах Европы, как правило, применяются смешанные модели, ориентированные на собственные национальные особенности, уровень экономического развития, политическую ориентацию, культуру, традиции. Но все же в каждом случае социальная практика основывается на одной из трех названных моделей. Анализ социального развития стран Западной Европы позволяет отметить чрезвычайно важную для них тенденцию: целеустремленно и сознательно осуществляя идею единой Европы, ломая государственные границы, сближая экономические и политические структуры, эти страны будут с неизбежностью создавать универсальную социальную модель, объединяющую всю социальную жизнь Западной Европы.

На наш взгляд, для России особенно интересен опыт функционирования социальной системы Германии.

Во-первых, страны похожи в рамках общеевропейской цивилизации. Во-вторых, Россию и Германию связывают давние исторические корни. В-третьих, в настоящее время у этих стран наиболее тесные экономические и социальные связи.

Германия, наряду с государствами Северной Европы, обладает образцовой системой социального обеспечения. Основа этой системы была заложена во времена Бисмарка: страхование от несчастного случая, страхование по болезни, пенсионное страхование. В 1919 г. было введено страхование по безработице.

Важное значение для формирования за рубежом современной системы социальной помощи оказали принципы Эльберфельдской системы, получившей свое название от города, где она была эффективно применена. В середине XIX в. она распространилась практически на всей территории Германии и на части Франции. В основе этих принципов:

• самостоятельность каждого попечительства при рассмотрении частных вопросов и централизация общего направления дел;

• индивидуализация помощи при детальном обследовании каждого нуждающегося;

• привлечение всех слоев общества к активному участию в деле призрения бедных.

Со временем приемы и формы работы изменились, но главным принципом социальной работы остается оказание социальной помощи.

Страной, где в Конституции встречается термин «социальное государство», является ФРГ: в Основном законе, принятом 23 мая 1949 г., в п. 1 ст. 120 зафиксировано, что Германия является демократическим и социальным федеративным государством.

Социальная помощь — это главная часть системы социальных гарантий в Германии, служащая для выхода из затруднительного в социальном плане положения отдельных лиц, и имеющая для этих целей необходимые учреждения и службы.

Социальной помощью также называют социальные услуги, которые оказываются вне системы социального обеспечения. Это услуги общего характера: выдача денег в качестве дотации государства на жилье, в многодетных семьях — на детей, малоимущим — на образование.

В зависимости от серьезности вопроса, степени заболевания и потребностей, клиенты служб ФРГ могут обратиться за помощью как в обычные, так и в специализированные учреждения. В Германии это арбитражная система со следующей структурой:

1. Социально-педагогические учреждения (интернаты, жилищные сообщества, находящиеся под контролем социальных работников, консультации по вопросам воспитания, учреждения для отдыха и т. д.), а также социальные педагоги, специализирующие по вопросам семьи.

2. Группы самопомощи (инвалидов, больных, маргиналов).

3. Государственные, ведомственные, общественные, частные учреждения для бездомных (дома для женщин-бомжей, одиноких бездомных мужчин, ночлежки, сборные пункты для наркоманов и т. д.).

4. Медицинские учреждения (больницы, дневные и ночные поликлиники, реабилитационные центры, консультационные пункты по вопросам планирования семьи и др.).

5. Психиатрические, диагностико-психологические и психотерапевтические учреждения (клиники, терапевтические группы по месту жительства, детские и взрослые психиатрические пункты, школьные психиатрические службы, медицинские пункты по терапии семьи и брака и т. д.).

6. Психотерапевты, медики-консультанты по семейным вопросам, психиатры, врачи, медицинские сестры, консультирующие по вопросам материнства.

7. Службы по уходу за попавшими в затруднительное положение (медицинские сестры общин, службы по уходу на дому, выездная служба Красного Креста и т. д.).

8. Добровольные социальные службы (службы раздачи питания, службы помощи на дому, службы по поддержке и помощи для родственников инвалидов и т. д.).

9. Церкви и религиозные общины, пастыри, церковные консультационные центры, группы добровольных помощников церкви).

10. Школы, интернаты, учреждения для помощи учащимся, профессионально-технические училища, центры по профессиональной ориентации.

11. Социальные образовательные учреждения для взрослых (родительские университеты, центры общения, центры по подготовке вспомогательного персонала и т. д.).

12. Детские ясли, группы продленного дня, объединения для матерей, работающих в дневное время, службы заботы о детях.

13. Посреднические службы (по вопросам жилья, работы, найма обслуживающего персонала, дотаций детям и т. д.).

14. Юридические консультации (по общим и специальным вопросам, например, по вопросам для работников наемного труда, женщин, квартиросъемщиков, иностранцев, инвалидов, пациентов и т. д.).

15. Адвокатура.

16. Полиция.

17. Управленцы и администраторы в социальной сфере, в области здравоохранения и образования.

Особенно важны для молодых малоимущих и неимущих такие услуги, как получение образования, ибо это способствует в дальнейшем профессиональному росту и карьере. Решение проблем образования полностью отдано в руки властей федеральных земель. Каждая федеральная земля решает их по-своему в рамках федерального законодательства. По социальному законодательству Германии каждый учащийся, обладающий склонностями, способностями, с хорошими результатами в учебе имеет право на индивидуальную поддержку в деле своего образования, хотя ему может и не хватать для этого необходимых средств.

Представляет интерес и система социальной защиты в ведущей капиталистической стране — США.

Как и в западноевропейских странах, система социальной защиты в США реформируется, приспосабливаясь к современным условиям, но опираясь на прочные материальные ресурсы и сложившуюся систему ценностей. Национальная система социальной защиты была заложена в 30-е гг и берет свое начало с момента подписания президентом Франклином Рузвельтом Акта о социальной безопасности в августе 1935 г. В ее основу была положена ориентация американцев на успех, на личную ответственность за свое благополучие и благополучие своей семьи.

Американская система социальной защиты имеет четко выраженные два направления: систему социального страхования и систему социальной помощи.

Программы социального страхования обладают высоким статусом социальной респектабельности, поскольку все живущие на зарплату регулярно платят налоги в соответствующие фонды. Системой социального страхования в основном пользуются средние и высшие слои общества. Эта система ограждает экономически активно занятое население от основных социально-экономических рисков: старость, потеря кормильца, инвалидность, болезни, производственный травматизм, безработица.

В статье социальных расходов бюджета США на этот раздел социальной защиты приходится около 75%. Размеры пенсий по социальному страхованию в 2,5 раза выше денежных пособий по бедности.

Необходимо отметить, что как социальное страхование, так и социальная помощь в США не носят абстрактного характера, а имеют ряд основных и вспомогательных программ.

Одна из важнейших программ — основа пенсионной системы — Общая федеральная программа (ОФП). Для получения полной пенсии необходимо достичь 65 лет и иметь трудовой стаж не менее 3 месяцев за каждый год в период с 21 до 65 лет. С уменьшением стажа пенсия снижается, минимально необходимый стаж составляет 10 лет.

Налог в Пенсионный фонд (включая часть медицинского обслуживания по программе «Медикор») составляет 15,3% от доходов, причем половину платит работодатель, а другую половину — работник. Расходование средств фонда строго регламентировано: из каждого доллара, поступающего в фонд, 69 центов идут в трастовые фонды, выплачивающие ежемесячные пенсии по старости застрахованным, членам их семей, вдовам; 19 центов идут в трастовые фонды, оплачивающие счета застрахованных по программе «Медикор»; 12 центов в трастовые фонды выплаты пенсий инвалидам и членам их семей; и 1 цент расходуется на административные расходы.

В США размер полной пенсии строго дифференцирован и зависит от взносов в страховой фонд и от уровня доходов (от 58% от заработной платы для низкооплачиваемых; до 29% — для высокооплачиваемых). Американцам, чей доход выше предельного (в 1995 г. — 61 200 долларов в год), пенсия вообще не начисляется.

При всем том, что американцы критикуют свою пенсионную систему, ныне среди неимущего населения пропорционально меньше всего стариков.

Важнейшим компонентом системы социального страхования является программа медицинского обслуживания пенсионеров «Медикор», которая создана в 1965 г., охватывает более 30 млн американцев и имеет важнейшее социальное значение в жизни страны. Страховка делится на основную и дополнительную. По основной оплачивается лечение в общестационарных условиях, дополнительное лечение и медицинские услуги на дому. Дополнительная страховка предусматривает добровольное страхование с выплатой страховой премии, а также оплату услуг врачей и обслуживание в поликлиниках. Программа «Медикор» предусматривает страхование здоровья людей в возрасте от 65 лет и старше и некоторых других групп населения.

Схожую с системой социального страхования компенсационную функцию выполняет федерально-штатная система страхования по безработице, введенная в середине 30-х гг. Система страхования по безработице компенсируется за счет налога на предпринимателей, наемные работники выплат на эти цели не делают.

Вторым направлением системы социальной защиты в США является социальная помощь.

В отличие от социального страхования программы социальной помощи неимущим не пользуются авторитетом и поддержкой в американском обществе, ибо бедняки не платят социальных налогов и представляют значительно меньшую часть населения.

Собственно система помощи в США включает несколько крупных и множество мелких программ. По каналам этих программ лица, живущие в бедности, получают денежные пособия, продовольственную помощь, субсидируемое жилье, помощь для получения образования, профессиональной подготовки и т. д. Право на получение социальной помощи по различным программам имеют те, кто живет ниже официально установленного уровня бедности. Таковых в Америке насчитывается порядка 12—15% населения. При этом необходимо учитывать своеобразие содержания понятия бедности по-американски. Так, по статистике, 38% семей, официально признаваемых бедными, владеют собственными домами средней стоимостью около 40 тыс. долл.; 14% бедных семей владеют двумя или более автомобилями, хотя и не обязательно новыми или дорогими.

Уровень бедности определяется исходя из стоимости утроенной минимальной диеты для стандартной семьи: родители и двое несовершеннолетних детей. Эта норма вошла практически во все федеральные и штатные законы, касающиеся социальной помощи неимущим.

В начале 90-х гг. стоимость ежегодной помощи, предоставляемой по различным программам, составила около 190 млрд долл. (около 4% ВНП). Примерно 40% средств идет на медицинскую помощь, почти 50% — на денежные выплаты, продовольственную помощь и жилье. Примерно 8% приходится на образование, профподготовку и т. д.

Одной из основных федерально-штатных программ социальной помощи является программа помощи семьям с зависимыми детьми (ПСЗД).

Финансирование данной программы осуществляется федеральным правительством на паритетных началах со штатами, примерно 50 на 50. В рамках ПСЗД получают пособие матери-одиночки либо родственники, воспитывающие детей. Помощь семье носит комплексный характер. Такая семья, кроме денежного пособия имеет право на получение продовольственных талонов (Программа продовольственных талонов), дети школьного возраста получают бесплатное питание (Программа школьных завтраков), семья получает медицинскую помощь по программе «Медикейд». Примерно четверть семей, получающих пособие на детей, пользуются субсидированным жильем.

В то же время начиная с 1981 г. вводится требование о необходимости работы на безвозмездной основе для получения пособия по крупным федеральным социальным программам. Две программы требуют этого в качестве обязательного условия для получения социальной помощи на федеральном уровне: Программа помощи семьям с зависимыми детьми и Программа продовольственных талонов.

Программа «Медикейд», созданная в 1965 г., предоставляет медицинские услуги лицам, живущим ниже черты бедности. По ней помощь получают около 23 млн человек, она оплачивается полностью из бюджета федеральным правительством совместно с властями штатов.

В американской системе социальной помощи особая роль принадлежит детским учреждениям, их структура включает детские сады (дневные и круглосуточные), группы продленного дня в школах, детские дома, центры программ «Хелп» и «Хедстарт», а также учреждения специального типа — приюты для «трудных» детей и подростков, школы для инвалидов и умственно отсталых, исправительные заведения. Программа «Хелп» рассчитана на матерей до 20 лет. Для тех из них, кто по каким-то причинам не имеет возможности проживать с родителями, создаются специальные приюты. Детям обеспечивают уход в объеме, принятом в детских садах. Поэтому матери имеют возможность днем пополнять образование или получать специальность. Программа «Хедстарт» направлена на помощь детям из бедных семей, отстающих в своем развитии. На стационарной основе функционируют приюты для детей и подростков, испытавших эмоциональный срыв.

С 1974 г. существует федеральная программа обеспечения дополнительного дохода, охватывающая более 4 млн человек. По ней обеспечиваются престарелые и инвалиды, не получающие пенсий и пособий по социальному страхованию.

В США действует еще ряд социальных программ, направленных на продовольственное и жилищное обеспечение, помощь бездомным и оказание юридических услуг, помощь в получении образования и программы коммунального развития.

В заключение несколько общих замечаний о системе социального обеспечения в США. Во-первых, американская система социальной поддержки (зачастую американцы употребляют термин «социальная безопасность») имеет множество вариантов, связанных с особенностями и возможностями штатов. Дело в том, что 50 штатов проводят активную финансовую политику в социальной сфере и самостоятельно определяют формы помощи и методику реализации социальных программ. Федеральный центр, также финансируя наиболее крупные и важные социальные проекты, вырабатывает законодательную базу, определяет наиболее общие требования и осуществляет контроль за использованием финансовых средств.

Во-вторых, наряду с деятельностью государства значительную роль в системе социального обеспечения играет общественная и частная благотворительность. Можно сказать, что социальная структура США буквально пронизана благотворительными обществами, фондами и агентствами, которые не только принимают участие в финансировании многих социальных программ, но и имеют собственные социальные службы.

В-третьих, в последние годы в связи ростом материального благополучия граждан США наблюдается тенденция к коммерсализации социальных действий: социальные услуги становятся платными.

В-четвертых, американская система социального обеспечения направлена, в первую очередь, на помощь в самообеспечении, самореализации, достижении личного успеха, а не на развитие иждивенчества и расчет на помощь государства.

Итак, перспективная модель социальной политики должна отвечать следующим условиям: во-первых, иметь в своей основе оригинальную концепцию, учитывающую возможные изменения социальной ситуации; во-вторых, в нее должны быть заложены соответствующие «механизмы обратной связи», чутко реагирующие, улавливающие такие изменения; в-третьих, она должна предусматривать эффективно и четко работающий административный аппарат, способный принимать «сигналы» и преобразовать их в соответствующие решения и программы

Профессиональные социальные работники и социальные политики должны очень внимательно и бережно относиться к народным, национальным традициям и обычаям, стремиться учитывать тот положительный опыт, «рациональное зерно», которые несут в себе различные общественные движения и инициативы, чтобы затем воплотить все это в конкретные социальные программы, осуществляемые на государственном уровне. Это вовсе не означает, что они должны быть дорогостоящими. Как уже неоднократно подчеркивалось, социальная услуга должна быть адресной и предназначаться определенной группе клиентов; она должна согласовываться с их приоритетами, целями и притязаниями, способностью и готовностью принять эту услугу или помощь. Учет всех этих факторов позволит в значительной степени сократить расходы на социальные программы, добившись в то же время их большей эффективности.

Социальные услуги включают также установленные законом страхование на случай болезни, страхование от несчастных случаев, пенсионное страхование, включая помощь престарелым работникам села, помощь несовершеннолетним и социальную помощь. Услуги также оказываются тяжелобольным, инвалидам, для возмещения ущерба здоровью (особенно жертвам войны), предоставляются деньги на жилье и детей.

 

Глава 2. СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА КАК ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФЕНОМЕН

 

Социальная работа есть специфическое общественное явление, которое может быть охарактеризовано следующим образом:

1) Вид социальной деятельности, направленной на гармонизацию личностных и общественных отношений через оказание помощи отдельным индивидам, группам людей и общностям, испытывающим затруднения в социальном функционировании, посредством защиты, поддержки, коррекции и реабилитации, а также путем изменения или реформирования отдельных элементов социальной системы. В социальной работе используются принципы, методы и подходы целого ряда научных направлений к решению социальных и гуманитарных проблем.

2) Теория, изучающая способы и методы содействия социальной адаптированности и реализации субъектности индивида и группы в соответствии с социальными нормами и ценностями общества в разных пространственно-временных ситуациях.

3) Учебная дисциплина многоуровневого характера; она преподается в высших, средних специальных учебных заведениях, а также в системе повышения квалификации работников социальной сферы. Ее цели и задачи заключаются в формировании личностно-профессиональных качеств будущего социального работника с устойчивой установкой на самовоспитание, в обучении теоретическим знаниям и передаче необходимых навыков и умений, системы существующих в социальной работе технологий.

Социальная работа — одна из разновидностей социального действия: основные усилия целенаправленных манипуляций в профессиональной социальной работе ориентированы на создание условий, при которых объект действия (клиент) будет социально функционировать на принципах самодостаточности, а также на проведение коррекционной или реабилитационной работы с лицами асоциального или девиантного поведения. Границы социальной работы как сферы социального действия могут быть определены лишь в конкретных пространственно-временных координатах, поскольку на профессиональном уровне социальная работа во многом ограничена рамками, предопределенными социальной политикой конкретного государства в конкретный временной отрезок своего исторического развития. Социальной работе свойственна преемственность, которая обусловлена тем, что социальные и гуманитарные проблемы в обществе, а также теоретические и практические подходы к их разрешению возникают параллельно с развитием как самого общества, так и отдельных личностей, его составляющих. Сфера социальной работы расширяется одновременно и соответственно с расширением и усложнением характера и масштабов социальных связей в обществе

Социальная работа как профессиональная деятельность обладает чертами, отличающими ее от других схожих по характеру профессий социальной направленности (врача, педагога, психолога, юриста и др.). Одна из основных отличительных черт — сам характер процесса социального действия и интеракций между специалистом и клиентом. В отличие от ролевых субъект-объектных отношений, свойственных другим видам помогающих профессий, и в этой связи акта принятия решений в процессе действия, в социальной работе доминируют субъект-субъектные отношения, носящие доверительный характер, при которых клиент сохраняет за собой право или преимущество при принятии решений.

Специфика клиентуры социальных учреждений состоит в том, что за помощью обращаются преимущественно представители материально необеспеченных, социально уязвимых или маргинальных слоев общества. Это означает, что социальная работа не может обладать высокой степенью престижности и приносить большие доходы профессионалам — социальным работникам, тем более в условиях рыночной экономики и влияния в обществе как либеральной, так и консервативной идеологии. К социальной работе часто ошибочно относят услуги вспомогательного или технического персонала социальных служб или благотворительных организаций, занятых социально-бытовым обслуживанием, чей труд обычно не требует высокой квалификации и соответствующей подготовки по программе высшего или среднего специального образования, в то время как профессиональные услуги специалиста социальной работы, решающего личностные проблемы клиента на уровне консультанта-психолога или педагога, специалиста-менеджера по кадрам (персоналу) или занимающегося организацией социально-аналитической, исследовательской или прогностической деятельностью, требуют основательной теоретической и практической базовой подготовки.

Социальная работа дает богатый фактический материал, изучение которого помогает получать сведения о структуре и самосознании современных обществ в их кризисных точках. Анализ связи социальной работы с социальной теорией может пролить свет на природу «развитого» общества. И наоборот — характеристики современного общества способствуют лучшему пониманию природы этой своеобразной профессии и академической дисциплины, родившейся буквально на днях.

 

2.1. Социальная работа как профессиональная деятельность

 

Как профессиональная деятельность социальная работа общего профиля охватывает три широкие сферы: 1) социальная терапия на индивидуально личностном и семейном уровнях с целью социальной адаптации и реабилитации индивида и разрешения конфликтных ситуаций в контексте окружающей его среды; 2) социальная работа с группой, причем группы могут классифицироваться: по возрасту (детские, молодежные или группы престарелых граждан), по полу, по интересам или схожим проблемам (конфессиональные, объединения одиноких родителей, матерей-одиночек, отцов-одиночек, группы бывших алкоголиков или наркоманов и др.)- Часто социальным работникам приходится иметь дело с группировками асоциального или даже криминального характера (детская или подростковая преступность, бродяжничество, организованная проституция, наркомания, молодежные группировки асоциальной направленности и т. д.); 3) социальная работа в общине, по тесту жительства. Она ориентирована на расширение сети социальных услуг, на укрепление общинных связей, создание благоприятного социально-психологического климата в местах компактного проживания людей, а также на организацию разного рода локальных инициатив, групп взаимопомощи и др.

Чтобы понять специфику социальной работы, нужно соотнести ее с благотворительностью, религиозной и светской, т. е. определить деятельность социальных работников как «профессиональную». Именно слово «профессионализм» и является ключевым при определении сути социальной работы ее элитой. В современном понимании используя термин «профессия», указывают на некий круг проблем и на набор приемов, с помощью которых эти проблемы можно выявлять и разрешать. Таким образом, каждая профессия базируется на специфической для нее системе знаний как теоретического, так и практического характера, а также на своих критериях успешного разрешения заданных проблем. Кроме того, каждая профессия вырабатывает особую систему этических принципов, задающую некие «правильные» способы взаимоотношений с клиентами, коллегами и внешними инстанциями. Образовательные учреждения и профессиональные ассоциации стоят на страже этих принципов, превращая их в правила поведения. Особенно явственно связь между операциональными и этическими компонентами деятельности выступает в тех профессиях, которые принято называть самыми гуманными. Эти профессии, самоопределяясь в духе научной объективности, часто ставят задачи «инженерии» человеческих отношений, но в любом случае все имеет конечную цель, определяемую интересами клиента. Знания, умения, понятия и нормы профессиональной деятельности передаются от поколения к поколению через систему профессиональной подготовки. Причем особое внимание уделяется выработке практических навыков, а также передаче профессиональных традиций непосредственно от опытных специалистов к новичкам.

Личность специалиста и ее профессионально-значимые качества формируются в процессе многоступенчатого отбора, под непрерывным давлением профессионального сообщества как группы людей, разделяющих общие интересы, взгляды, предрассудки, часто даже манеру выражаться и одеваться. С помощью развитой системы стимулов и санкций складываются внутренняя структура и единство профессии. Жизнеспособность профессий связана прежде всего с тем, что они обеспечивают эффективный способ решения специфических задач в условиях ограниченных ресурсов. Для индивида принадлежность к определенной профессии означает, с одной стороны, идентификацию с какой-либо значимой целью, придающей смысл всей его жизни, а с другой — являет собою некий достаточно объективный критерий личных достижений. Профессиональная организация означает, что сами специалисты осуществляют в известных пределах контроль над ресурсами и привилегиями. Это дает основания рассматривать профессиональные знания как своего рода собственность. И, наконец, нужно отметить, что каждая профессия старается четко ограничить круг вопросов, относящихся к компетенции специалиста, и в этом смысле создает нечто типа шор, сужающих его поле зрения.

Характер профессиональной деятельности требует от социального работника знакомства с широким кругом вопросов, начиная с организации системы социального обеспечения в целом и соответствующего законодательства, элементов социологии и экономики, и заканчивая конкретными, т. е. предполагающими знание прикладной психологии, приемами работы с «клиентами». Идея «профессионализма», задающая соответствующую модель и стандарт поведения, оказала огромное влияние на всю организацию социальной работы — от низовой до глобальной, поскольку создала то идейное единство, которое характеризует профессиональную группу как некое «воображаемое сообщество». Несмотря на разнообразие сфер специализации (разные категории клиентов, разные стили работы, разные теоретические подходы), во всех областях социальной работы определились некие общие особенности, которые позволяют считать этот род деятельности единой профессией, а не просто пестрым перечнем функций и организаций.

Квалифицированное содействие людям в решении их жизненных проблем определяет профессиональные особенности социальной работы. Профессия социального работника несколько тесно связана со смежными профессиями, что у кого-то могут возникнуть сомнения в ее самодостаточности как особой профессии, основательности ее претензий на равноправное положение среди «собратьев». От традиционных сфер деятельности, связанных с анализом и решением человеческих проблем (психологии, социологии, педагогики, юриспруденции и т. д.), социальная работа отличается прежде всего своим интегральным характером. Социальный работник поступает в какой-то мере и как психолог, и как социолог, и как педагог, и как юрист. Психологическими методами он пользуется, скажем, при диагностировании личностных проблем клиента или нейтрализации его сопротивления предлагаемым процедурам социальной терапии. К социологическим методам он прибегает при составлении социальной истории семьи или изучении общины. Педагогические методы применяются им при воздействии на установки и поведение клиента. Он выступает и как юрист, консультируя своего клиента по вопросам законодательства. Социальная работа близка и к медицине — не только тем, что в ней широко используется медицинская терминология (лечение, терапия, профилактика, клиника, патология и т. д.). Терминология выражает в данном случае некоторую общность в подходах к человеку. Более того, есть такие области медицины, которые с полным основанием можно отнести и к социальной работе: социальная реабилитация больных, медико-социальная помощь, социальная гигиена, патронаж. Что касается термина «патронаж», то в некоторых странах (Великобритания, Швеция) им как раз обозначается социальная работа в целом.

Социальный работник является в некотором смысле универсалом, но его универсализм имеет достаточно четкие предметные границы, задаваемые содержанием жизненных проблем клиента и возможными путями их решения. Он не подменяет психолога, социолога или педагога, равно как и те, даже вместе взятые, не могут подменить или заменить социального работника. В связи с этим укажем еще на одну принципиальную особенность социальной работы как профессии — на ее пограничный характер. Смысловое и инструментальное содержание социальной работы аккумулирует в себе пограничные элементы смежных профессий Оно не нацелено на «оккупацию» соседних территорий и их насильственное присоединение. Его вполне устраивает режим взаимного обмена информацией, инструментарием, технологиями. Методика психосоциальной работы, например, позаимствовала отдельные элементы классической психотерапии, не причинив, полагаем, ущерба ее статусу и авторитету.

Важно понять следующее отличие социального работника от педагога, психолога, социолога. Если психолог имеет дело с психикой человека, социолог — его социальными отношениями, медик — состоянием его физического и психического здоровья, а юрист — его правовым поведением, т. е. каждый из них приходит к человеку с какой-то одной, причем, «своей» стороны, то социальный работник воспринимает его как целостного индивида, в единстве его различных сторон. Можно сказать так, что в первом случае реализуется абстрактный подход к человеку, во втором — конкретный. Это целостное видение человека позволяет в какой-то степени уравнивать тенденцию его частичной «репрезентации» в отдельных науках и профессиях. Ценностная направленность действий психолога или социолога: от профессиональных ценностей к человеку как к ценности, в действиях социального работника наоборот: от человека как высшей ценности — к ценностям профессиональным.

Для социальной работы характерна ориентация на реальных людей с их жизненными заботами и трудностями, для смежных профессий — на выполняемые ими социальные функции, реализуемые психические качества, соблюдаемые или нарушаемые нормы и т. д.

Важная особенность социальной работы как профессии, чего нет ни в одной из смежных сфер деятельности, — это ее посреднический характер.

Социальная работа немыслима без элемента посредничества, причем этот элемент оказывается не периферийным, а центральным. Посреднический характер социальной работы — это следствие ее интегральности и пограничности, направленности на целостного человека и ориентации на жизненные проблемы реальных людей. Необходимость посредничества между человеком и разного рода социальными институтами возникает тогда, когда первый не может самостоятельно реализовать свои права и возможности. В самом общем виде социальный работник выступает посредником между клиентом и социумом. Он содействует, с одной стороны, эффективной адаптации клиента в этом социуме, с другой стороны — процессу очеловечивания этого социума, преодолению его отчужденности от забот реальных людей.

При более содержательном рассмотрении посредничества можно обнаружить несколько направлений его осуществления: между клиентом и разного рода социальными институтами; между клиентом и другими специалистами (психологом, педагогом, медицинским работником, юристом); между другими специалистами, привлекаемыми к решению жизненных проблем клиента; между различными клиентами.

Эффективное осуществление посреднических функций возможно при выполнении определенных условий: понимание социальным работником проблем клиента, его способность к «тотальному вживанию» в клиента, смысл его проблем; способность социального работника к адекватному выражению и представлению (репрезентации) жизненных проблем клиента; знание посредником социальных ресурсов, которыми располагают различные учреждения и организации; знание социальным работником инструментальных возможностей смежных профессий, представители которых привлекаются к участию в решении проблем клиента; наличие общего «языка», обеспечивающего взаимопонимание разных специалистов и их эффективное сотрудничество; готовность социального работника стать по необходимости «переводчиком»; делегирование клиентом социальному работнику представительных полномочий; делегирование социальному работнику соответствующих полномочий со стороны государственных учреждений и организаций; признание права социального работника на частичное представительство смежных профессий; и, наконец, доверие сторон посреднику, что достигается благодаря его профессионализму и поддерживается безупречной работой.

Специализированная социальная работа используется в сфере труда и занятости, в здравоохранении и медико-реабилитационных службах, в системе образования, правозащиты, пенитенциарных учреждений, в вооруженных силах.

Социальная работа осуществляется через деятельность системы социальных служб и социальных учреждений, в индустриально развитых странах называемых институтом социального благосостояния. Его основная задача состоит в том, чтобы проводить в жизнь социальную политику государства, содействовать нормальному функционированию социальной среды и поддерживать социальную стабильность в обществе посредством оптимизации жизнедеятельности человека. В данный социальный институт входят: государственные учреждения, общественные и частные организации, составляющие целостную систему социальной защиты, социального обеспечения и социального обслуживания населения; высшие и средние специальные учебные заведения, готовящие специалистов для данной отрасли.

В основе социальной работы — профессии находится определенный функциональный стандарт, связанный с оказанием конкретных видов помощи разнообразным группам в соответствии с задачами и основами экономической, политической и правовой политики конкретного социально ориентированного государства. В связи с введением образовательного стандарта по подготовке социальных работников в него включен и специальный предмет — «социальная работа», задачи которого связаны с формированием профессионального самоопределения.

Социальная работа как практическая деятельность направлена на поддержку, развитие личности, реабилитацию индивидуальной и социальной субъектности человека. Она осуществляется на профессиональном и непрофессиональном уровне. Непрофессиональный уровень социальной работы — это добровольная (благотворительная) помощь. Профессиональная социальная работа реализуется через функционирование целого ряда специализаций, направленных на решение конкретных проблем человека (медицинских, юридических, экономических, воспитательных и т. д.).

Цели социальной работы, независимо от модели теоретического обоснования и практики, связаны с поддержанием личности клиента, а задачи социальной работы меняются в зависимости от сфер социальной практики, характера проблем клиентов, социально-психологических особенностей клиентов, условий конкретного социума. Поэтому в различных странах задачи социальной работы, а также средства ее осуществления различны и определяются социокультурным контекстом и традицией.

В число основных задач и профессиональных обязанностей социального работника входит: оказывать помощь индивидам и группам, осознавать и устранять затруднения личного, социального, экологического и духовного характера, неблагоприятно влияющие на них; помогать людям справляться с этими затруднениями путем поддерживающего, реабилитирующего, защитного или корректирующего воздействия; защищать беспомощных в соответствии с законом, прибегая к использованию власти; способствовать более широкому использованию каждым клиентом собственных возможностей для социальной самозащиты; использовать все средства и источники для социальной защиты нуждающихся в этом людей и др.

Рассматриваемый круг задач со всей определенностью показывает, что они включают в себя широчайший диапазон тех навыков и умений, которые потребуются социальным работникам для их выполнения. Если рассматривать в контексте с задачами социальной работы круг основных обязанностей, которые должен выполнять социальный работник как профессионал, то в основном это выглядит следующим образом: создавать и поддерживать рабочую обстановку и атмосферу; выявлять и преодолевать негативные чувства, которые влияют на людей и на него самого; опознавать и преодолевать в отношениях с людьми агрессию и враждебность; содействовать предоставлению физической заботы нуждающимся и престарелым; наблюдать, понимать и интерпретировать поведение и отношения между людьми; общаться вербально и письменно; организовывать и вести беседу в различных обстоятельствах; вести переговоры, выступать по радио и т. д. Поле деятельности социального работника очень широко: в микрорайонах и на предприятиях он выявляет лиц, нуждающихся в социально-медицинской, юридической, психологической, материальной помощи; содействует интеграции деятельности различных государственных организаций и учреждений по оказанию социально-экономической помощи населению; помогает в семейном воспитании; проводит работу с пенсионерами, инвалидами, детьми; участвует в работе по созданию центров социальной помощи, социальной реабилитации; работает с несовершеннолетними правонарушителями и людьми, вернувшимися из заключения, и т. д.

Рассматриваемые задачи социальной работы, роли, функции и обязанности социального работника не исчерпывают всей его деятельности, но они позволяют проследить и выявить главную, стержневую идею, как бы объединяющую все остальные слагаемые трудной и крайне необходимой ныне профессии социального работника, а именно, умение, желание идти к людям, находить формы общения с ними, чтобы помочь им. То есть общение выступает как одна из главных ролей социального работника. При этом общение происходит на разных уровнях: социальный работник как представитель государства, оказывающий помощь членам общества; социальный работник — группа, и наконец, социальный работник и клиент. Последнее наиболее значимо, так как в конечном счете самым главным является конкретный человек. Поэтому овладение навыками общения считается очень важным и значимым при подготовке социальных работников. К ним относятся:

а) Умение выслушать других с пониманием и целенаправленно.

б) Умение выявить информацию и собрать факты, необходимые для анализа и оценки ситуации.

в) Умение создать и развивать отношения.

г) Умение наблюдать и интерпретировать вербальное и невербальное поведение, применять знания по теории личности и диагностические методы.

д) Умение добиться доверия подопечных.

е) Умение обсуждать острые проблемы в позитивном эмоциональном настрое.

ж) Умение вести исследования или интерпретировать выводы.

з) Умение посредничать и улаживать отношения между конфликтующими индивидами, группами.

и) Умение налаживать межинституциональные связи.

к) Умение интерпретировать социальные нужды и докладывать о них в соответствующих службах, институтах.

л) Умение активизировать усилия подопечных по решению собственных проблем.

К этическим стандартам профессионального общения социального работника можно отнести следующие: 1. Социальный работник не должен участвовать в делах, связанных с ложью, обманом, подлогом. 2. Социальный работник должен четко разграничивать свои заявления и действия как частного лица и как социального работника. 3. Социальный работник должен стремиться совершенствовать свои профессиональные знания и практический опыт, ставить служебный долг превыше всего. 4. Социальный работник должен направлять усилия на предупреждение негуманных или дискриминационных действий, направленных против одного человека или групп людей. 5. Социальный работник не должен использовать профессиональные отношения для достижения личных целей. 6. Социальный работник, занимающийся научной или исследовательской работой, должен проанализировать и предусмотреть ее возможные последствия для людей, убедиться, что участники исследования добровольно участвуют в нем, информировать об этом заранее и не оказывать на них давления (при этом сохранять конфиденциальность и уважать достоинство участников исследования). 7. Социальный работник должен защищать своих подопечных от дискомфорта, вреда, угроз, лишения каких-либо прав. 8. Социальный работник, анализирующий разнообразные случаи, может обсуждать их только с профессиональной целью и только с людьми, профессионально связанными с ними.

Информация, полученная в процессе исследовательской работы, должна считаться конфиденциальной. Что касается непосредственных этических обстоятельств социального работника перед клиентом, то:

1. интересы клиента всегда должны быть на первом месте;

2. социальный работник должен работать с клиентом доброжелательно, лояльно, упорно, максимально используя профессиональные навыки;

3. никогда не использовать взаимоотношения с клиентом для достижения личной выгоды;

4. никогда не проявлять, не способствовать, не участвовать в любой форме дискриминации на основе расовых предрассудков или в связи с полом, возрастом, вероисповеданием, национальностью, семейным положением, политическими убеждениями, умственными или физическими недостатками, или по какому-либо другому признаку или личностным характеристикам, условиям, статусу;

5. социальный работник должен информировать клиента о возможном риске, правах, возможностях и обязанностях, представляемых ему социальной службой. Следует советоваться с коллегами, руководителями, если это может оказаться полезным для клиента;

6. социальный работник может прервать работу с клиентом только в особых случаях, приняв при этом меры, чтобы нанести клиенту как можно меньший ущерб;

7. социальный работник должен стараться максимально давать возможность клиенту самоопределяться, т. е. принимать решения по поводу своих проблем, методов «лечения»;

8. социальному работнику не следует участвовать от имени клиента в действии, которое нарушает или подрывает гражданские или юридические права клиента.

Что касается такого важного этического момента, как конфиденциальность, то социальный работник должен: уважать личную жизнь клиента и сохранять конфиденциальность всей полученной информации; информировать клиента о границах ее конфиденциальности в каждой конкретной ситуации, целях получения информации и ее использования; получить согласие клиента на печатание, запись разговоров, участие третьего лица; в отношении с коллегами должен быть уважителен, справедлив, честен, корректен.

Следует сотрудничать с коллегами для эффективного осуществления профессиональных интересов; относиться с уважением к мнениям, квалификации, достижениям коллег и использовать соответствующие каналы для высказывания суждений на этот счет.

К профессиональным качествам социального работника также нужно отнести следующее:

• Социальный работник должен придерживаться и умножать цельность, этику, знание и миссию социальной работы.

• Социальному работнику следует защищать достоинство и цельность профессии.

• Социальный работник должен критически оценивать и быть в центре знаний, касающихся социальной работы.

• Социальный работник должен участвовать в накоплении знаний социальной работы, делиться результатами исследований и практическим опытом с коллегами.

Нужно также выделять личные качества социального работника, отношение к работе и его навыки общения.

Личностные особенности: доброта, заботливость, честность, отзывчивость, приветливость, терпимость, человечность, общительность, сострадание, бескорыстность, уравновешенность. Навыки общения: внимание к другим, умение выслушать, обходительность, вежливое отношение к людям. Отношение к работе: добросовестность, исполнительность, ответственность, требовательность к себе.

Неприемлемыми для социальных работников клиента считают следующие качества: личностные особенности: нервозность, корысть, душевная черствость, высокомерие, нечестность, жестокость. Навыки общения: грубость, неуважение к старым людям, брезгливость, злость, невежливость, дерзость. Отношение к работе: безразличие к подопечным, постоянная спешка, безответственность, лень, недобросовестность, нежелание помочь, легкомыслие, несобранность, вымогательство.

 

2.2. Социальная работа как практическая реализация философии прав человека

 

Наряду с концепцией профессионализма, стержнем понятийной структуры социальной работы стала идея прав человека. Говоря шире, эта идея или философия стала двигателем и обоснованием политических реформ в наиболее реформаторский период человеческой истории. Понятие «права человека» в наше время чаще всего представляется чем-то естественным и вечным. На самом деле это сравнительно недавнее изобретение. Впервые возникнув в Западной Европе и США примерно два века назад, понятие это затем прочно укоренилось в коллективном сознании. Делались попытки подвести под эту идею некий абсолютный и/или научный фундамент, в чем, в частности, преуспели представители школы утилитаризма. Тем не менее, идея прав человека остается именно философией, т. е. системой логически связанных абстрактных принципов, категорий и ценностей. Нередко ее использовали для прикрытия интересов отдельных групп или как пропагандистский прием, но, по сути, даже в этом всегда содержалось нечто большее, чем демагогия. Ядро данной философии составляет набор утверждений о том, что каждый человек обладает абсолютным и очевидным правом на определенные блага, которые в не столь отдаленном прошлом были доступны как самопонятные привилегии и «свободы» лишь узким слоям европейского общества. Можно также сказать, что философия прав человека — это комплекс представлений о реальном и об идеальном устройствах общества, и о месте индивида в социуме. Идеалы философии прав человека претворялись в жизнь мирным или революционным путем реформаторами, стремившимися преобразовать общество в соответствии со своими моделями его улучшения. Эти модели неоднократно корректировались, поскольку сама реализация их вскрывала серьезные просчеты в первоначальных планах, после чего рождалась новая реформистская программа, а сами представления о правах человека подвергались коренному пересмотру. Вслед за этим начинался новый цикл реформ. Из истории мы знаем два таких цикла, и сейчас можно говорить о начале третьего. В соответствии с основной направленностью реформ эти циклы можно поэтапно обозначить как: гражданские права и политическое равенство, государство всеобщего благоденствия и социальная справедливость, индивидуальность и право выбора.

Зачатки идей, позднее оформившихся в философию прав человека, можно найти еще в Древней Греции и Риме. Действительно, именно в греческих городах-полисах зародилось представление о гражданстве, связанное с принципом прямой демократии, хотя это была, конечно, демократия для избранных. Мысли о принципиальном равенстве всех людей были высказаны первоначально римскими философами-стоиками. Однако в своем окончательном виде философия всеобщих гражданских прав — продукт XVIIXVIII вв., оказавшийся в центре всеобщего внимания после американской и французской революций, а также в результате развития английской парламентской либеральной традиции, наиболее ярким представителем которой был Дж. Локк. Ядром этой философии стало новое представление о природе человека и его месте в мире и, как следствие этого, о более разумном и совершенном устройстве общества и месте человека в нем. Такое общество должно было состоять из свободных граждан, а не рабов или верноподданных. На философском языке этики Канта это означало, что каждый человек должен рассматриваться как цель, а не как средство. Естественные права людей предполагали их равенство перед законом, что в дальнейшем было выражено конституционным принципом «один гражданин — один голос», основным критерием легитимности государственной власти.

В борьбе за новое общественное устройство сталкивались разные мнения о путях его достижения и о способах реализации гражданских прав, но практически все, реформаторы и революционеры, исходили из того, что краеугольным камнем нового общества должна стать индивидуальная свобода, закрепленная законом. Они также были едины в убеждении, что тем самым новое общество станет более гуманным и справедливым. Воля большинства, восторжествовав, породит новую форму правления и общественной организации, и интересы бедного большинства населения возобладают над интересами привилегированных меньшинств. Равенство политических прав, закрепленное в конституции, естественным путем приведет также к искоренению социальных пороков; свобода и равенство приведут к братству.

Философия гражданских прав XVIIXVIII вв. во главу угла ставила равенство людей перед законом. Однако практическая реализация подобных программ вскоре выявила и их слабые места. Пример Америки и Франции показал, что республиканская форма правления, гарантирующая равенство политических и юридических прав, сама по себе не приводит к фактическому равенству граждан. Более того, разрушение старой системы взаимосвязей лишало многих людей прежних традиционных форм социальной защиты и умножало нищету. Поляризация общества по имущественному признаку усиливалась. Начало промышленной революции и формирование рабочего класса сопровождались резким ухудшением условий существования и разрастанием нового мира — мира городских трущоб, бедняков, пьянства и проституции. Беды социального дна не могли не привлечь внимания наиболее чутких и честных представителей интеллигенции.

В условиях индустриального общества они рассматривали себя как партию рабочего класса, ибо ожидали превращения этого класса в самую многочисленную и представительную группу населения. Правда, социал-демократические идеи имели широкое хождение также среди мелких ремесленников и интеллигенции, а порой даже среди крестьян и представителей радикальной буржуазии. В полной мере новая идеология прав человека, включавшая в себя мысль о необходимости социальных реформ, была сформулирована Вторым Интернационалом, в котором тон задавали немецкие социал-демократы.

Таким образом, представление о правах человека расширяется, охватывая помимо гражданского также и «социальный» аспект. Цивилизованное общество обязано обеспечить всем своим членам некий минимум благосостояния и стабильности в условиях быстрой индустриализации и урбанизации. Это предполагает развитие системы пенсионного обеспечения, проведение мероприятий по борьбе с безработицей, выплату пособий для безработных, жилищное обеспечение, общедоступность здравоохранения и образования.

Социальная работа сохраняет верность идеям прав человека и профессионализма, воспринимая себя как современное их воплощение. Как и другие гуманные профессии, она ориентируется на общечеловеческие ценности и поэтому часто выступает в роли критика, подвергающего сомнению правильность существующего порядка вещей.

 

2.3. Система социальной работы

 

Система социальной работы, являясь общественной исторической системой, относится к классу сложных, открытых систем. Как открытая система социальная работа тесно взаимодействует, обменивается информацией с другими системами (экономической, политической, культурной и т. д.), что проявляется в особенностях содержания, характера моделей социальной работы. Динамическая характеристика системы социальной работы связана с особенностями процесса развития в тех или иных культурно — исторических условиях, а статическая определяет ее структуру и уровни.

В системе социальной работы, как практической деятельности есть следующие элементы:

Объект и субъект социальной работы отвечают на вопрос: кто действует в системе социальной работы и на кого направлено действие?

Основные сферы социальной работы отражают те социальные сферы, в которых решаются проблемы (здравоохранение, образование, общественные места, производство и т. д.), влияют на формирование содержания социальной работы и определяются уровнем развития общества, его культуры, общественного сознания, идеологии, политики.

Институты социальной работы включают в себя основные социальные службы, центры, с помощью которых осуществляется их ведущая деятельность.

Методы социальной работы — это комплекс специфических приемов, способов достижения целей и задач социальной работы.

Формы обычно связаны с методами и институтами социальной работы; выделяют как единичные мероприятия, так и систематические, многоуровневые, долгосрочные программы по решению жизненно важных клиентских проблем.

Поскольку система ни есть лишь сумма элементов, в ней обязательно должен присутствовать целевой, системообразующий компонент. Для системы социальной работы таковым компонентом является ведущая цель деятельности: оказание помощи клиенту в решении его жизненно важных проблем. В сложной, иерархизированной системе целеполагания социальной работы принято выделять различные системные уровни.

1. Национальный уровень составляют учреждения, организации государства и общества, которые определяют и создают условия для решения жизненно важных проблем клиента в общенациональном масштабе. Этот уровень имеет предельно общие характеристики. Представлен в современной России подсистемами социальной защиты, дополнительного образования, молодежной программой в лице различных комитетов и министерств на уровне государства.

2. Региональный уровень определяется спецификой региона его природными, климатическими, экономическими, демографическими и другими показателями. Особенности регионального уровня выражены в приоритетах основных направлений социальной работы.

3. Муниципальный уровень отражает прежде всего специфику разделения сфер управления в реализации целей и задач социальной работы на городском уровне (например, взаимоотношения управления социальной защиты и отдела народного образования в решении проблем опеки и попечительства).

4. Локальный уровень связан с особенностями конкретного микросоциума, его социально-культурного своеобразия.

5. Региональный, муниципальный и локальный уровень системы социальной работы характеризуется большей степенью вариативности и многообразием типов моделей социальных служб.

Система социальной работы может иметь общественный характер (как это было в дореволюционной России или в современном опыте скандинавских стран), а также государственный (как это было присуще советской модели социального обеспечения). В современной ситуации растущее число частных и общественных инициатив в благотворительной сфере позволяет охарактеризовать систему социальной работы в России как государственно-общественную.

Целесообразно выделить условия эффективности существования системы социальной работы:

• культурная и социальная целесообразность социальной работы;

• адекватность системы социальным задачам и реальным возможностям общества;

• готовность и подготовленность общества к реализации предлагаемой системы социальной работы.

Институты социальной работы — учреждения, занимающиеся решением социальных проблем населения (социальные службы официального, неофициального, государственного, негосударственного, добровольно общественного характера). Каждый социальный институт имеет свои специфические задачи. Общемировой опыт социальной работы демонстрирует следующие типы институтов социальной работы: общепрофильные и специализированные.

К общепрофильным институтам относятся учреждения, открываемые для обслуживания жителей конкретной общины, коммуны, муниципалитета и других малых административно-территориальных единиц (коммьюнити-центры в США, бюро социальных услуг в Швеции, социальные отделения в Германии, отделы социальной защиты в России). Цель и задачи данных учреждений: находясь максимально близко к месту жительства людей, оказывать первичную социальную помощь всем нуждающимся.

Особенности общепрофильных учреждений связаны со спецификой модели социальной помощи в конкретной стране. Так, социальные отделения в Германии наряду с непосредственными задачами выполняют обязанности суда или других муниципальных ведомств (например, составление заявлений на тот или иной вид социальной помощи, оценка заботы о детях, консультативная помощь группам взаимопомощи и т. д.). В Швеции бюро социальных услуг принимает активное участие в социальном планировании: участвует в анализе демографических и других социальных процессов в общине, формирует свои предложения по развитию системы социальных услуг.

Специализированные учреждения предоставляют социальные услуги определенным категориям населения: социальные приюты, реабилитационные центры, диагностические центры и т. д. В рамках любой модели социальной работы таких учреждений очень много и они направлены на оказание профессиональной помощи в конкретной проблеме.

 

2.4. Нравственно-гуманистический характер социальной работы

 

Гуманность — одна из онтологических форм человеческого бытия и полагания мира. Гуманность, рассматриваемая как человечность, человеколюбие, уважение к достоинству человека, относится к бытийному строю человеческого конечного существования и является фундаментальным моментом, основанием возможности человека, с одной стороны, и его конечности как таковой — с другой. М. Хайдеггер утверждал, что «гуманизм означает теперь, если мы только решимся сохранить это слово, только одно: существо человека существенно для истины бытия».

Гуманность лежит в основе различных определений гуманизма как «системы воззрений» или совокупности взглядов. Гуманность есть то, по поводу чего обеспокоен гуманизм. С точки зрения фундаментальной онтологии гуманность (и соответственно гуманизм) не является чем-то, безусловно, первичным, изначальным. Она — обнаружение человеческого бытия, его внутренней формы. Э. Фромм рассматривает основы гуманистической психологии в соотнесенности человеческого существования с жизненным миром через любовь. Любовь, по Э. Фромму, проявляется в солидарности с окружающими нас людьми, эротической между мужчиной и женщиной, в любви матери к ребенку, и в любви к самому себе как человеческому существу. Деятельностная любовь включает такие ориентации, как забота, ответственность, уважение и понимание.

Гуманистическая природа человеческого мышления отчетливо обнаруживается в структурах демократической организации общества, в принципах «активного ненасилия», «недискриминации», «свободы выбора» и т. д. Гуманизм как мышление выражает готовность к преодолению не только условий, стесняющих в действиях меня, но и условий, вызывающих боль и страдание других. Гуманизм неоднозначен, внутренне противоречив и как форма жизненной практики, и как система мышления. Трудности, с которыми столкнулся и которые не смог решить гуманизм, выступают одновременно онтологическими основаниями негуманности, насилия, зла, угнетения, проявившихся в тоталитаризме, отчуждении и других формах.

Гуманистическое мировоззрение основано на признании неотъемлемых прав человека, в том числе права на достойную, полноценную и счастливую жизнь для каждого, независимо от его национальных, расовых, религиозных, возрастных, половых, индивидуальных или социальных особенностей. Поэтому социальная работа является практической реализацией гуманистического менталитета. Понятие гуманизма близко по своему содержанию и происхождению к понятию гуманитарных проблем или интересов общества, т. е. того, что касается межличностных взаимоотношений, семейных связей, человеческих контактов. Это понимание особенно актуально для современного общества, ибо в основе решения всех гуманитарных проблем лежат гуманистические принципы.

Уровень гуманизма в межличностных и межгрупповых отношениях исторически повышается. Помимо социальных предпосылок гуманизма можно говорить об определенных социобиологических, личностных основах, на которых строится приятие или неприятие гуманистического мировоззрения. Речь идет об альтруизме и эгоизме. Альтруизм — принцип жизненной ориентации личности, основанный на заботе о благе другого человека и других людей, которые для альтруиста важнее собственных. Эгоизм — принцип жизненной ориентации личности, направленный на заботу о своем Я, об удовлетворении своих интересов и потребностей даже ценой нарушения интересов и потребностей других.

Социальная работа более других профессий располагается в границах нравственного выбора и этического поведения. Поэтому такие факторы регуляции человеческого поведения, как общественная мораль, индивидуальный нравственный контроль, являются нравственными регуляторами самой социальной работы. Помимо единых требований общественной морали, социальная работа регулируется также такими принципами профессиональной этики, как конфиденциальность и толерантность.

Основываясь на гуманизме и нравственном расположении духа, социальная работа ориентируется на ключевые элементы комплекса ценностей, сохраняющиеся с незначительными изменениями в ходе всей ее истории — благополучие людей, социальная справедливость, достоинство. Повседневные же этические проблемы социальных работников подвержены большим трансформациям (например, этические проблемы конфиденциальности в условиях компьютеризации). Можно выделить несколько уровней таких проблем: а) зависимость ценностной базы социальной работы от миссии, целей и задач; б) разработка этических стандартов профессии; в) этические дилеммы профессиональных обязанностей социального работника.

Проблема ценностной базы социальной работы напрямую связана с ее гуманистической сущностью, так как независимо от конкретных задач той или иной модели социальной помощи ключевой ценностью социальной работы выступает любая личность. Это означает, что подход к жизни каждого индивида, как высшему ценностному измерению, дополняется пониманием того обстоятельства, что сама эта жизнь должна быть достойна человека. Правом на помощь со стороны субъектов социальной работы обладает каждый, кто обращается к ним, без дискриминации по каким-либо основаниям. Гуманистические ориентиры побуждают субъектов социальной работы к взаимодействию с клиентами, поощряя их к сотрудничеству, причем не в ущерб другим.

Этический стандарт профессии объединяет принципы и стандарты этического поведения, в них формулируются программные цели и долговременные ценности социальной работы, предписывающие и запрещающие принципы, ключевые положения, определяющие ответственность и обязательство социальных работников. Поведение и образ действий, предписываемые профессиональной этикой, основываются на балансе личных интересов социального работника и его обязанностей. В основе этого баланса — общефилософская концепция ответственности. Ответственность как принцип социальной работы в этическом стандарте осуществляется на уровне ответственности перед клиентом (приоритет его интересов), перед коллегами (сотрудничество, корректность), перед работодателями (выполнение обязанности перед соответствующим органом социальной защиты), перед профессией (сохранение базовых ценностей и предназначения социальной работы).

На практике социальным работникам приходится сталкиваться с разнообразными этическими проблемами и дилеммами, вследствие их обязательств по отношению к клиентам, коллегам, профессии, обществу. Данные проблемные области и этические дилеммы не являются общими для разных стран, но есть группы дилемм, которые свойственны любой модели социальной помощи: независимость и манипулирование; патернализм и самоопределение; принцип информированного согласия; необходимость говорить правду; конфиденциальность и частный характер сообщений; доносительство; законы и благополучие клиента; личные и профессиональные ценности.

Этические кодексы, в которых социальные работники стремятся найти ответы, не всегда способны удовлетворить их запросы, поскольку, во-первых, составлены в общих терминах и с довольно высокой степенью абстракции, а во-вторых, содержат принципы, которые в ряде случаев противоречивы и сами представляют этическую дилемму.

Таким образом, в основе профессиональных принципов социальной работы лежит все тот же гуманистический фундамент, который вообще является основанием для всей этой профессиональной деятельности, области научного исследования, общественного явления «социальная работа».

Гуманистический подход к пониманию человека в деятельности социального работника служит одним из ключевых факторов успешности его профессиональной деятельности. Сама социальная работа представляет собой гуманистический процесс в рамках общественных отношений, свидетельствующий об относительно высоком уровне развития социума, способного поддержать людей, нуждающихся в помощи. Социальная работа нацелена на профессиональную помощь индивидам по усилению или восстановлению их возможностей полноценного социального функционирования. Гуманистический подход к пониманию человека предполагает веру в его созидательный потенциал, способность к преодолению препятствий и социальной адаптации в самых сложных условиях жизни. Эта вера основана на знании онтогенетических (а порой и филогенетических), психологических закономерностей развития и функционирования человека как индивида, личности и субъекта деятельности.

В данном аспекте человек понимается как уникальная, открытая, активная, интенционалъная и амбивалентная система, способная к самопознанию, самоизменению и саморазвитию. Представления о человеке как об открытой системе получили широкое распространение после исследований Л. фон Берталанфи, одного из основоположников общей теории систем. Он рассматривал человека в качестве открытой организованной динамической системы, способной функционировать независимо от нарушений начальных условий ее существования. Человек — это открытая система. Он существует, лишь непрерывно взаимодействуя со своим окружением, он открыт миру через свое поведение, деятельность, он что-то получает из мира и что-то ему отдает.

Интенционалъностъ человека обозначает его повсеместную вовлеченность в окружающее, в нечто, находящееся за пределами его самого. Это может быть деятельность, другие люди, природа, техника и т. д. Вовлеченность связана с мотивацией, интересами, целями и ценностями субъекта. Жизнедеятельность человека определяется системой отношений, различающихся по степени устойчивости в зависимости от личностной значимости внешних объектов. Если система отношений является устойчивой, она определяет формирование психических новообразований у индивида — новых качеств, характеристик, свойств. Взаимодействие человека с окружением ведет не к восстановлению его устойчивых параметров, но к его непрерывному развитию, совершенствованию. Непрерывное становление — основная форма существования человека.

Человек уникален, поскольку в процессе социализации и воспитания он приобретает качество личности — сложную динамическую структуру, основной функцией которой является объединение и интеграция познавательных, эмоциональных, мотивационных и активно-волевых механизмов, регулирующих взаимоотношения с окружающим миром. Личность поддерживает иерархию целей человека в контроле собственной активности. При этом происходит управление не только собственным поведением, но и возможностями приспособления к окружающей среде и людям. Личность целостна и одновременно открыта, в чем и проявляется ее ключевое противоречие. С одной стороны, личностная целостность предполагает некоторую законченность, завершенность, с другой — ее открытость обусловливает определенную незавершенность. Целостность личности не представляет собой законченную раз и навсегда конструкцию, но она всегда неоднозначна, она существует одновременно реально и потенциально. Целостность и открытость выступают как интегральные характеристики человека, определяющие совокупность отношений между реальным и потенциальным. Чтобы понять, чем является личность, нужно адресоваться к тому, чем она может быть в будущем, потому, что каждое состояние полноценно функционирующей личности ориентировано в направлении реализации возможностей. Потенциал, направление развития, перспективы становления выделяются как важнейшие характеристики личности.

В своих взаимоотношениях с миром личность проявляет себя как активная система. Она не просто отвечает на внешние воздействия, но и сама активно и целенаправленно воздействует на окружающее. Человек развивает свой собственный взгляд на мир, ставит перед собой новые задачи и решает их новыми способами. Движущие силы развития личности, лежащие в основе ее активности, связаны с двумя тенденциями: стремлением человека к избавлению от напряжения и достижению равновесия со средой (редукция напряжения) и стремлением к созданию напряжения. Личность взаимодействует с миром на разных уровнях. Некоторые системы поддерживают равновесие организма с окружающей средой и снимают состояние напряжения, но личностная система стремится к нарушению равновесия и поддержанию определенного уровня напряжения. Возникновение новых интересов, желание приобретать знания, чувство ответственности и другие формы жизнедеятельности выходят далеко за пределы редукционистского функционирования. Диалектика этих двух тенденций личности — стремления к напряжению и стремления к редукции напряжения, является основным источником активности человека. Нарушение определенного баланса тенденций часто свидетельствует о психологических проблемах личности или начале социальной дезадаптации.

В целом внутренние противоречия личности рассматриваются как один из основных побудителей саморазвития. Человек, как индивид, личность и субъект деятельности, выступает в качестве целостной, интегрированной, активной и амбивалентной системы, способной к саморазвитию. Амбивалентность личности представляет собой взаимное дополнение и взаимную компенсацию разнонаправленных личностных тенденций, качеств, особенностей, проявлений в деятельности и поведении. Система является сложной целостностью, заключающей в себе тенденции, непосредственно друг с другом не совместимые, но имеющие опосредованную совместимость. Амбивалентные тенденции (подсистемы, особенности, черты), присущие человеку, взаимодействуют различными способами. К. Юнг выделил три доминирующих способа такого взаимодействия: компенсация, противостояние, объединение.

Одна подсистема может компенсировать слабость другой. Отношения компенсации возможны и между функциями (в том числе социальными). Сам Юнг иллюстрирует компенсацию, определяя сущность противоположно направленных экстраверсии и интроверсии. Если, например, доминирующей сознательной установкой является экстраверсия, то на бессознательном уровне она будет компенсироваться через развитие вытесненной интровертированной установки. То есть при фрустрации экстравертированной установки, интровертированная начинает доминировать. Поэтому периоды активного экстравертированного поведения сменяются периодами интровертированного поведения, и такая смена является вполне естественной. Более того, абсолютно экстравертированное или абсолютно интровертированное поведение в принципе невозможно у здорового, полноценно функционирующего человека. Компенсация как способ взаимодействия подсистем личности обеспечивает своеобразный баланс между противоположными элементами.

Вторым способом взаимодействия между разнонаправленными подсистемами является противостояние. Противостояние проявляется в том, что подсистемы или тенденции вступают в конфликт, за счет которого создается напряжение, порождающее энергию. Многие исследователи исходили из того, что оппозиции возникают в человеке повсеместно: между интеллектом, волей и эмоциями (А. Ф. Лазурский); между интериоризацией и экстериоризацией (Б. Г. Ананьев); в проявлении каждой личностной черты (Т. Кеттел) и т. д. Напряжение, возникающее внутри системы, точнее, его специфика, определяет сущность самой личности на данном этапе функционирования.

Третий способ взаимодействия — объединение. Полярные феномены не только противостоят друг другу или существуют на основе взаимокомпенсации, но также притягиваются и стремятся друг к другу. Их объединяет то, по поводу чего они возникли. Объединение противоположных подсистем не есть просто их сумма. Это единство достигается за счет трансцендентной функции, действие которой завершается синтезом противоположных систем с порождением нового качества или характеристики (например, появление нового смысла деятельности или существования).

Смысловой контекст редуцирует многие виды напряжений внутри личности. Эти напряжения могут редуцироваться посредством субординационного или координационного принципа построения структуры личности. При реализации субординационного принципа более сложные и общие подсистемы личности подчиняют себе более простые. Координационный принцип реализуется во взаимодействии амбивалентных подсистем на паритетных началах, допуская относительную автономию каждого из них.

Амбивалентными являются не только внутренние феномены личности как системы, но также и отношения к различным явлениям действительности, в частности, отношения к временным характеристикам существования. Многие представители гуманистической психологии рассматривали личность как процесс, в котором существует феноменальное единство настоящего, прошлого и будущего (А. Маслоу, К. Роджерс, К. Гольдштейн). Личность не представляет собой статическое состояние человека. Она как бы простирается сквозь время. Она существует в настоящем, помня о прошлом и предвосхищая будущее. Прошлое влияет на формирование диспозиций личности, будущее — на ориентации и цели. Амбивалентность между временными характеристиками существования человека заключается в том, что и прошлое, и настоящее и будущее не остаются неизменными для самой личности. Прошлое может быть переоценено под влиянием актуального опыта. Перспективы будущего могут быть переосмыслены. Настоящее динамично само по себе. Точка соприкосновения прошлого и будущего существует в настоящем. Определенный баланс между прошлым и будущим в сознании человека и влиянии временных феноменологических факторов на него является важнейшим условием социальной адаптации. Рассматривая нормативность влияния временных характеристик на жизнедеятельность человека, следует всегда учитывать его возраст, поскольку для молодого и пожилого человека существуют различные варианты нормативности. Возраст во многом определяет уровень влияния временных факторов. Так, человеку в пожилом возрасте более свойственно ориентироваться на прошлое, молодым — на будущее, людям среднего возраста — на настоящее, прошлое и будущее в равной степени. Амбивалентность времени в жизнедеятельности человека означает его способность жить настоящим, ощущать неразрывность прошлого, настоящего и будущего, видеть свою жизнь целостной.

В широком смысле амбивалентность можно рассматривать как основную интегральную характеристику и закономерность развития человека как индивида, личности и субъекта деятельности. В самом феномене амбивалентности человека заложены потенциальные возможности для успешной социальной адаптации, которые необходимо актуализировать в условиях особых социальных ситуаций, когда субъект не справляется с жизненными трудностями и ему нужна психологическая помощь социального работника.

Гуманистический подход к пониманию человека как уникальной, открытой, интенциональной, амбивалентной системы, способной к самопознанию и саморазвитию, базируется на понимании основных закономерностей его социального развития:

1. Развитие человека осуществляется только в процессе реальной деятельности на основе взаимодействия с другими людьми.

2. Движущей силой социального развития является противоречие между растущими потребностями человека и реальными возможностями его удовлетворения.

3. Стабильные периоды развития чередуются с нестабильными периодами, которые выступают как переходные этапы и несут в себе возможности качественных новообразований личности.

4. Наиболее благоприятными условиями социального развития личности выступают: социальная поддержка, референтная группа и динамика потребностей личности.

5. На каждом этапе социального развития человек обладает особой чувствительностью — сензитивностью по отношению к тем или иным внешним воздействиям, способствующим формированию определенных психических и личностных новообразований.

 

2.5. Социальная работа в поисках нового качества социальной политики

 

В современном мире, который становится все более разнообразным, но одновременно и более открытым, «меньшинства» как таковые в сумме постепенно превращаются в большинство. Путь, который ранее представлялся магистральным и прямо ведущим в светлое будущее, делается все менее ясным. Универсальные рецепты вызывают все большее недоверие. Государство, прежде воспринимавшееся как главный инструмент их реализации, все чаще оказывается главным препятствием на пути достижения свободы, равенства и братства — идеалов, которые вдохновляли борцов за права человека, как эволюционистов, так и революционеров. Новый этап коллективного мышления и третий цикл философии прав человека — это реакция на универсализм и «огосударствленность» старой системы, т. е. на те ее качества, которые сковывают свободу индивидуального выбора, мешают видеть конкретные проблемы живых людей, реальные проблемы «меньшинств» любого рода.

Все прежние системы социальной защиты и поддержки, даже создававшиеся из лучших побуждений, постепенно превратились в диктатуру экспертов и бюрократов, поскольку всегда покоились на убеждении, что эксперты могут дать точный прогноз, предложить оптимальные решения, и тогда путем принятия мудрых законов и постановлений можно будет в совершенстве отрегулировать все стороны жизнедеятельности общества. Утопичность подобных взглядов становится все более очевидной. В настоящее время недоверие вызывает сама идея абсолютного прогресса, понимаемого как одностороннее движение «вперед и вверх» в направлении все большей рациональности и универсальности в социальных отношениях. Параллельный экономический и социальный кризис в развитых капиталистических странах и развал СССР, обострение глобальных экологических проблем, а также тот факт, что ученые не смогли предвидеть такого развития событий, — все это стимулировало критический пересмотр общепринятых взглядов. Широкое наступление идеологии неоконсерваторов или, другими словами, «новых правых» привело к свертыванию «государства всеобщего благоденствия», всеобщего права на бесплатное социальное обеспечение при резком одновременном сокращении ассигнований на социальные нужды и принятии курса на частичную приватизацию социальных служб. Снова, как и полвека назад и ранее, когда идея государства всеобщего благоденствия активно пробивала себе дорогу, разные партии и движения выступили на редкость единодушно.

Нужно отметить, что социальная ответственность — основа современной политики. Она в гораздо большей степени, чем законодательная, порождает доверие между разными социальными группами. Это связано в первую очередь с тем, что социальная ответственность есть ответственность внутренняя, а не внешняя, которая присуща людям, группам людей, их представителям не потому, чти невыполнение обязательств влечет за собой то или иное наказание, а потому, что выполнение обязательств есть осознанная и принятая необходимость. И именно на таком фундаменте доверие наиболее прочно. Причем, с позиций права понятие «социальная ответственность» тесно связано с понятием «социальное отклонение».

 

2.6. Социальная работа как наука

 

Как наука социальная работа имеет собственный предмет и объект исследования, своеобразную проблематику. Она исследует социальные отношения, процессы социального взаимодействия с целью решения проблем клиента, возникающих в результате влияния различных биологических и социальных факторов. Отличительной чертой социальной работы как теории является то, что она получила свое собственное развитие после признания социальной работы как профессии. Новая теория создавалась как результат настоятельной потребности общества в научно-теоретических исследованиях в области социального развития и взаимоотношений между личностью и обществом на новом социально-политическом и экономическом этапе развития общества, а также потребности в научно-практических и методологических рекомендациях по оказанию социальных услуг людям, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях.

Социальная работа как теория находится на стыке традиционных направлений социальных наук: философии, психологии, социологии, медицины, политологии, экономики, антропологии, этики и др. В число ее проблем входят специфические исследования, связанные с соотношением социальной работы и социальной политики, с социальными процессами, а также с ответственностью общества за адекватное развитие личности. Таким образом, тематика исследований в области социальной работы достаточно широка и определяется рамками сложной системы: «социальная среда — человек».

Методология социальной работы подразумевает изучение предмета, объекта, в котором помимо клиента присутствует и сам социальный работник, а также социального контекста, в рамках которого происходит взаимодействие социального работника и клиента, структуры социальной работы, и принципов функционирования отрасли. Большое внимание в социальной работе уделяется изучению и разработке технологий, т. е. способов и методов конкретной практической социальной работы с различными группами и типами клиентов, нуждающихся в социальных услугах. Особое место занимает разработка превентивных и коррекционных технологий, направленных на предотвращение или исправление социальных болезней и девиаций.

Для социальной работы как отрасли научного знания характерны две противоборствующие тенденции, связанные с ответом на вопрос: что первично для развития социальной работы: научные знания, теория, с одной стороны, или практика, социальное действие, с другой? Еще одна спорная дилемма: что лежит в основе социальных проблем: общественные отношения, общество в целом, социальная среда или же человек, в котором заключены детерминированные природой основные причины всех его личных бед и несчастий?

В социальной работе, по мнению многих зарубежных авторов, научно-исследовательская деятельность и практическая деятельность развиваются в основном независимо друг от друга. Однако большинство исследователей считают, что на учреждение социальной работы как социального института первостепенное влияние оказали мировоззренческие факторы, попытки научного осмысления социальной действительности и социальных противоречий. Основным генерирующим началом явилось теоретическое знание, которое и легло в основу социальной практики и социальной науки.

Другое направление утверждает первоосновой социальную практику и социальное действие и соответственно вторичность научного знания. По мнению ряда ученых, в противном случае теория будет отдаляться от практики и даже мешать практикующим социальным работникам оказывать эффективную помощь нуждающимся.

Если исходить из того, что первопричина социальной дисгармонии общество, его устройство, то социальная работа должна быть ориентирована прежде всего на реформирование или радикальное изменение этого общества.

Если же принять за первопричину социальных проблем самого человека, то для достижения гармонии необходимо изменять прежде всего человека, а не его окружение. В таком случае социальная политика должна опираться на развитие учреждений, занятых проблемами воспитания, социализации, коррекции и реабилитации, т. е. на развитие социально-психологической работы.

В социальной работе не существует единой теории, а наука представлена разнообразными общественными, социальными научными школами, в рамках которых и разворачиваются основные исследовательские традиции, предлагающие обществу и практической социальной работе различные научные и научно-практические парадигмы.

Несмотря на многообразие теоретических построений для практической социальной работы, ее сущностно-функциональная характеристика может быть выражена в деятельности, направленной на изменение, которое в конечном счете ориентировано на содействие в гармонизации отношений между отдельными индивидами, индивидом и группой, индивидом и социумом, общественных отношений в целом, обеспечение социального благосостояния его граждан, формирование чувства личной ответственности за коллективное благосостояние, со стратегической перспективой на устойчивость развития конкретной социальной системы.

Все вышесказанное характеризует социальную работу как полипарадигмалъную теорию и практику. В современной социальной работе существует множество моделей практики, основанных на тех или иных теоретических взглядах. Например, когда речь идет о традиционной социальной работе на индивидуально-личностном уровне, это прежде всего психолого-ориентированные модели. Среди них психодинамические модели, основу которых составляет модернизированный фрейдизм, эгопсихологическая модель и трансакциональный анализ. Еще одна группа моделей практической работы использует бихевиористские теории.

 

2.7. Социальная работа как учебная дисциплина

 

Социальная работа как учебная дисциплина в Российской Федерации, находясь на стыке многих наук, включает в себя теорию, технологию, историю социальной работы (в том числе зарубежный опыт), а также основы философии, психологии, социологии, педагогики и других общегуманитарных и специальных общественных дисциплин в преломлении к специфике оказания конкретной помощи человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию в конкретном социуме. Как учебная дисциплина она помогает овладеть научно-теоретическими знаниями анализа социально-политической обстановки, дать возможность вычленить из нее группу или отдельную личность, оказавшуюся за пределами адекватного общественного состояния или поведения.

Обучающиеся социальной работе овладевают различными технологиями, позволяющими им обеспечивать посредничество между нуждающимся в помощи человеком и обществом, стимулировать клиента к выполнению им социально значимой деятельности, предотвращать социальные взрывы и корректировать девиантное поведение.

Система образования по социальной работе должна представлять собой сочетание теоретических и практических составляющих. Одним из важных элементов в подготовке специалистов по социальной работе должно быть освоение основ медицины, психиатрии, психотерапии, медицинской психологии, права и др. Обязательным в системе подготовки таких специалистов должен быть комплекс специальных мер, обеспечивающих личностную психопрофилактику будущих специалистов и активный характер обучения (личностно- и профессионально-ориентированный тренинг). Учебный процесс должен строиться таким образом, чтобы стимулировать развитие самостоятельной активности обучающихся.

Основная цель образования — получение теоретических знаний, приобретение практических умений и навыков, соответствующих основным требованиям подготовки специалиста по социальной работе. Специалист по социальной работе — специалист с высшим образованием по специальности «социальная работа», получивший базовую подготовку, которая предполагает три направления обучения: общегуманитарные и социально-экономические дисциплины, общематематические и естественнонаучные дисциплины и специализации по социальной работе.

В области общегуманитарных и социально-экономических наук изучаются: этические и правовые нормы, регулирующие отношения человека к человеку, обществу, окружающей среде, целостное представление о процессах и явлениях, происходящих в неживой и живой природе, возможности современных научных методов познания природы; научное представление о здоровом образе жизни; культура мышления и его общие законы; научная основа организации труда; информатика; сущность и социальная значимость социальной работы и ее взаимосвязь в целостной системе знаний.

В области общепрофессиональных дисциплин: специфика социальной работы в различной социальной среде; передовой отечественный и зарубежный опыт социальной работы; основные психические функции и их физиологические механизмы, соотношение природных и социальных факторов становления психики, значение воли и эмоций, потребностей и мотивов, а также бессознательных механизмов в поведении человека; научное представление о социологическом подходе к личности, факторах ее формирования в процессе социализации и основных закономерностях и формах регуляции социального поведения, о социальных общностях и социальных группах, видах и исходах социальных процессов; типология, основные источники возникновения и развития массовых социальных движений, формы социальных взаимодействий, факторы социального развития, типы и структуры социальных организаций; основы общей и семейной педагогики; формы, средства и методы педагогической деятельности; формы и методы воспитательной работы и просвещения; национальные особенности быта и семейного воспитания, народные традиции; нормы семейного, трудового, жилищного законодательства, регулирующие охрану материнства и детства, права несовершеннолетних, пенсионеров, инвалидов, обеспечивающие их социальную защиту; основы уголовного и гражданского права; порядок и организация опеки, попечительства, усыновления, лишения родительских прав, направления в специальные учебно-воспитательные учреждения; организация медико-социальной работы, социального просвещения, пропаганды здорового образа жизни; знание научных исследований в узких направлениях социальной работы.

В подготовку социального работника также входит владение иностранным языком с учетом возможности профессиональной деятельности в иноязычной среде; владение культурой мышления, знание его общих законов, умение организовать свой труд, владение компьютерными методами сбора, хранения, обработки, редактирования информации, в сфере профессиональной деятельности; умение в условиях развития науки и изменяющейся социальной практики переоценивать накопленный опыт, анализировать свои возможности, приобретать новые знания, используя современные информационные образовательные технологии; способность к проектной деятельности в профессиональной сфере; владение принципами системного анализа; умение строить и использовать модели для описания и прогнозирования различных явлений, осуществлять их качественный и количественный анализ.

Социального работника должно характеризовать умение поставить цель и сформулировать задачи, связанные с реализацией профессиональных функций, использовать для их решения научные методы; способность к кооперации с коллегами по работе в коллективе; знакомство с методами управления; умение организовать работу исполнителей, находить и принимать управленческие решения; владение основами педагогической деятельности; готовность к работе над междисциплинарными проектами; понимание смысла взаимоотношения духовного и телесного, биологического и социального начал в человеке, отношения человека к природе и возникающих в эпоху технического развития противоречий и кризиса существования человека в природе.

Для социального работника должно быть свойственно понимание феномена культуры, ее роли в человеческой жизнедеятельности, способов приобретения, хранения и передачи социального опыта базисных ценностей культуры; умение оценивать достижения культуры на основе знания их исторического контекста; способность к диалогу как способу отношения к культуре и обществу, в том числе — собственной страны и составляющих ее регионов, умение выражать и обосновывать свою позицию по вопросам, касающимся ценностного отношения к историческому прошлому.

В целом, получив теоретические знания и практические навыки, специалист по социальной работе должен быть способен к организационно-управленческой, научно-педагогической и практической деятельности в сфере социальной работы.

В мире насчитывается несколько тысяч высших школ социальной работы, а также специализированных факультетов университетов, ведущих подготовку профессионалов для социальной сферы. В Российской Федерации подготовкой специалистов высшей квалификации по социальной работе занимаются свыше 60 высших учебных заведений, подготовкой социальных работников среднего звена — сотни средних специальных учебных заведений. После официального учреждения в 1991 г. профессионального статуса социального работника наблюдается устойчивая тенденция расширения в системе высшего образования сети специализированных университетов, академий, институтов, колледжей, занимающихся подготовкой и переподготовкой кадров для социальной сферы, в том числе и для органов и учреждений социальной сферы.

Переподготовка кадров и повышение квалификации уже действующих специалистов на базе высшей школы проводится в основном в очно-заочной форме. Государственная система подготовки и переподготовки кадров для социальной сферы носит многоуровневый характер. В нее входят государственные университеты, медицинские и педагогические институты и университеты, педагогические колледжи, кадровые центры, технологические вузы, техникумы, профессионально-технические училища и лицеи. Однако, в целом, ощущается серьезная нехватка кадров высшей квалификации, что характерно для многих стран мира, даже для стран с развитой системой социального обслуживания (США, Великобритания, Швеция и др.). В ряде случаев эту проблему решают при помощи наставничества (тьюторства, супервизорства), когда высококвалифицированные кадры помогают большому количеству малоквалифицированных социальных работников познать основы социальной работы через совместную практическую деятельность, подразумевающую постоянный контроль и помощь старших младшим. Другой способ получения знаний — конференции, совещания, симпозиумы. Ежегодно в мире проводится более 100 национальных и международных конференций в областях, связанных с социальной сферой, как правило, организованных при участии профессиональных обществоведов, организаций социальных работников.

Социальная работа — универсальный вид деятельности. Это обусловливает междисциплинарный характер теории, практики социальной работы, всестороннюю и глубокую связь с другими научными и учебными дисциплинами, особенно гуманитарными.

 

Глава 3. ОСНОВАНИЯ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

 

Для теории и практики социальной работы принципиальное значение имеет целостное осмысление проблемы человека, как органическое единство биогенных, психогенных и социогенных элементов. Социальная работа не может эффективно решать свои задачи без обращения к природе и сущности мировоззрения человека.

Существенное место в миропонимании человека занимают его воззрения, представления о смысле и цели жизни. Ценность жизни зависит от совпадения, единства личного и общественного, от согласованности жизненных установок личности и общества, которые в зависимости от характера общественного строя и индивидуальных черт человека могут быть и в противоречии.

 

3.1. Субъект и объект социальной работы

 

Стратегия социальной работы заключается в изучении человека, его целостности, мира, индивидуальности и универсальности. На практике же большинство моделей социальной работы сосредоточено на технологических аспектах оказания помощи. Эффективность социальной работы зависит от осмысления сущности жизнедеятельности человека, ее изменений под воздействием экономических, социально-психологических факторов. Формирование мира человека — сложный процесс познания, закрепления, творческого освоения мировоззренческих, идеологических, нравственных установок общества, процесс усвоения социальных качеств, знаний и умений, созданных обществом, на основе чего вырабатывается свое видение и оценка вещей.

Активная, творческая природа человека по-разному интерпретируется и учитывается в различных моделях теории и практической организации социальной работы. Особенно важным для понимания человека как целостной личности стало развитие гуманистической психологии (К. Роджерс, А. Маслоу, В. Франкл и др.). Все способы познания должны быть использованы при систематическом целостном разностороннем изучении социокультурных феноменов, и прежде всего человека — как неотъемлемой части той культурной среды, социокультурной традиции, что обусловливает его развитие и характерные для него проблемы.

Объект и предмет — основополагающие категории развития теории социальной работы. Для данной теории характерно разнообразие методологических подходов к их выделению. Так, в словаре-справочнике по социальной работе отмечено: «Объектом исследования социальной работы является процесс связей, взаимодействий, способов и средств регуляции поведения социальных групп и личностей в обществе. Предметом социальной работы как самостоятельной науки являются закономерности, обусловливающие характер и направленность развития социальных процессов в обществе».

Границы, объекта и предмета теории социальной работы связываются с понятиями «социальное взаимодействие», «социальные и межличностные отношения», «социальные изменения», «социальная динамика» и «социальная структура». Предметная сущность социальной работы, несмотря на многообразие теоретических подходов, характеризуется таким общим понятием, как «социальность», которое выражает многообразные способы и формы сосуществования и взаимодействия в обществе как системе целостных социальных субъектов.

Социальное сосуществование и взаимодействие должно строиться на началах социального равенства и партнерства, справедливого распределения материальных благ, надежных гарантий для творческого самоутверждения всех субъектов общества. Такое понимание социальности является важнейшим критерием осуществления социальной работы.

Объект и предмет социальной работы, с одной стороны, обусловлены целями и задачами практической социальной работы, а с другой — определяют границы и содержание теории и практики социальной работы. Существует множество определений объекта и предмета социальной работы. Они во многом сходны в том, что в современных условиях социальная работа выходит за границы практической социальной помощи и все более становится фундаментальным теоретическим знанием о человеке в системе социальных отношений и взаимодействий, о способах улучшения его социального бытия и социального самочувствия.

Субъект и объект социальной работы — важнейшие компоненты системы теории и практики социальной работы. Объект социальной работы — это прежде всего человек в системе социальных связей и отношений, на которого направлено социальное действие. Это клиент социальной помощи, социальной адаптации и реабилитации, социальной диагностики и профилактики, социальной экспертизы и социальной терапии.

Объект социальной работы — клиент — человек, нуждающийся в социальной защите. Исторически сначала в понятие клиента включались люди, имевшие предрасположенность к нарушению общепринятых стандартов (нищие) или затруднения в адаптации (мигранты). Со временем меняются не только категории клиентов, но и группы проблем, формирующие клиентов социальной работы. Впоследствии категория клиентов была распространена на людей, которые под воздействием общества и ненормальных условий жизни, которые это общество создает, теряют возможность нормального функционирования. В этой трактовке к клиентам социальной работы относили маргиналов, безработных людей, имеющих те или иные проблемы в семейных отношениях. В настоящее время клиентом социальной работы определяется любой человек, группа или община, которые нуждаются в помощи социального работника и с которым достигнуто соглашение о совместной работе.

В таком широком контексте клиентом социальной работы может быть любой человек с любой проблемой. В теории социальной работы существуют различные типологии клиентов современной социальной работы. Например, по направленности и характеру взаимодействия: индивид; группа; сообщество; или по специфике запроса: агрессоры, вежливые, немые и т. п.

Субъект социальной работы — это тот, кто осуществляет социальную помощь. Это могут быть государственные организации (органы социального страхования, социальной защиты), общественные организации (различные благотворительные союзы, организации, фонды и т. д.) и частные лица — специалисты в сфере социальной работы различных квалификаций (социальный терапевт, социальный геронтолог, социальный эколог и т. п.) или добровольные помощники — волонтеры. Социальная работа имеет двусторонний характер. В основе оказываемой социальной помощи лежит система взаимодействий социального работника с клиентом, равно как и со значимым социальным окружением клиента.

 

3.2. Человек и социальная группа в системе социальных взаимодействий

 

Рассмотрение проблем места человека в системе социальных взаимодействий, как выявление одной из граней предмета социальной работы — это решение вопросов о том, каковы типовые способы, которыми люди устанавливают между собою самые разнообразные связи, как они поддерживают эти связи, каковы условия сохранения и поддержания этих связей, каким образом эти связи оказывают влияние на сохранение целостности социальной системы, каким образом характер социальной системы оказывает воздействие на способы взаимодействия входящих в нее людей и, наконец, каким образом на эти системы можно оказывать социальное воздействие.

Наиболее полное определение социального взаимодействия было дано П. Сорокиным: «Явление взаимодействия людей дано тогда, когда: а) психические переживания или б) внешние акты, либо в) либо то и другое одного (одних) людей представляют функцию существования и состояния (психического и физического) другого или других индивидов».

На этой основе можно классифицировать различные виды социального взаимодействия. Так, социальное взаимодействие можно типологизировать по следующим признакам. В зависимости от количества и качества индивидов, участвующих в процессе взаимодействия: а) взаимодействия, происходящие между двумя одиночными индивидами; б) между одиночным индивидом и группой; в) между двумя группами. В зависимости от характера актов (действий), совершаемых взаимодействующими субъектами: а) взаимодействия, зависимые от делания и неделания (воздержания и терпения): б) взаимодействие одностороннее и двустороннее; в) взаимодействие длительное и временное; г) взаимодействие антагонистическое и солидаристическое; д) взаимодействие шаблонное и нешаблонное; е) взаимодействие сознательное и бессознательное; ж) взаимодействие интеллектуальное, чувственно-эмоциональное и волевое.

И, наконец, типология взаимодействий в зависимости от проводников: а) формы взаимодействия в зависимости от природы проводников (звуковое, свето-цветовое, двигательно-мимическое, предметно-символическое, посредством химических реагентов, механическое, тепловое, электрическое); б) взаимодействие непосредственное и опосредованное.

Понятие социального взаимодействия является центральным в социальных науках и рассматривается на двух основных уровнях исследования — микро- и макроуровне. На микроуровне изучаются процессы общения между индивидами, находящимися в прямом и непосредственном контакте; такое взаимодействие протекает, главным образом, в пределах малых групп. Что касается макроуровня социального взаимодействия, го это взаимодействие крупных социальных групп и структур.

Современные социологические теории трактуют социальное взаимодействие как теорию социального обмена (П. Блау), теорию конфликта (Р. Дарендорф), теорию рационального выбора и рационального поведения. Другой влиятельной теорией, ставящей своей целью дать объяснительное описание социального взаимодействия, является символический интеракционизм (Г. Блумер, Дж. Мид, Ч. Кули). При этом особое внимание уделяется анализу языка как главного символического посредника взаимодействия. Взаимодействие, таким образом, рассматривается как «непрерывный диалог между людьми, в процессе которого они наблюдают, осмысливают намерения друг друга и реагируют на них».

Следует упомянуть еще две влиятельные социологические концепции взаимодействия. Первая из них — этно-методология. Базовое предположение здесь состоит в том, что правила, регулирующие контакты между людьми, обычно принимаются ими на веру, в готовом виде. Таким образом, этнометодология ставит своей целью исследование того, каким образом люди конструируют свой мир. Ее предметом выступают скрытые, неосознаваемые механизмы социальной коммуникации между людьми. Автор еще одной концепции социального взаимодействия, Э. Гоффман назвал ее управлением впечатлениями. Основной интерес его исследований был связан с элементами скоротечных встреч, возможностями, заложенными в моментальных столкновениях, т. е. с социологией повседневной жизни. Для того, чтобы изучить и понять порядок таких встреч, Гоффман использовал драму как аналогию для постановки социальных встреч, поэтому его концепцию называют иногда драматургическим подходом. Основная идея его состоит в том, что в процессе взаимодействия люди обычно разыгрывают друг перед другом своеобразные «шоу», режиссируя впечатления о себе, воспринимаемые другими. Социальные роли, следовательно, аналогичны театральным ролям. Таким образом, люди проектируют собственные имиджи, причем обычно такими способами, которые наилучшим образом служат их собственным целям.

Все отношения, возникающие между людьми в обществе, называют социальными, т. е. присущими обществу. Социальные отношения — специфические отношения между людьми, связанные с удовлетворением их потребностей в социальной сфере жизнедеятельности (общение, дружба, любовь, самоутверждение).

Обстоятельства повседневной жизни ежедневно сталкивают человека со многими другими людьми. В соответствии со своими потребностями и интересами человек отбирает в этом множестве тех, с которыми он вступает в различные взаимодействия.

Различают следующие виды взаимодействий: а) контакты — кратковременные связи (купля-продажа, обмен взглядами на улице, разговор попутчиков в автобусе); б) социальные действия — действия человека, который вступает в осознанные и рациональные связи и ориентируется на действия других людей, пытаясь достичь своих собственных целей. Таким образом, под социальным взаимодействием понимается система взаимообусловленных социальных действий, связанных циклической причинной зависимостью, при которой действия одного субъекта являются одновременно причиной и следствием ответных действий других субъектов.

Принято также различать три основные формы взаимодействия — кооперацию, конкуренцию и конфликт: а) кооперация — сотрудничество нескольких индивидов (групп) ради решения общей задачи; б) конкуренция — индивидуальная или групповая борьба за обладание дефицитными ценностями (благами). Ими могут быть деньги, собственность, популярность, престиж, власть; в) конфликт — скрытое или открытое столкновение конкурирующих сторон. Он может возникнуть и в кооперации, и в конкуренции. Соревнование перерастает в столкновение, когда конкуренты пытаются помешать либо устранить друг друга из борьбы за обладание дефицитными благами. Когда равные соперники, например, индустриальные страны, соревнуются за власть, престиж, рынки сбыта, ресурсы мирным путем, это называется конкуренцией. А когда это происходит не мирным путем, возникает вооруженный конфликт —- война.

Отличительная черта взаимодействия, которая выделяет его просто от действия, — это обмен. Любое взаимодействие есть обмен. Обмениваться можно чем угодно: знаками внимания, словами, значениями, жестами, символами, материальными предметами.

Структура обмена достаточно проста: агенты обмена — два или более человека; процесс обмена — совершаемые по определенным правилам действия; правила обмена — устанавливаемые устно или письменно предписания, допущения и запреты, предмет обмена товары, подарки, знаки внимания и т. п.; место обмена — заранее условленное или спонтанно возникшее место встречи.

В общем виде социальное взаимодействие — сложная система обменов, обусловленных способами уравновешивания вознаграждений и затрат. Если предполагаемые затраты выше ожидаемого вознаграждения, люди вряд ли начнут взаимодействовать, когда их к тому не принуждают. В социальном обмене — так мы можем назвать социальное взаимодействие между вознаграждением и затратами — нет прямо пропорциональной зависимости.

Социальное взаимодействие основано на социальных статусах и ролях. На этом основана вторая типология социального взаимодействия по сферам жизнедеятельности:

а) экономическая сфера — где индивиды выступают как собственники и наемные работники, предприниматели, рантье, капиталисты, бизнесмены, безработные, домохозяйки;

б) профессиональная сфера — где индивиды участвуют как водители, банкиры, профессора, шахтеры, повара;

в) семейно-родственная сфера — где люди выступают в роли отцов, матерей, сыновей, кузин, бабушек, дядей, тетей, крестных отцов, побратимов, холостяков, вдов, новобрачных;

г) демографическая сфера — контакты между представителями различных полов, возрастов, национальностей и рас (национальность еще включается в понятие и межэтнического взаимодействия);

д) политическая сфера — где люди противоборствуют или сотрудничают как представители политических партий, народных фронтов, общественных движений, а также как субъекты государственной власти: судьи, полицейские, присяжные, дипломаты и т. д.;

е) религиозная сфера — контакты между представителями разных религий, одной религии, а также между верующими и неверующими, если по содержанию их действия относятся к области вероисповедания; ж) территориально-поселенческая сфера — столкновения, сотрудничество, конкуренция между местными и пришлыми, городскими и сельскими, временно и постоянно проживающими, эмигрантами, иммигрантами и мигрантами.

Все многообразие видов социального взаимодействия и складывающихся на их базе социальных отношений принято делить на две сферы — первичную и вторичную. Первичная сфера — область личных отношений и взаимодействия, существующих в малых группах среди друзей, в группах сверстников, в кругу семьи. Вторичная — это область деловых, или формальных, отношений и взаимодействий в школе, магазине, театре, церкви, банке, на приеме у врача или юриста. Соответственно, отношения людей в этих сферах не похожи. Вторичные отношения — сфера социально-статусных отношений. Их еще называют формальными, безличными, анонимными.

Человек в системе социального взаимодействия — важная грань характеристики предмета теории социальной работы. Содержание социального взаимодействия определяется исходной проблемой в том виде, как она заявлена клиентом или обнаружена социальным работником. В связи с этим основная задача социального работника — это организация и структурирование ситуации взаимодействия с клиентом таким образом, чтобы достичь эффективных результатов социальной помощи.

Выделим следующие сущностные характеристики социального взаимодействия: а) обусловленность взаимодействия гуманистическими ценностями (уважение личности клиента, его самоопределение) — неотъемлемая часть позиции социального работника во взаимодействии, которая определяет все качественные характеристики взаимодействия; б) активное участие клиента в целеполагании, в определении желаемых результатов и задач совместной работы; в) сочетание эмоционального (установление атмосферы доверия, личностной безопасности) и рационального (поиск рациональных способов решения проблемы в вербальной форме и отслеживание процесса ее результата) компонентов во взаимодействии; г) функционально-ролевой характер взаимодействия.

Социальное взаимодействие выступает как важный интегрирующий фактор образования малых социальных групп. Понятие «социальная группа» относится, в принципе, к любым общностям людей, в том числе и к достаточно большим. Наиболее общее определение социальных групп звучит следующим образом: «Это коллективы индивидов, которые взаимодействуют между собой и формируют социальные отношения». Другими словами, под социальной группой понимают любую совокупность индивидов, которые объединены общими интересами и, в силу этого, взаимодействуют между собою. Социологический словарь выделяет такие внешние отличительные черты любой социальной группы: 1) она развивается; 2) для нее характерен определенный набор социальных норм, регулирующих взаимодействия; 3) она имеет свою ролевую структуру.

Одним из основоположников теории малых групп был американский социолог и социальный психолог Ч. Кули. Он довольно широко применял в своих исследованиях метод органической аналогии и рассматривал общество, социальные группы и индивидов как единый живой организм. Кули считал, что связь между обществом в целом и входящими в его состав малыми группами осуществляется с помощью некого идеала «морального сообщества» — представления, доминирующего в обществе относительно самых общих вопросов социального изменения и развития.

Начиная с 20-х гг. прошлого века, исследование малых групп становится самостоятельным направлением макросоциологии и социальной психологии. Интерес социологов к малым группам исходил из того, что результаты этих исследований можно экстраполировать на все более крупные социальные общности.

Для теории социальной работы важен подход Р. Мертона, который определяет характеристики малых групп качественным и гораздо более обобщенным образом. Он полагает, что малой может считаться любая социальная группа, обладающая тремя свойствами: 1. Постоянство (регулярность) совместного пространственно-временного бытия. 2. Осознание всеми этими регулярно собирающимися вместе людьми своего членства в группе (самоидентификация). 3. Признание за этими людьми принадлежности к данной группе со стороны внешнего окружения (идентификация). Это своеобразное «влияние извне» заставляет группу сохранять свою целостность и еще более усиливает степень взаимодействия между ее членами.

В зависимости от цели исследования может существовать не одна, а несколько типологий. Так, если нас будет интересовать степень глубины межличностных отношений членов группы, степень эмоциональной близости между ними, мы будем подразделять группы на формальные и неформальные. Формальная группа структурирована, организована, в ней определены функции лидерства и подчинения. Что касается неформальной группы, то она образуется как результат личностной, эмоциональной предрасположенности друг к другу ее членов; формируется спонтанно (самопроизвольно), по инициативе составляющих ее индивидов.

Важным видом типологии является разделение малых групп на первичные и вторичные. Следует с самого начала подчеркнуть относительность такого разделения. Первичная группа — это малая группа, отличающаяся более (иногда даже — наиболее) высокой частотой и плотностью контактов между ее членами. Первичная группа чаще всего является составной частью другой малой группы, которая в этом случае выступает вторичной по отношению к первой. Если мы рассмотрим в качестве примера студенческую (академическую) группу, то она может считаться первичной по отношению к курсу (потоку), объединяющему несколько групп.

Очень часто для индивида первичная группа, к которой он принадлежит, выступает одной из важнейших референтных групп. Этим термином обозначают ту группу (реальную или воображаемую), система ценностей и норм которой выступает для индивида своеобразным эталоном. Человек всегда — вольно или невольно — соотносит свои намерения и поступки с тем, как могут их оценить те, чьим мнением он дорожит, независимо от того, наблюдают они за ним реально или только в его воображении. Референтной может быть и та группа, к которой индивид принадлежит в данный момент, и та группа, членом которой он был прежде, и та, к которой он хотел бы принадлежать. Персонифицированные образы людей, составляющих референтную группу, образуют «внутреннюю аудиторию», на которую человек и ориентируется в своих помыслах и поступках.

Практически на протяжении всей жизни группы не прекращается групповая интеграция — процесс превращения группы в единое целое на основе взаимного приспособления, адаптации членов группы друг к другу. С самых первых дней совместного существования начинается структурирование — формирование внутренней структуры, с выделением лидеров и других статусных позиций и, соответственно, вырабатыванием рисунка ролей, соответствующих этим статусам.

Одновременно развивается система норм и ценностей, характерных для данной группы; иногда это сопровождается выработкой особых ритуалов, которыми сопровождаются совместные действия, совместное времяпрепровождение. Для того, чтобы поддерживать соблюдение этих норм и ценностей, на членов группы оказывается групповое давление. Оно осуществляется с помощью разнообразных групповых санкций, как позитивных, так и негативных. Крайними формами негативных санкций, применяемых к тем, кто не разделяет ценностей и не выполняет норм (аутсайдерам), могут быть бойкот или даже остракизм (изгнание).

Важнейшим видом социального взаимодействия, осуществляемого в социальной группе, является формирование любого человека как полноправного и полноценного члена общества. Это процесс называется социализацией. Этот термин используется для описания процесса, в ходе которого и с помощью которого люди обучаются приспосабливаться к социальным нормам, т. е. процесса, делающего возможным продолжение общества и передачу его культуры из поколения в поколение. Этот процесс концептуализируется двумя путями: 1) социализацию можно понимать как инернализацию социальных норм: социальные нормы становятся обязательными для индивида в том смысле, что они, скорее, устанавливаются им самим для себя, нежели навязываются ему средствами внешней регуляции и являются, таким образом, частью собственной индивидуальности личности. Благодаря этому индивид ощущает внутреннюю потребность в приспособлении к окружающей его социальной среде; 2) социализацию можно представить как сущностный элемент социального взаимодействия на основе предположения о том, что люди желают повысить цену своего собственного само-имиджа, добиваясь одобрения и повышения статуса в глазах других; в этом случае индивиды социализируются в той мере, в какой они направляют свои действия в соответствии с ожиданиями других.

Социализацию принято разделять на три стадии: на первичной стадии (социализация младенца) главным агентом социализации выступает семья; вторичная стадия охватывает период получения формального образования; и третья стадия — это социализация взрослого человека, его социальные роли, к которым первичная и вторичная социализации не могут подготовить их в полной мере (например, становление наемного работника, мужа, жены, родителя). Приобщение индивидуального интеллекта к социальному совершается в процессе социализации и является важной частью ее.

Одним из важных последствий социализации личности следует считать формирование социального характера. Под индивидуальным характером в социальной психологии именуют совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающихся и проявляющихся в деятельности и общении, обусловливающую типичные для нее способы поведения. Индивидуальный характер складывается в процессе общения. А общение — одна из разновидностей социального взаимодействия. Стало быть, индивидуальный характер есть не что иное, как продукт социального взаимодействия. Кроме того, именно в контактах с другими людьми индивидуальный характер проявляется в наибольшей мере. Необходимо иметь представление о национальном характере. Процесс социализации каждого из нас испытывает на себе определенное давление социального окружения, связанное с господством традиций, обычаев, ритуалов, в которых проявляются особенности национальной культуры того общества, в котором мы живем. К такому выводу приходили многие этнографические исследования, выявившие, что различные люди, живущие в одном обществе и воспитывающиеся в условиях одной и той же культуры, обладают некоторой суммой одинаковых черт своего поведения.

Таким образом, в поведении каждого из нас в той или иной мере проявляются черты как индивидуальной, неповторимой личности, так и национального характера, общие для всех людей, разделяющих приверженность традициям, обычаям и нравам того народа, к которому мы принадлежим. Социальный характер — это система правил взаимодействия любого индивида со всеми другими членами своей и смежных групп. Характеристика того или иного социального характера связана с определением определенного типа социальной комфорности, социальной адаптированности, социальной кофликтности.

В понимании места человека и социальной группы в системе социальных взаимодействий для теории и практики социальной работы важным является осмысление отклоняющегося поведения и социального контроля. Само слово «девиация» — это русскоязычный перевод поздне-латинского deviatio, т. е. отклонение. Этот термин используется для обозначения различных типов поведения, отклоняющихся от нормального. Девиантное, т. е. отклоняющееся от норм, поведение охватывает огромный спектр человеческих поступков. В зависимости от амплитуды отклонения, а также от характера нарушаемых норм можно выделить три степени его.

1) Незначительные отступления от норм морали и этикета; мы будем называть такое поведение собственно девиантным.

2) Нарушения норм права, но также не столь значительные, чтобы за них наступала уголовная ответственность, называются в социологии делинквентным поведением.

3) Серьезные нарушения норм уголовного права, именуемые преступлениями, можно было бы назвать криминальным поведением.

Понятие «делинквентное поведение» охватывает довольно широкий спектр нарушений правовых и социальных норм. А в криминологии он определяется как типично молодежное (юношеское) правонарушение, что указывает на довольно высокий уровень подлежащих судебному или административному преследованию правонарушений, совершаемых молодыми людьми (чаще мужского пола) в возрасте между 12 и 20 годами.

В теории социальной работы принято следующее различие между собственно девиантным и делинквентным поведением: первое относительно, а второе — абсолютно. То, что для одного человека или группы — отклонение, то для другого или других может быть привычкой. Девиантное поведение относительно, ибо имеет отношение только к культурным нормам данной группы. Но делинквентное поведение абсолютно по отношению к законам данной страны.

Существуют различные концепции, объясняющие природу девиантного и деликвентного поведения. Так, Н. Смелзер в своем учебнике проводит краткий обзор самых разнообразных теорий объяснения девиантности поведения — от биологических, объясняющих отклонения генетически приобретенными качествами психики, до радикально-криминологических, трактующих девиацию как продукт противодействия отдельных социальных слоев господствующим нормам капиталистического общества.

Среди типов социального поведения необходимо выделять следующие: 1) Конформность, которая являет собою, по сути, единственный тип поведения, не являющийся девиантным. От степени распространенности его в обществе зависит социальный порядок — стабильность и устойчивость социального развития. 2) Инновация — это такая форма приспособления, которая возникает вследствие того, что индивид принял для себя общепризнанные культурные ценности как жизненные цели, разделяет их. 3) Ритуализм. Этот тип отклоняющегося поведения, как определяет Мертон, предполагает оставление или понижение слишком высоких культурных целей, большого денежного успеха и быструю социальную мобильность там, где эти устремления могут быть удовлетворены. Другими словами, в тех случаях, когда содержание цели и возможности ее достижения для данного социального фактора приходят в противоречие, он предпочитает безусловное соблюдение институциональных норм и отказывается от цели. 4) Ретритизм. Этот тип девиации можно было бы охарактеризовать как стремление к уходу от действительности, неприятие своего социального мира. Члены общества, обладающие такой ориентацией, не приемлют ни господствующих в сознании большинства социальных целей, ни социально одобряемых средств их достижения. Это люди «не от мира сего» — отшельники, мечтатели, поэты. Чисто статистически число таких индивидов не может быть велико в любом обществе, оно просто не в состоянии вместить в себя достаточно много таких «странных» людей.

Для точного определения предмета теории и практики социальной работы важно осмысление асоциального контроля». Этот термин был введен в научный оборот французским социологом и социальным психологом Г. Тардом. Он рассматривал его как важнейшее средство исправления криминального поведения и возвращения преступника в «нормальное» общество. В дальнейшем Тард расширил понимание социального контроля до одного из важнейших факторов социализации. Наиболее развернутую теорию социального контроля разработали американские социологи Э. Росс и Р. Парк. Росс пытался найти и изучить способы достижения равновесия между обеспечением социальной стабильности, с одной стороны, и индивидуальной свободы — с другой.

Т. Парсонс в своей работе «Социальная система» определял социальный контроль как процесс, с помощью которого через наложение санкций нейтрализуется девиантное поведение и тем самым поддерживается социальная стабильность. Он проанализировал три основных метода осуществления социального контроля:

а) Изоляция, суть которой заключается в том, чтобы поставить непроходимые перегородки между девиантом и всем остальным обществом без каких-либо попыток исправления или перевоспитания его.

б) Обособление — ограничение контактов девианта с другими людьми, но не полную изоляцию от общества; такой подход допускает исправление девиантов и их возвращение в общество, когда они будут готовы вновь выполнять общепринятые нормы.

в) Реабилитация, рассматриваемая как процесс, в ходе которого девианты могут подготовиться к возвращению к нормальной жизни и правильному исполнению своих ролей в обществе.

В типовую систему социального контроля входят восемь основных компонентов:

1. Индивидуальные действия, которые проявляются в ходе активного взаимодействия индивида с окружающей его социальной средой, — это любые акты производительного, познавательного и приспособительного характера.

2. Социальная шкала оценок, от объективного существования которой в обществе зависит реакция окружающей социальной среды на эти действия.

3. Категоризация, выступающая результатом функционирования социальной шкалы оценок и отнесения того или иного индивидуального действия к определенной оценочной категории (в наиболее общем виде — социальное одобрение или социальное порицание).

4. Характер общественного самосознания, от которого, в свою очередь, зависит категоризация любого индивидуального действия, — в том числе общественная самооценка и оценка социальной группой ситуации, в рамках которой она действует (социальная перцепция).

5. Характер и содержание социальных действий, выполняющих функцию позитивных или негативных санкций, который непосредственно зависит от состояния общественного самосознания.

6. Индивидуальная шкала оценок, которая выступает производной от внутренней системы ценностей, идеалов, жизненных интересов и устремлений индивида.

7. Самокатегоризация индивида (принятие роли, самоидентификация, т. е. отождествление себя с определенной категорией лиц), которая является результатом функционирования индивидуальной шкалы оценок.

8. Характер индивидуального сознания, от которого зависит самокатегоризация индивида; от него зависит также и последующее действие индивида, которое будет реакцией на оценочное социальное действие.

Следовательно, важнейшим инструментом и оперативным средством осуществления социального контроля являются социальная санкция, требования социальных ролей. Это связано ? Т9;.т, tito существующая: е обществе система социальных санкций направлена на обеспечение надлежащего исполнения членами общества предписаний, связанных с их социальными ролями. Любой институт, помимо принципов, правил и норм, регулирующих ту или иную сферу общественной жизнедеятельности, обычно включает в себя и те санкции, которые будут налагаться за неисполнение или нарушение этих правил на охватываемых институтом индивидов.

Таким образом, сущность социального контроля заключается в стремлении общества и различных составляющих его общностей укреплять конформизм своих членов, культивировать «социально желательные» формы поведения, воспрепятствовать девиантному поведению, а также возвратить девианта в русло соблюдения социальных норм.

 

3.3. Методологические проблемы теории социальной работы

 

Методология — это система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе. К методологическим проблемам относят: объект и предмет науки, закономерности, понятийно-категориальный аппарат, методы, статус науки, принципы.

Объект и предмет науки определяет границы изучаемых явлений, место конкретной науки в системе других наук. В настоящее время общепринятым является понимание предмета любой науки как результата выбора объективно существующего процесса (явления) с целью изучения его под определенным углом зрения. Объект науки — реально существующая действительность (природная и социальная). Он имеет множество сторон и свойств, каждые из которых могут стать предметом самостоятельного изучения. Определение предмета науки зависит от многих факторов: от уровня достигнутых в этой области знаний, развития социальной практики и т. д. Выбор объекта и предмета науки влияет на содержание теории и практики социальной работы.

Следующая методологическая проблема — это анализ закономерностей конкретного социального знания, от познания которых зависит результативность практики. Закономерности, объективно присутствующие в реальной действительности, могут отличаться по объему содержания и форме фиксаций от тех закономерностей, которые утверждаются в науке. Причина этого — не только в неполноте нашего знания, которое не до конца вскрывает сущность тех или иных явлений. Теория социальной работы относится к общественным дисциплинам со всеми присущими этим дисциплинам сильными и слабыми сторонами.

Закономерности теории социальной работы наиболее полно выражают в интегрированном виде характер и направленность совокупности социальных связей и явлений, имеющих отношение к социальной ситуации. В специальной литературе закономерности социальной работы разделяют на две группы: 1) закономерности функционирования и развития субъекта социальной работы; 2) существенные связи между субъектом и объектом социальной деятельности и их диалектика.

Бесспорно, что к числу основных закономерностей следует отнести взаимосвязь социальной политики государства и содержания социальной работы в обществе, а также взаимосвязь между целями социального развития и уровнем развития социальной работы. Закономерности социальной работы носят объективный характер и проявляют себя независимо от желания, знания и воли людей.

Проблематизированный, повседневный мир людей — вот что находится в фокусе теории социальной работы. Социальная практика, по своей сути, многогранна и интегративна, а потому закономерности социальной работы представляются как идеально усредненное отражение основных тенденций функционирования системы социальной помощи. А раз так, то количество социальных переменных, влияющих на социальные процессы и самочувствие клиента, позволяет вести речь лишь о вероятностных, интерпретативных, феноменологических моделях и результатах в деятельности субъектов и объектов социальных взаимодействий.

Нерешенность и дискуссионность методологических проблем теории социальной работы — вот основная особенность современной научной ситуации. Это обстоятельство прямо влияет на поиск роли и места теории социальной работы среди других наук. С одной стороны, теория социальной работы имеет все структурно-родовые признаки научного знания: налицо специфический предмет и объект исследования, закономерности, специфические понятия, категории, принципы и методы исследования. С другой стороны, она скорее относится к группе прикладных наук и характеризуется междисциплинарной направленностью. В оценке научного статуса социальной работы как научной дисциплины в России доминируют два подхода. Сторонники одного исходят из того, что теоретическую основу социальной работы составляют смежные науки о человеке и обществе (социальная философия, социология, антропология, психология и др.); сторонники другого предпринимают попытки доказать самостоятельность социальной работы как научной дисциплины, в рамках которой выделяются теоретический и прикладной аспекты.

Важной особенностью методологии теории социальной работы является использование ряда общенаучных принципов. Основными принципами социальной работы выступают интегрированные принципы философии и социальной психологии. Перечислим их:

Принцип детерминизма показывает причинную обусловленность социальных явлений экономическими и политическими факторами, которые определяют состояние общественных отношений, специфику их формирования и проявления

Принцип гносеологического подхода ориентирует на тщательное изучение и сопоставление социально-исторического своеобразия процессов в обществе, учит видеть их специфику, тенденции развития и закономерности.

Принцип личностного подхода требует при изучении социальных процессов учитывать, что их носителем всегда выступает конкретная личность с ее потребностями и интересами, ценностными ориентациями, чувствами и мыслями.

Принцип единства сознания и деятельности вооружает социальную работу правильным пониманием того или иного вида деятельности, в которую вовлечен социальный клиент, и учитывает влияние уровня сознания на развитие этой деятельности, своеобразие ее форм и результаты.

Принципы социальной работы выступают важнейшими структурными элементами логических форм научной теории и основополагающими правилами эмпирической деятельности. Принято выделять следующие группы принципов теории социальной работы.

Общефилософские принципы, лежащие в основе всех наук об обществе, человеке и механизмах их взаимодействия: принцип детерминизма, принцип отражения, принцип развития, принцип единства сознания и деятельности, принцип историзма, принцип неразрывной связи индивида и его социальной среды.

Социально-политические принципы выражают требования, обусловленные зависимостью содержания и направленности социальной работы от социальной политики государства: единство государственного подхода в сочетании с региональными особенностями социальной работы, демократизм ее содержания и методов, учет конкретных условий жизнедеятельности личности или социальной группы при выборе содержания, форм и методов социальной работы с ними, законность и справедливость деятельности социального работника.

Организационные принципы отражают сложность и многообразие организационных, функционально-иерархических связей и отношений (социально-технологическая компетентность кадров, принцип единства прав и обязанностей и др.).

Психолого-педагогические принципы выражают требования к выбору средств психолого-педагогического воздействия и взаимодействия с клиентом: комплексный анализ оценки условий жизнедеятельности клиентов и выбора форм и методов работы с ними; индивидуальный подход; целенаправленность и адресность работы социальной работы.

Специфические принципы социальной работы определяют основные правила деятельности в сфере оказания социальных услуг. К таковым относятся: принципы универсальности, охраны социальных прав, социального реагирования, профилактической направленности, клиентоцентризма, опоры на собственные силы, максимизации социальных ресурсов, конфиденциальности, толерантности.

Понятийно-категориальный аппарат служит важнейшим компонентом системы логически упорядоченного знания — это совокупность понятий, категорий и терминов, которые позволяют в обобщенной форме отразить явления, изучаемые данной наукой, а также связи между ними путем фиксации их существенных свойств, признаков и закономерностей. Понятийный аппарат формируется в процессе обобщения результатов эмпирического наблюдения и эксперимента путем применения логических операций и образует структуру науки.

Понятие является важнейшей логической формой, позволяющей выявить существенные, наиболее устойчивые и повторяющиеся связи между явлениями и процессами. Именно посредством понятий в любой науке, и социальная работа здесь не является исключением, представляется возможным добиться единообразия в понимании сущности явлений, выразить закономерности и тенденции развития социальной действительности.

В научном знании выделяют два уровня понятий. Понятия, отражающие эмпирический опыт, результаты наблюдений и экспериментов, составляют первичный уровень понятий. Понятия, образующиеся путем интерпретации первичных понятий и логических операций над ними, составляют уровень второго порядка и относятся к теоретическим понятиям. Наиболее важные, ключевые понятия любой науки, составляющие основу ее аппарата, называются категориями. Вопрос о категориях социальных наук сложен, так как явления и процессы, отражаемые ими, весьма изменчивы, многообразны, переплетены друг с другом, по-разному интерпретируются отдельными отраслями социального знания, что особенно актуально для теории социальной работы.

Среди специфических категорий социальной работы выделяют:

категории, не являющиеся специфическими для теории социальной работы, так как обозначаемые ими явления и процессы изучаются так же другими науками («социальные отношения», «социальная деятельность», «личность», «социализация» и т. д.);

категории, служащие прежде всего категориями социальной работы, но используемые и другими науками («психосоциальная работа», «социальная реабилитация», «социальное благополучие» и т. д.);

категории, относящиеся собственно к социальной работы («социальное страхование», «социальная биография», «социальный работник» и др.).

Разработка научно-категориального аппарата — это одна из приоритетных задач теории социальной работы. Категории социальной работы могут быть проанализированы по признаку принадлежности к различным организациям социальной работы в различных сферах социальной практики. Понятийный аппарат социальной работы в образовании будет отличаться от системы понятий, описывающих социальную работу в армии или медицинских учреждениях. Целесообразно выявить кластеры понятий, относящихся к социальной работе с различными категориями клиентов или к различным особым ситуациям (например, в зонах военных конфликтов). Данные классификации отражают специфику содержания практической социальной работы. Особенности организации профессиональной и добровольческой социальной работы, технологические аспекты управления системой социальной работы отражены в специфической группе понятий — «менеджмент социальной работы», «экономика социальной работы». По мере дальнейшего развития теории и практики социальной работы система ее категорий будет расширяться и уточняться.

Таким образом, теория социальной работы — самостоятельная отрасль социально-гуманитарного знания в системе общественных наук; ей присущи все структурные элементы научного знания и характерны интегративность и прикладная направленность.

 

3.4. Основные научные подходы к социальной работе

 

Одним из основных подходов в теории социальной работы является системный подход. Системный подход — это направление методологии научного познания и социальной практики, в основе которого лежит рассмотрение объекта как системы, имеет универсальный характер, поэтому его следует применять всегда и везде. Объектом системного подхода является целостность (система), что означает учет: а) ее различных элементов; б) структуры элементов, зависящей от характера внутренних связей; в) границ системы; г) взаимосвязи этой системы с окружающей средой и т. д.

Центральное понятие системного подхода — понятие «система» (от греч. System — целое, составленное из частей; соединение). Существует многообразие подходов к толкованию сущности системы (философское, социологическое, управленческое и т. д.). Из всего многообразия определений «система» возьмем самое лаконичное. Система — это комплекс взаимодействующих элементов. А элемент — это далее неразложимый компонент системы. Типология систем также не отличается однообразием. Среди видов систем называют большие, социальные, кибернетические, социетальные и т. д.

Сложная система в отличие от простой является открытой системой, для которой характерно постоянное видоизменение, обмен информацией с другими системами. Общество и его подсистемы относятся к типу сложных открытых общественно-исторических систем и соответственно предполагают рассмотрение в динамике ее действительного существования (как процесс) и в предметном бытии, статике (состав и строение). Социальная работа относится к классу социальных систем, в которой можно выделить подсистемы меньшего уровня: социальная работа как наука; социальная работа как учебная дисциплина; социальная работа как вид деятельности.

Применение принципа системности к теории социальной работы позволяет рассматривать все компоненты научного здания во взаимосвязи и взаимозависимости, определяя специфику объекта и предмета теории социальной работы, которые, в свою очередь, влияют на содержание теории и практики социальной работы. Система социальной работы как науки проявляется в том, что она имеет междисциплинарный характер; ей присущи неотъемлемые компоненты науки, она содержит органически взаимосвязанные составные части: теоретическую и прикладную.

Социальная работа как специфический вид деятельности также имеет системный вид: во-первых, это совокупность элементов, характеризующая особенности процесса взаимодействия в социальных отношениях с целью решения проблем (субъект и объект, содержание и средства, функции и цели); во-вторых, это система с точки зрения сочетания профессиональной и непрофессиональной деятельности.

Другим важным подходом является цившшзационный подход. Построение модели социальной работы на современном этапе невозможно без учета исторических, социокультурных закономерностей развития страны. Освобождение от гипертрофии социально-экономических детерминант при объяснении исторических процессов, от примата революционно-классового подхода предполагает смещения акцента в анализе на культурологические аспекты, делает необходимым анализ ментальности в исторических исследованиях.

Цивилизационный подход позволяет рассматривать исторический процесс в динамическом сопряжении двух его отправных начал: объективно-заданного (формационного) и субъективно-волевого (антропологического), что позволяет различить в истории общества не только противостояние общественных групп и классов, но и их культурное взаимодействие на базе общенародных ценностей. Экстраполяция цивилизационного подхода на социальную работу делает возможным и необходимым анализ культурного контекста, вне которого невозможно понимание логики развития системы социальной работы в теоретическом и практическом аспекте.

Среди современных концепций актуален системно-теоретический подход в социальной работе, в котором отношения, интеракции, трансакции и социальные процессы рассматриваются в причинно-следственной зависимости. Определенный интерес представляет концепция социального действия в социальной работе, в основе которой — разрешение конфликта между потребностями и возможностями клиента с реальной социальной средой.

Наибольший интерес может представлять теоретическая концепция по созданию социальных сетей, получившая особое распространение в Германии. Распад системы социально-культурных и социально-бытовых отношений, переход к рыночной экономике породили в бывших социалистических странах необходимость создания новой системы социальных отношений в социальной работе, базирующихся на общинном методе социальной работы, ориентированном на создание соответствующих социальных связей по месту жительства.

Европейская социальная работа развивается в тесной взаимосвязи с социальной политикой, и это проявляется в развитии такого понятия, как «социальное государство», зафиксированного в Конституции ФРГ 1949 г. Социальное государство обозначает обязанность государства заботиться о благосостоянии своих граждан. Это обязательство осуществляется путем комплексного вмешательства государства в соответствии с существующим законодательством и социально-экономическими процессами, когда это необходимо для поддержания должного уровня благосостояния. Параметры социального государства — услуговый, правовой, налоговый.

Данное понятие характерно не только для немецкоязычных стран (Sozialstaat), в англоязычных версиях употребляется понятие «общество всеобщего благосостояния/ благоденствия) (Welfar State). Социальное государство должно обеспечивать права человека, достойный прожиточный минимум, гарантировать социальное обеспечение и социальную защиту наиболее уязвимых социальных групп и категорий населения. Социальное государство создает многоуровневую систему, обеспечивающую социальную стабильность через такие механизмы, как социальная политика и социальная работа.

Основой для современной социальной работы является также такой принцип социальной политики, как субсидиарность. Данный принцип предполагает законодательное регулирование взаимодействия в социальном секторе государственных и негосударственных структур, отдающее предпочтение при финансировании гражданским (общественным), частным инициативам в области социальных программ и мероприятий по сравнению с государственными структурами.

Стратегия современной социальной работы независимо от модели направлена на активизацию позиции клиента в процессе принятия помощи через повышение его самостоятельности, его способности контролировать свою жизнь и свои проблемы. Хотя основные принципы, методы социальной работы в различных странах довольно схожи, при знакомстве с реальной социальной работой в конкретных странах заметны существенные различия. Это зависит от национальных и исторических особенностях развития страны, бюджетно-страховых принципов финансирования социальной работы, степени развития социального законодательства, что подтверждает уникальность и невозможность какого-либо слепого копирования и переноса зарубежного опыта на отечественную почву.

С этих позиций существование социальной работы необходимо и возможно рассматривать как явление, неразрывно связанное с философской, культурной традицией, особенностями ментальности, многовековым опытом воспитания, включенностью национальных процессов в контекст общемирового развития. Рассмотрение социальной работы в свете цивилизационного подхода позволяет понять, чем определялась специфика данного феномена в той или иной социокультурной среде.

 

3.5. Методы социальной работы

 

Большей частью концепцию методов понимают как основной каркас или рамки, в соответствии с которыми социальные работники и социальные педагоги должны применять свои знания и навыки в действии, определять соответствующие критерии эффективности своей работы. Методы включают систематизированный свод правил, позволяющих осуществлять социальную работу, разумно действовать в данной предметной области.

Будучи органической часть социальной работы, методы развивались и совершенствовались вместе со становлением и развитием самой профессии социального работника и социального педагога.

Исследования социальной работы в долгосрочном аспекте, будучи предопределенными своим специфическим предметом, особым полем деятельности и профессиональной практикой, приобретут новый акцент в эмпирическом плане. Этот характерный акцент можно обозначить как коммуникативно-качественный вариант социального исследования и как исходный момент для того, чтобы поднять значение субъективного видения в поле социальной деятельности. Этот новый эмпирический акцент должен получить развитие параллельно с разработкой фундаментальной теории, чтобы еще больше выделить контуры собственной парадигмы науки социальной работы.

Цель эмпирических исследований социальной работы — дать первоначальное определение деятельности и организационным формам социальной работы, изучить действия, мышление и понимание адресатом сложившейся ситуации, учитывая при этом коммуникативный сущностный характер условий и возможности социальной работы.

Здесь можно выделить четыре особенности эмпирических исследований социальной работы:

• понимание того, что реальная действительность социально обусловлена;

• что нельзя обойти «понимающего подхода» к социальной действительности;

• что центральным моментом является исследование отдельных ситуаций, случаев с последующей их типизацией;

• что исследование обязательно должно базироваться на практике.

Говоря о соотношении количественных и качественных методов в социологических исследованиях, следует подчеркнуть, что если количественные методы нацелены на выявление количественных признаков социальных процессов, то качественные методы обращены на качественную сторону этих процессов. Качественная исследовательская стратегия направлена на репрезентативный охват и анализ количественного распределения характерных признаков в определяемых социальных явлениях, которые ориентированы на точно выделяемые общие и основные признаки.

Количественные методы ставят в центр рассмотрения общие закономерности, при которых из сложной феноменологии отдельных случаев выводятся повторяющиеся или общие признаки. Тем самым в отличие от качественных методов здесь не учитывается единичное и особое в предмете исследования и ситуации. При использовании качественных методов речь идет в принципе об охвате, структурном описании и объяснении динамики тех социальных процессов, которые характерны для интересующих сфер общественной реальности, т. е. об единичном и особом в предмете исследования, а не о выдвижении в центр внимания регулярного и обычного. Из перспективы качественных методов исследования невозможно выразить в понятиях системные структуры независимо от их составляющих, а также от действующих и страдающих членов общества.

Укажем на принципиальные различия между качественными и количественными методами. Эти различия состоят прежде всего в особом эмпирическом угле зрения при рассмотрении социальной действительности. Если количественные методы при социальных исследованиях нацелены на общие признаки (на анализ данных по общим признакам для их последующей типизации), то качественные методы ориентированы на определение различий.

Качественные методы позволят анализировать общее двух или нескольких признаков, опуская при этом из виду их различия. Количественные же методы дают возможность определить различие тем, что общие признаки используются как базис для сравнения. Поэтому целепола-гание при тех и других методах различно: раскрытие связей в одном случае, измерение различных выражений уже известных черт в другом.

Сила количественных методов сказывается прежде всего в том, что они позволяют основательно и в систематизированном виде открывать новое. Таким образом, специалисты определяют количественные методы социальных исследований как разновидность социальной диагностики. Количественным методам отдается предпочтение в традиционных, социологических, эмпирических исследованиях, качественным - - при использовании герменевтического принципа анализа социальной реальности. При этом технические приемы для исследования повседневного бытия составляют резервуар для применения всех социально-научных методов. Можно уже говорить и о предварительных критериях, характеризующих эмпирические исследования социальной работы.

Для профессиональной социальной работы и ее научного обоснования существенное значение имеют следующие аспекты качественно-эмпирических исследований:

• ориентация на субъекта;

• ориентация на понимание общего контекста события;

• на конкретную ситуацию;

• на герменевтический анализ происходящего. Этими приемами следует овладеть во время учебы в институте и в процессе повышения квалификации.

Резюмируя, следует сказать, что, исходя из описания смысловых отрезков структур социальных процессов, возможен их конкретный анализ (индивидуальный и коллективный) без проведения статистически репрезентативного (количественного) исследования типов отдельных случаев. Основу аналитического объяснения при этом составляет теоретико-эмпирическая реконструкция социальных процессов. Логика этого процесса корреспондирует с логикой анализа качественного способа социального исследования.

Исследование социальной работы как комплексный анализ жизненного пространства может выполнять при этом следующие функции:

• обеспечивать с помощью фундаментальных теоретических работ дальнейшее развитие научной дисциплины;

• поддерживать через прикладное исследование процесс профессионализации и стимулировать формирование профессиональных компетенций;

• вовлекать обучающихся профессионалов в этот процесс в форме учебно-обучающего исследования.

Качественные методы способствуют и выработке коммуникативных умений, важных для проведения консультирования, диагностики и терапии. При овладении знаниями в области социальной работы наряду с выработкой профессионально-практических навыков необходима и компетенция в теоретическом плане (умение осуществлять с научных позиций рефлексию, выявлять причины глубинных процессов, давать им должную интерпретацию и находить надлежащий выход из ситуации).

Формирование такого рода профессиональной компетенции, а также конкретное воплощение ее в повседневной практике социальной работы составляет обязательное условие научно-обоснованной профессиональной деятельности социального работника.

Профессиональная компетенция должна включать элементы научной теории, научных знаний (включая принципы герменевтического анализа), профессионального искусства, а также умения работать с первичными данными социальной действительности, проводить анализы графических таблиц, коммуникативных действий, жизненного пространства, микросреды и т. п.

Качественные и количественные методы должны дополнять друг друга. Ибо комбинация количественных и качественных методов позволяет охватить исследованием как широту явления (социальное распространение), например, безработицы, бедности, отсутствия социальной защиты и т. п., так и глубину (индивидуального страдания), а также наметить практические шаги для предотвращения или активного вмешательства социального работника. Качественный анализ жизненной ситуации клиента в сочетании с типологизацией аналогичных случаев (результаты количественных методов) дает для профессиональной социальной работы надлежащий ориентир, возможность более широкого и глубокого подхода.

По отношению к социальной работе можно говорить о двух группах методов: методы социальной работы как научного знания и как практической деятельности. Классификация методов в теории социальной работы не имеет единого вида. Многие методы, используемые в социальной работе, являются междисциплинарными, что определяется универсальным характером данного вида знания. По степени общности можно выделить следующие группы методов:

1. Всеобщие (философские) методы определяют всеобщий путь, способ познания и преобразования общества, мышления (гносеологический, диалектический способы познания).

2. Общенаучные методы определяют некоторые аспекты процесса познания и преобразования мира (анализ, синтез, индукция, дедукция, наблюдение, опрос, эксперимент, аналогия, моделирование).

3. Частные, специальные методы — специальные способы познания и преобразования отдельных областей реального мира. В современных условиях к данной группе методов относят метод «социальной биографии», семейной биографии, комплексное психосоциальное моделирование.

В практической социальной работе также существует многообразие методов. Например, специфика деятельности формирует экономические, правовые, политические, социально-психологические, медико-социальные, административно-управленческие и другие группы методов. Методы социальной работы во многом обусловливаются спецификой объекта, на которую направлена деятельность социального работника, а также специализацией социального работника, структурой социальных и других служб. Иногда методы социальной работы включаются в более общее понятие «социальные технологии» — способы применения теоретических выводов науки в решении тех или иных задач, совокупность приемов и воздействий, применяемые для достижения поставленных целей и задач в социальной сфере.

Методы социальной работы в системе органов социальной защиты. В процессе деятельности органов социальной защиты выделяют социально-экономические, организационно-распорядительные и психолого-педагогические методы.

К социально-экономическим методам социальной работы относят все способы, с помощью которых специалисты социальной работы оказывают воздействие на материальные, моральные, национальные, семейные и другие социальные интересы и потребности клиента. К данной группе принадлежит натуральная и денежная помощь, установление льгот, единовременных пособий, патронаж, бытовое обслуживание, моральное поощрение и т. п.

Организационно-распорядительные методы лежат в основе управленческого воздействия организационной структуры социальных служб, опираются на регламентирующие, нормативно-правовые акты. Организационные методы закрепляют права и полномочия, обязанности, ответственность различных звеньев в органах управления социальными службами. Распорядительные методы позволяют осуществлять оперативное вмешательство, уточнение и решение эпизодических задач. Основные методы данной группы: регламентирование, нормирование и инструктирование.

Регламентирование — способ организационного воздействия, заключающийся в разработке и введении в действие организационных положений, обязанностей для исполнения в органах управления социальных служб (приказы, типовые положения, должностные инструкции).

Нормирование — установление нормативов с границами по верхнему и нижнему пределу, которые служат ориентировкой в деятельности социального работника (нормативы численности обслуживаемых клиентов, нормативы времени обслуживания и т. д.).

Инструктирование — наиболее мягкий способ организационного воздействия, суть которого в разъяснении задач, возможностей, трудностей и последствий неправильных действий клиента, предостережение его от возможных ошибок (консультирование, информирование).

Психолого-педагогические методы, связаны с косвенным воздействием и влиянием на клиента через механизм социально-психологической и педагогической регуляции его социального самочувствия и поведения. Главным методом в этой группе является убеждение в различной форме (разъяснение, совет, аргументация, рекомендации, положительный пример).

Методы, представленные в данной классификации, ориентированы на создание условий для решения задач социальной работы в процессе ее организации, позиция клиента при этом подходе — пассивная: он испытывает воздействие на себя со стороны системы социальной работы.

Методы социальной работы с позиции взаимодействия клиента и социального работника. Решение основных задач социальной работы непосредственно связано с необходимостью организации ситуации взаимодействия социального работника с клиентом. Способы организации взаимодействия и социально-психологические механизмы, лежащие в его основе, существенно различаются от того, кто является клиентом: индивид, группа или общность. Соответственно, речь может идти о методе индивидуальной, групповой и общинной социальной работы.

Метод индивидуальной социальной работы предложен М. Ричмондом и тесно связан с развитием психоанализа в начале XX столетия. Его суть — в решении проблемы с целью предоставления опоры и побуждения клиента разобраться в проблеме и справиться с жизненной ситуацией. Основной упор делается на адаптацию клиента к социальной ситуации. Данный метод особенно актуален в США, опирается на выбор психологического подхода к пониманию личности. (Например, при психоаналитическом подходе основной упор делается на анализ интра-психической динамики клиента и оказании помощи в разрешении внутриличностных проблем; при бихевиоральном — концентрация внимания на дезадаптивных моделях поведения и их коррекции и т. д.)

Но независимо от психологического подхода к пониманию личности можно выделить общие элементы, составляющие метод: 1. Установление первичной коммуникации (эмоциональный и интеллектуальный контакт). 2. Изучение и анализ проблемной ситуации. 3. Определение целей и задач совместной работы. 4. Видоизменение взаимоотношений индивида с социальным окружением и/или самим собой. 5. Оценка прогресса и результат совместной работы.

Разные индивидуальные подходы предполагают разные виды помощи: беседы, консультирование, привлечение специалистов и т. п. Для эффективности данного метода важно учитывать, есть ли установка на необходимость оказания именно индивидуальной помощи, обладает ли специалист необходимым уровнем психолого-педагогической подготовки, возрастные, личностные, индивидуальные особенности клиента.

Метод индивидуальной социальной работы особенно оправдан в определении перспектив, в адаптации к реальности, преодолении стрессов, приобретении коммуникативных умений, в самопознании и самопринятии.

Метод групповой социальной работы активно разрабатывается в 70-е гг. Особое значение для разработки метода сыграли результаты исследований теории малых групп (Я. Коломинский, Р. Кричевский, К. Рудестам и др.). К важнейшим выводам можно отнести следующие положения:

• малая группа способствует выходу из роли «только слушателя»;

• в малой группе становится реальным познание собственной точки зрения, собственного жизненного опыта, личных возможностей;

• в малой группе возможна обратная связь, т. е. выяснение того, как индивид воздействует на других своим поведением и словом;

• малая группа может стать инструментом накопления личного опыта, способом управления и проверки достигнутого.

Цель метода групповой работы — оказание помощи клиенту через передачу группового опыта для развития его физических и духовных сил, формирования социального поведения. Реализация этой цели может быть достигнута за счет либо организации групповой деятельности и социальной активности членов группы в достижении общезначимых целей, либо расширения сферы индивидуального опыта и самосознания в интенсивном общении, либо включения группы в продуктивную творческую деятельность.

Реализация метода групповой социальной работы зависит от целей и задач группы. В практике социальной работы выделяют различные группы. Например, категорию социокультурных групп составляют группы восстановления умений, образовательные группы, группы самопомощи. Помимо этого существуют еще терапевтические группы, деятельность которых направлена на разрешение психосоматических и экзистенциальных проблем.

В зависимости от целей группы позиция социального работника может быть различной. Если группа ориентирована на достижение каких-либо общезначимых в широком правовом и гражданском контексте целей (например, открытие спортивной площадки в микрорайоне), то социальный работник выполняет роль организатора в координатора внешних связей группы. Если цель группы — расширение сферы самосознания и индивидуального опыта за счет интенсивного и рефлексивного общения (например, тренинг коммуникативных навыков), то в этом случае социальный работник — посредник внутригруппового взаимодействия.

Метод групповой социальной работы не имеет некоего «застывшего» вида. В настоящее время появляются новые оригинальные формы, такие как метод семейной терапии.

Метод общинной социальной работы основан на взаимодействии социальных служб или социального работника с представителями различных общественных групп и организаций на местном, региональном или общегосударственном уровне. «Община» (коммьюнити) — сложная социально-экономическая, культурно-историческая система групповой общности людей. Коммьюнити выполняет целый ряд функций по отношению к ее членам: социализации, взаимоподдержки, производства и распределения благ, социального контроля, т. е. всего того, что направлено на развитие жизненного сценария общины и личности. Приоритетные задачи общинной социальной работы:

1. Развитие социальных связей в местной общине и организация системы взаимопомощи и кооперации определенной общности людей.

2. Разработка, внедрение и оценка эффективности различных социальных программ и планов деятельности различных организаций, связанных с вопросами социального благосостояния населения.

Реализация этих задач направлена на достижение главной цели — активизацию развития общности и улучшение модели ее жизнедеятельности. Основные принципы реализации метода общинной социальной работы: доступность сервиса; активное сотрудничество потребителей и сервиса помощи; межведомственный подход; поддержка и развитие новых инициатив; децентрализация контроля за бюджетом; подвижность. Формы реализации метода общинной социальной работы различны и особенно широко представлены в европейских моделях социальной работы (социальное планирование в Швеции, создание ассоциаций жильцов в Великобритании, и т. д.).

Для реализации данного метода социальному работнику приходится выполнять целый спектр ролей: адвоката, брокера, эксперта, социального ориентира, что, в свою очередь, требует широкой теоретической и практической подготовки. Особенно актуальны умения организации и проведения социологических исследований и социально-психологические методы работы. Зачастую решение проблем общины требует комплексного вмешательства специалистов — врачей, юристов, психологов и т. п.

Взаимосвязь факторов, влияющих на поведение личности, требует комплексного использования всех групп методов социальной работы, тем более, что многие методы в практической плоскости пересекаются, и применение одного из них требует одновременного применения других.

 

3.6. Типы теорий и модели социальной работы

 

Многообразие моделей теоретического обоснования практики социальной работы отражает результаты научных поисков ученых разных школ, ее эволюцию, изменения в содержании и формах социальной работы. Каждая модель содержит теоретические положения, связь со смежными науками о человеке и обществе, социокультурными основами жизни, а также предполагает определенное содержание социальной работы.

Принято выделять три основные группы:

1) социолого-ориентированные;

2) психолого-оринтированные;

3) комплексно-ориентированные.

Социолого-ориентированные модели наиболее тесно связаны с социологическими концепциями. Социология лежит в основе тех теорий социальной работы, которые ориентированы на структурную социальную работу, связанную с оптимизацией деятельности учреждений социальной сферы, обеспечивающих социальную защиту различным социальным группам нуждающихся и повышение эффективности социальной политики в обществе. Для этих моделей наиболее актуальны идеи теории систем Л. фон Берталанфи, в контексте которых социальная система представляет собой определенный набор абстракций из конкретных форм взаимосвязи и поведения. На основе теории систем социальный работник выявляет факторы окружения клиента, фиксирует наличие воздействия на клиента других людей и влияние различных социальных факторов. Наиболее эффективно теория систем используется в организации социального обслуживания, а также с целью разработки концепций социальной защиты населения. Среди современных социолого-ориентированных моделей выделяют «модели жизни» экологической теории, социально-радикальную модель, марксистскую модель.

«Модели жизни» экологической теории представляют собой одну из концепций взаимодействия психологической и социальной систем и являются сравнительно новой теорией осмысления социальной практики. Проблематика данных теорий связана с пограничными аспектами теории социальных систем и проблем социальной психологии (социальная адаптация, стрессы и т. п.). Деятельность социального работника при данном подходе связана не только с взаимодействием с клиентом, но и с окружающей его средой. Этот подход называется системно-экологическим. Проявляется в организации работы системы социального обслуживания и поддержки населения, особое место в нем уделяется проблеме взаимоотношений социального работника и клиента, которые рассматриваются в контексте теории социальных ролей. Данному роду моделей свойственна недостаточная технологическая и методическая разработанность.

Социально-радикальная модель. В ее основе — положения движения за права человека (борьба с дискриминацией и т. п.). Данная модель проявляется как модель защиты и развития самосознания представителей различных социальных групп. Технология защиты и «наделения полномочиями» направлена на развитие социальных способностей клиентов различных групп угнетенных, отвергнутых, причем упор делается на учет влияния властных структур, классовой принадлежности (хотя не предполагает изменения самих угнетающих структур).

Марксистская модель. Она основывается на понимании деятельности социального работника как силы, способствующей осуществлению совместных коллективных действий, направленных на подъем самосознания и осуществление перемен в обществе: социальный работник как социальный «контролер», как социальный «стабилизатор», социальный «адвокат», социальный «врач». Данная модель особенно эффективно развивается на структурном уровне.

Психолого-ориентированные модели социальной работы связаны с возможностью социальной работы оптимизировать собственные усилия клиента по изменению ситуации, возникшей на личностном или социальном уровнях.

Психодинамическая модель основана на психодинамическом направлении теории социальной работы (3. Фрейд, А. Фрейд, Э. Берн и др.). Основные понятия этой теории связаны с психоанализом, они заложили принципы индивидуальной социальной работы (кейсуорк): индивидуализация клиента, оценка возникшей проблемы, ее диагностика, использование терапевтических технологий помощи.

Экзистенциальная модель связана с экзистенциальными и феноменологическими подходами психологии. При анализе поведения клиента важно учитывать, как он воспринимает и интерпретирует свои представления об окружающем мире, как оценивает свой социальный статус. В рамках данной модели большое внимание уделяется рассмотрению специфики поведения клиента в первичных по отношению к нему группах. Учитывая личностные конструкции, имеющиеся у клиента по поводу своего представления о себе и окружающем его мире, социальный работник более точно составляет понимание причин личностного дискомфорта. Данная модель оправдала себя в работе с этническими группами и другими категориями социального риска («недооцененные группы»), при разрешении конфликта, возникшего при несовпадении личностных реконструкций внешнего мира с новым социальным окружением. Важной при этом является работа по изменению смысла жизни клиента.

Гуманистическая модель определяется принципами гуманистической психологии (В. Франкл, К. Роджерс, А. Маслоу и др.). Социальная работа в этой модели проявляется в стремлении социальных работников помочь клиентам на основе самопознания и самоактуализации. Ведущая технология данной модели — технология «активного слушания» (эмпатия, партнерский стиль отношений). Существенная черта этой модели социальной работы — недирективный подход к решению проблем клиента. Эффективность данной модели связана во многом с личностными чертами самого социального работника (искреннее сочувствие, умение выстроить собственную технологию). В современных условиях данная модель социальной работы приобретает все большее влияние.

Все модели данной группы связаны с оказанием индивидуальной помощи клиенту, с позиций его личностных проблем, что требует от социального работника серьезной психологической подготовки.

Комплексно-ориентированные модели социальной работы. Усиливающиеся междисциплинарные и интегративные тенденции в практике и теории социальной работы актуализируют поиск комплексных моделей социальной работы, которые позволяют подходить к решению социальных проблем многосторонне. Среди них: ролевая модель, социально-педагогическая модель, когнитивная модель, концепция жизненных сил.

Ролевая модель построена на интеграции психологического и социологического знания (Я. Морено, Дж. Г. Мид). Логика обоснования процесса социальной помощи базируется на психологическом знании, прежде всего — понимании роли личности. В ролевой модели используется представление о личностных ролях: люди строят свое поведение в соответствии с моделями, схемами, воспроизводимыми индивидуально-личностным сознанием. Ролевая модель включает проблемы клиента, связанные с вопросами о том, как себя вести и развиваться с учетом прошлого опыта, понимания значимости актуальных событий и процесса формирований представлений о собственной роли в жизни. Исполняя роли разного порядка (социальные, межличностные), человек может попасть в конфликт между ними. Здесь может быть актуальна помощь социального работника. Ролевая теория служит для социального работника одой из форм социального объяснения, а также средством социального обучения, коррекции поведения, повышения адаптивности клиента. Варианты технологий, основанных ролевой теории: психодрама, групповая дискуссия, перемена ролей, групповая терапия.

Социально-педагогическая модель особенно актуальна для России в силу традиционности рассмотрения вопросов социальной помощи с педагогической точки зрения. Воспитание, являясь частью процесса социализации, осуществляется целенаправленно, при опосредованном или непосредованном участии социальных факторов разного уровня (макро-, мезо- и микро). Сферой социального воспитания становится не только образование, приобретение жизненного опыта, но и оказание помощи. Социально-педагогическая модель может рассматриваться на уровне структурной и психосоциальной работы.

Когнитивная модель приобретает особую популярность в начале 80-х гг. Один из главных принципов социальной работы данной модели — социальные услуги должны быть доступны всем нуждающимся в них. Основная форма реализации этой модели — консультирование. В когнитивной модели выявляются возможности регуляции социального поведения клиента путем обучения его «отрабатывать» механизмы своих поступков, адекватные социальным условиям или той конкретной социальной ситуации, в которой он оказался. Данная модель чаще всего используется при работе по месту жительства. Одна из наиболее актуальных проблем, решаемых в рамках данной модели, — это разрешение конфликтов средствами групповой дискуссии, самоанализа и т. п. В данной модели особенно эффективным представляется соединение аспектов когнитивной теории с гуманистическими теориями, что обусловлено одним из основополагающих принципов этой модели — стремлением к оптимизации деятельности клиентов в сфере управления собственной жизнью, формированием потребностей к такой деятельности.

Витально-ориентированная модель (концепция жизненных сил). В ее основе находится понятие «жизненные силы» как способность человека к воспроизводству и осуществлению жизни как биосоциального существа (реализация единства индивидуальной и социальной субъектности). Социальная работа представляет собой деятельность по оптимизации формирования, осуществления и реабилитации жизненных сил человека. В данной модели пересекаются психолого-ориентированные и социолого-ориентированные теории социальной работы. То или иное теоретическое обоснование социальной работы оказывает влияние на определение предметной области, методы, принципы, содержание социальной работы, как в теоретическом, так и в практическом аспекте.

Разнообразие целей социальной работы и социокультурные возможности их реализации предполагают различные подходы к выделению организационных уровней социальной работы. Так, традиционный подход заключается в выделении трех основных уровней: 1) патронажная работа — индивидуальная социальная работа с отдельными клиентами и (или) их семьями, 2) групповая социальная работа — работа с малыми группами, 3) коммунальная социальная работа — работа с различными общностями, начиная от общины (коммунального уровня) и до всего общества в целом.

Другой подход к организации социальной работы заключается в разделении ее на микро- и макроуровни. Он основан на различии между усилиями, направленными на макросистемы (организации, коммуны, общества) и микросистемы (индивиды, семьи, малые группы). На макроуровне осуществляется в форме социального планирования, коммунальной организации и организационного развития. Микроуровень реализуется через патронажную работу, семейную помощь и групповую терапию.

Еще один подход к выделению уровней состоит в разведении социальной работы, направленной на восстановление нарушенного равновесия, функций (реабилитацию) и социальной работы, направленной на профилактику (превенцию) подобных отклонений. Профилактика связана с необходимыми социальными изменениями, а реабилитация — с помощью индивидам в непосредственно существующей ситуации. Наконец, проблемный подход заключается в соотнесении организации социальной работы с особыми окружающими условиями или областями социальных проблем (социальная работа с душевнобольными, алкоголиками и т. п.). Несмотря на многообразие подходов к организации социальной работы, в мировой практике условно выделяются две исторически сложившиеся системы социальной работы: европейская и американская.

Для американской модели социальной работы свойственна направленность на работу с индивидуумом и его семьей, на улучшение функционирования личности, группы в существующей среде. Это связано с историческими условиями освоения американского континента: характерной чертой американских поселенцев была опора на собственные силы, личную инициативу и стремление максимально уменьшить влияние государственных структур. Основные формы помощи здесь — индивидуальная, групповая, общинная, а ведущий метод работы — кейсуорк. Главное отличие системы социальной защиты в США — гибкость и децентрализация. Она состоит из разного рода социальных программ, регламентируемых либо федеральным законодательством, либо законодательством штата, либо федеральными государственными органами и органами управления штатов. Такой подход позволяет с достаточной полнотой и оперативно учитывать потребности в социальной помощи конкретного региона. Основные формы государственного социального обеспечения — социальное страхование и государственное вспомоществование, которые имеют разное финансирование. Государственная поддержка существует только на уровне программ для самых беднейших слоев населения. Помимо этого существует система частного социального страхования.

Европейская модель социальной работы имеет более длительную историю. Она формировалась по мере того, как прерывались общинные (межобщинные) связи и соответственно слабела поддержка нуждающихся со стороны их ближайшего окружения. И для этой модели характерно большее внимание к изменению среды обитания индивида для поддержки, развития, защиты его и семьи. Поэтому основные формы работы связаны с социальным планированием, администрированием.

Социальное законодательство европейских стран отличается от американской более высокой степенью участия государства в определении направлений, планировании, финансировании и проведении в жизнь социальной политики. В реализации задач социальной работы главное место уделяется местным органам самоуправления, а в своем содержании она охватывает разнообразные группы населения различными социальными услугами и видами помощи (например, в Финляндии, Швеции).

 

3.7. Социальная работа в структуре общественных наук

 

Междисциплинарные связи в изучении проблем человека, общества и характера их взаимодействия реализуются через комплексные исследования. Соотношение теории социальной работы с другими теориями опирается на традиционные модели системного подхода. Выявление взаимодействия социальной работы с другими науками показало ее междисциплинарный характер, а также отличие от таких смежных областей знания, как социология, психология и т. д. Общее между социальной работой как наукой и другими общественными науками заключается в том, что она опирается на основополагающие идеи философов, социологов, психологов, ставших классиками для всех наук об обществе и человеке, в том числе и для социальной работы. Среди них К. Маркс, Э. Дюркгейм, М. Вебер, Т. Парсонс, 3. Фрейд, К. Роджерс, ЭК.-П. Сартр и др.

Философия выступает методологической основой социальной работы, так как определяет общие принципы и подходы к пониманию тех или иных проблем, стоящих перед человеком. Философия как наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления вырабатывает обобщенную систему взглядов на мир в целом и место в нем человека, она исследует познавательные ценности, социально-политическое, нравственное и эстетическое отношение человека к миру. Тем самым она определяет подходы в отношениях к человеку других людей и их объединений и отношение самого человека к ним, к своему существованию, формам жизнедеятельности и защиты. Вся деятельность социального работника связана с человеком, его взаимоотношениями с окружающим миром, т. е. направлена на совершенствование человеческих отношений. Фундаментальным основанием и духовно-нравственным измерением социальной работы, таким образом, становится гуманизм. В этом — основной философский смысл социальной работы. Большое значение для понимания проблем социальной работы имеет социальная философия. Для социальной работы актуальны такие универсальные социокультурные категории, как человек, социум, конфликт, социальное время и пространство, образ жизни и т.д.

Социология занимает ведущие позиции, как в процессе практической деятельности социального работника, так и в ходе его профессионально-теоретической подготовки. Изучая общество в целом, все виды общественных отношений, социология призвана исследовать прежде всего, социальные аспекты общественных процессов, социальные явления и социальные отношения. Социология позволяет социальным работникам ориентироваться в социуме, т. е. помогает понять, что собой представляет конкретное общество и те группы, которые слабо социально защищены. Отмечая связи социологии и социальной работы, выделяют несколько направлений: познавательное, методологическое, образовательное, организационно-методическое.

Социология тяготеет к тем теориям социальной работы, которые ориентированы преимущественно на так называемую структурную социальную работу, связанную с оптимизацией работы учреждений социального обслуживания населения, повышением эффективности социальной политики в обществе в целом. Значительная часть современных теорий социальной работы выросла из социологических концепций того или иного характера.

Многие подходы к социальной работе опираются на те или иные психологические воззрения. Психоанализ явился основой для диагностической теории социальной работы, что позднее определило метод индивидуальной психосоциальной работы. В последние десятилетия особенное значение для стратегии социальной работы приобретают положения гуманистической психологии (главные из них — о самоактуализации А. Маслоу и личностном росте К. Роджерса). Во-первых, в своей основе сущность, содержание и методы социальной работы определяются принципом гуманизма и, во-вторых, эти положения позволяют понять человека как целостную личность, находящуюся во взаимодействии со своим окружением.

И социальная работа, и психология имеют прикладной характер, а для практики социальной работы особое значение приобретают следующие направления:

Психодиагностика — отрасль психического знания, связанная с постановкой психологического диагноза (актуальна для социального прогнозирования, консультирования и психотерапевтической помощи и др.).

Психологическое консультирование — оказание помощи психически нормальным людям для достижения ими каких-либо целей, более эффективной организации поведения.

Современная психология представляет большие возможности использования социальной работе различных способов взаимодействия с клиентом: психодрама, музыкотерапия, ролевая игра и др.

Для социальной работы актуальны связи практически со всеми областями общественного знания. Взаимосвязь социальной работы и социальной педагогики трактуется по-разному. Ведущий специалист в области социальной педагогики в России А. В. Мудрик справедливо заметил, что любой социальный педагог — это социальный работник, но не всякий социальный работник — социальный педагог. Под этим подразумевается, что социальная работа — это всякая деятельность, направленная на решение тех или иных проблем клиента (медицинских, правовых, экономических, психологических, воспитательных и т. д.); в то время как социальная педагогика — это социальная работа, приоритетом которой служат педагогические цели и задачи, т. е. все то, что направлено на развитие личностного потенциала клиента. При таком понимании социальная работа — это понятие с более широким объемом содержания, чем социальная педагогика, хотя надо отметить, что социальная работа и социальная педагогика — это самостоятельные образовательные и научные программы. Социальная педагогика может рассматриваться как одна из важнейших основ социальной работы и как одна из учебных дисциплин, формирующих профессионализм социального работника.

Особое внимание заслуживают взаимосвязь социальной работы и антропологии, как науки, изучающей человека, преимущественно ранние формы социокультурной организации общества, традиции, быт, образ жизни социально-этнических общностей, этносов. Важнейшим звеном, органически соединяющим социальную работу и антропологию, является социальное пространство — социально освоенная часть природного богатства как среды обитания людей, пространственно-территориальный аспект жизнедеятельности общества и предметного мира человека.

Среди дисциплин, имеющих теоретический и прикладной смысл для практики социальной работы, следует назвать правоведение, так как оно исследует право как систему обязательных социальных норм, охраняемых силой государства, и другие общественные науки.

 

Глава 4. ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РАЗЛИЧНЫХ СФЕРАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(Функциональные технологии)

 

4.1. Технологизация социальных процессов. Сущность технологии социальной работы

 

Мировое сообщество вступило в XXI в. как с новыми возможностями развития прогресса, так и с серьезными проблемами. Социальная сфера остается той областью общественной жизни, которая нуждается не только в постоянном внимании властных органов и местных самоуправлений разных стран, но и в консолидированных усилиях более развитых государств по оказанию помощи бедным странам, бедствующим народам. Приоритетная направленность социального развития определяется самим характером общецивилизационного процесса. Все усиливающаяся роль информатизации и высоких наукоемких технологий повышает значимость позитивного воздействия различных субъектов на социальные процессы и объекты с возможностью воспроизводства эффективной системы взаимосвязанных способов и процедур такого воздействия. А это и есть технологизация социальных процессов, реализуемая путем применения социальных технологий.

Само понятие «социальные технологии» трактуется учеными неоднозначно. Одни исследователи (Н. Стефанов, А. Зайцев) в основу определения кладут принцип деятельного целеполагания. По мнению Н. Данакина, важнейшим проявлением технологичности является процесс направленного воздействия на социальный объект. Среди трактовок этого понятия, данных в толковом словаре «Социальные технологии» (1995), особо следует выделить определения М. Маркова, В. Дудченко и В. Макаревича. По мнению М. Маркова, социальная технология представляет собой способ реализации сложного процесса путем расчленения его на систему последовательных процедур и операций, выполняемых однозначно. В определении В. Дудченко и В. Макаревича упор делается на возможность воспроизводства социального процесса.

По мнению профессора В.Н. Иванова, сущность социальных технологий может быть раскрыта как система методов выявления и использования скрытых потенциалов социальной системы в соответствии с целями ее развития, социальными нормативами. Как отмечал ученый, социальные технологии — это совокупность операций, процедур социального воздействия на пути получения оптимального социального результата (укрепление социальной организации, улучшение условий жизни людей, предотвращение конфликта и т. п.).

Ярославский ученый И. Албегова важнейшей целью социальной технологизации видит содействие улучшению процессов адаптации социальных субъектов и объектов к условиям современного общества.

Ростовскими учеными социальные технологии рассматриваются как особый вид социальной теории. Процесс социальной технологизации предполагает осмысление вопросов о качественной и количественной определенности изучаемого общественного явления с последующей постановкой и обосновыванием вопроса о то, как, каким образом и в какой последовательности возможны специфические операции с результатами познавательной деятельности.

Свой вклад в разработку проблемы понятийной сущности социальных технологий внесли и зарубежные специалисты. Американские ученые Т.Н. Холланд и М.К. Петчерс важнейшим критерием социальной технологичности считают достижение конечной социальной цели. Они определяют социальную технологию как совокупность задач, требующих решения для достижения социальных целей и необходимых действий. Однако есть на Западе исследователи, которые вообще берут под сомнение правомочность распространения технологических подходов на социальную сферу и на такой ее важнейший компонент, как социальная работа. Шведские ученые Г. Бернлер и Л. Юнссон в своей книге «Теория социально-психологической работы», изданной в нашей стране в первой половине 90-х гг., писали в этой связи, что среди некоторых ученых-теоретиков считается «дурным тоном» слишком много говорить о технике. «В этой среде, — отмечают они, — существуют большие опасения относительно того, что тем самым можно прийти к технократическому подходу в социальной работе, что социальная работа станет подобием инженерного искусства или чем-то в этом роде». Хотя такие подходы существуют, но они вовсе не являются преобладающими в зарубежной социологии.

Анализ многочисленных определений понятия «социальные технологии» позволяет выделить три уровня его осмысления. Как область социологических знаний, социальные технологии являют собой вид социальной теории, обосновывающей вопрос о том, как и в какой последовательности возможны определенные операционные воздействия с результатами познавательной деятельности. Как часть механизма управления, социальные технологии являют собой метод управления социальными процессами, обеспечивающий систему их воспроизводства в определенных параметрах (свойства, объемы и др.), исключая виды деятельности и операции, не являющиеся необходимыми для получения социального результата. И, наконец, как рациональный способ осуществления разноплановой социальной деятельности социальные технологии являют собой совокупность способов профессионального воздействия на социальный объект с целью его улучшения, обеспечения оптимизации функционирования при возможном тиражировании данной системы воздействия.

Социальные технологии представляют собой важнейший компонент, особый тип общетехнологической системы общества. Наряду с социальными технологиями в эту систему по меньшей мере входят биологические или естественные и индустриальные. Биологические технологии отражают процесс образования, существования и воспроизводства растительного и животного мира. Индустриальные являют собой сложный процесс технологических решений преимущественно в производственной сфере. Компонентами биологических и индустриальных технологий сегодня выступают наукоемкие технологии, определяющие во многом научно-технический прогресс.

В научной литературе выделяют различные виды или типы социальных технологий. Так, по степени новизны различают принципиально новые {инновационные) и традиционные (технологии прошлого опыта) технологии. Разнообразные типы социальных технологий можно выделить и в зависимости от характера объекта технологического воздействия. Когда он определяется управленческо-орга-низационными аспектами, то выделяют технологии поиска стратегии управления, персонального менеджмента, социального прогнозирования и др. Отдельные исследователи наряду с организационно-деятельными и средовыми технологиями выделяют субъектные. В данном случае в роли предмета воздействия выступает сам социальный субъект, осуществляющий познание или деятельность.

С точки зрения масштабности ряд ученых выделяет глобальные и территориальные социальные технологии. Первые связаны с решением общечеловеческих проблем, с тенденциями мирового развития, с социальными проблемами воздействия природы и общества на человека. Вторые имеют определенные территориальные ограничения и отражают динамику процессов региональной социальной жизни.

Специфика социального воздействия на объект может определяться и уровнем общественных отношений. В этой связи довольно удачной является типология, предложенная профессором Л.Я. Дятченко. Он подразделяет социальные технологии на три группы: технологии макросистем, или макротехнологии, включающие в себя региональные подсистемы общества, классы, партии, большие социальные группы; мезотехнологии — технологии уровня города, населенного пункта, крупного трудового коллектива; микротехнологии, которые рассчитаны на небольшое объединение людей, общественные процессы на микроуровне, включая технологические процедуры самоорганизации, обеспечивающие рациональное использование личностного потенциала.

По мнению Л.Я. Дятченко, возможна классификация социальных технологий и по основным сферам общественной жизни, видам человеческой деятельности: производственно-трудовой, политической, подготовительно-трудовой или образовательной, занятий спортом, деятельности в семейно-бытовой сфере и т. п. Но при этом ученый отмечает, что теоретически система видов человеческой деятельности пока еще не разработана должным образом и, следовательно, неизбежны дискуссии по поводу правомерности выделения тех или иных видов технологий в соответствующую группу.

Ряд исследователей классифицирует социальные технологии по степени их практической включенности в организационный процесс технологической разработки и социального воздействия. Так, А.И. Пригожий среди социальных технологий выделяет: кабинетные, полученные на основе информационно-логического анализа; лабораторные, образованные в экспериментальных, искусственно созданных условиях; полевые, то есть полученные в реальной общественной среде.

В рамках учебного пособия нельзя проанализировать всю многовариантность классификации социальных технологий. Социальная сфера настолько обширна, что введение в научный оборот новых критериев порождает новые классификационные типы. Слабыми же сторонами классификационного разнообразия является недостаточная универсальность и невключенность в большинстве случаев в целостную систему социальных технологий технологии социальной работы.

Как нам представляется, поиск оптимальной типологизации целесообразно вести не в направлении выделения частных критериев, а по пути усиления универсальности самой классификации. В связи с этим, понимая под социальным общественное, правомерно выделить следующие шесть основных видов социальных технологий: технологии обеспечения социального функционирования общества (технологии социальной работы); политические технологии; технологии информационного обеспечения функционирования общества; технологии экономического функционирования общества и развития собственности; технологии правового обеспечения функционирования общества; технологии духовно-культурного развития.

Стержневым компонентом технологизации обеспечения социального функционирования общества являются социономические технологии. Они призваны повысить эффективность социальной работы, которая являет собой деятельность не только по оказанию социальной помощи нуждающимся с целью восстановления, сохранения или улучшения их способности к социальному функционированию, но и по обеспечению социальных прав граждан, по регулированию отношений человека в коллективе, с государственными структурами, по разрешению социальных конфликтов. Такое расширенное понимание социальной работы вполне соответствует ее сущностному содержанию. В хронографе «300 лет. История российских социальных служб» (2001), подготовленном при участии ведущих российских специалистов в области теории и практики социальной работы, названы следующие три основных компонента смыслового содержания социальной работы: целенаправленное влияние на формирование и реализацию социально-экономической политики на всех уровнях — от федерального до муниципального — с целью обеспечения здоровой социальной среды жизнедеятельности человека, создание системы поддержки людей; инициирование потенциала самопомощи человеку (семье), оказавшемуся в трудной жизненной ситуации; оказание социальной помощи отдельному человеку или группе лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, путем поддержки, консультирования, реабилитации, социального патронажа и использования других видов социальных услуг.

Следует также отметить, что расширенное толкование функциональных особенностей социальной работы получило распространение не только в отечественной, но и в зарубежной специальной литературе. Содействие установлению определенного баланса интересов между людьми, особенно гражданами, оказавшимися в сложной жизненной ситуации, с одной стороны, и обществом в лице государственных и общественных структур, с другой, становится важнейшей задачей социономической деятельности. В условиях нашей страны крайне необходимо, чтобы такой баланс интересов, такое взаимодействие обеспечивали потребности как индивида, так и общества в целом. Этому в значительной мере должны служить различные технологии социальной работы.

В структурном отношении технология социальной работы являет собой совокупность общих или функциональных и частных технологий. Функциональные технологии имеют более универсальный характер. Они применимы в работе не только с одной конкретной категорией лиц, нуждающихся в социальной помощи и поддержке, а с несколькими. Система функциональных технологий социальной работы включает в себя следующие, наиболее значимые технологические процедуры: социальную диагностику; социальную профилактику; социальную адаптацию; социальную реабилитацию; социальную коррекцию и терапию; социальную экспертизу, прогнозирование, моделирование; социальное посредничество и консультирование; социальное обеспечение и страхование; социальную опеку и попечительство; общественную некоммерческую благотворительную деятельность.

Частные технологии социальной работы в своей основе составляют определенные технологические процедуры оказания помощи конкретным категориям и социальным слоям, нуждающимся в поддержке. Массив частных технологий образуют следующие процедуры: технологии социальной работы в сфере занятости населения, с безработными гражданами; технологии работы с лицами деви-антного поведения; технологии социальной работы с лицами, страдающими психическими расстройствами и склонными к суициду; технологии работы с семьями, нуждающимися в социальной помощи; феминологические технологии социальной работы; технологии социальной работы с инвалидами, гражданами пожилого возраста; технологии социальной работы с детьми, подростками и молодежью, оказавшимися в сложной жизненной ситуации; технологии социальной работы с малообеспеченными слоями населения; технологии социальной работы в решении национально-этнических проблем; технологии работы с бездомными; технологии работы с мигрантами, беженцами, вынужденными переселенцами; технологии социальной работы в армии и пенитенциарных учреждениях; технологии социальной работы на производстве, по месту жительства и др.

Как уже отмечалось, наряду с технологиями социальной работы в систему социальных технологий входят также политические технологии, технологии информационного и правового обеспечения функционирования общества, технологии экономического его функционирования и технологии духовно-культурного развития. Политические технологии призваны обеспечивать процессы административно-властного и самоуправленческого регулирования общественной жизни. К их числу можно отнести: технологии законодательного обеспечения жизнедеятельности общества; технологии судебного обеспечения политического функционирования государства; технологии функционирования исполнительных органов власти; технологии деятельности органов местного самоуправления и технологии функционирования общественных (политических) организаций и движений.

Массив технологий информационного обеспечения функционирования общества включает в себя прежде всего технологии печатных и электронных СМИ, а также компьютерного производства, хранения и распространения информации. К числу этого вида социальных технологий относят и технологии фото-информационного обеспечения социальных процессов, рекламные технологии, технологии дизайна и моды.

Технологии экономического функционирования общества и развития собственности можно структурировать на макро- и микроэкономические. К первым относят технологии обеспечения гарантий собственности и соблюдения обязательств в экономических отношениях, антимонопольные технологии, технологии фискальной и кредитно-денежной политики. Они осуществляются на правительственном уровне. Микроэкономические же технологии действуют на уровне предприятий. К их числу относят технологии производственной, ценовой, сбытовой и финансовой политики предприятий.

С политическими, экономическими и другими видами социальных технологий тесно взаимодействуют технологии правового обеспечения функционирования общества. К ним можно отнести технологии регулирования норм конституционного, административного, финансового, гражданского, трудового, семейного, уголовного права и др.

Особое место в системе социальных технологий занимают технологии духовно-культурного развития общества. В их числе выделяют технологии образовательно-воспитательной деятельности, развития просвещения и науки, развития литературы и искусства, технологии этикета, досуговедческие технологии.

Социальную работу можно рассматривать трояко: как науку, образовательную специальность и особый вид профессиональной деятельности. Выделение технологий возможно в каждой из этих сфер социальной работы. Научный подход предполагает изучение закономерностей, тенденций, важнейших факторов, структурно-логических связей, принципов, методов социономической теории и практики. В этом случае социальные технологии выступают как способы применения теоретических положений и выводов в решении задач практической социономии. Сейчас пока еще не создана достаточная научно-исследовательская база по актуальным проблемам социальной работы, не в полной мере разработана ее научная теория. Все это сдерживает решение вопроса об открытии научной специальности «Социальная работа» в рамках социологического направления классификатора научных специалистов. Однако, как нам представляется, в ближайшие годы для этого будут созданы необходимые условия.

Когда социальная работа выступает как образовательная специальность, включая в себя различные циклы учебных дисциплин, то ее технологии являют собой не только знания, но и умения информационного, обучающего характера. В учебном процессе по подготовке социальных работников, бакалавров, магистров и специалистов по социальной работе, образовательные технологии обусловлены государственными стандартами, программами, учебными планами, формами и методами обучения.

В данном случае в качестве технологий выступают такие традиционные формы обучения, как лекции, практические, лабораторные занятия, написание курсовых и дипломных работ (проектов) и др. Широкое развитие получают в настоящее время и инновационные формы образовательных технологий (рейтинговая система контроля знаний, тестовая проверка, коллоквиумы и др.).

Определяющей же сферой социальной работы является ее деятельная составляющая. Именно в социальной работе как профессиональной деятельности технологии выступают концентрированно, в форме систематизированных знаний, умений и навыков, обобщающих опыт практической работы. В зависимости от того, будем ли мы рассматривать социальную работу в расширенном или в узкопрофессиональном ее понимании, может применяться тот или иной набор технологий. В первом случае технологии социальной работы нацелены на большинство российского общества, включая нарождающийся средний класс, на широкий спектр социальной сферы, на создание условий, позволяющих повысить жизненный уровень народа, уменьшить количество людей, нуждающихся в социальной помощи. Это направление носит стратегический характер. Во втором случае речь идет о технологиях социальной работы с нуждающимися слоями населения. Это технологии тактического характера, которые в настоящее время являются определяющими в российской системе социальной работы. Из-за сложностей в экономике у нашего государства пока не хватает средств для должного обеспечения функционирования стратегических, упреждающих технологий социальной работы. Государственная власть в социальной сфере вынуждена пока все еще выступать преимущественно в роли пожарного, помогая лишь крайне нуждающимся. Выражением этой ориентации в системе социальной работы является концепция адресной социальной помощи. Думается, что для успешного осуществления социальной работы необходимо сочетать упреждающие технологии стратегического характера с технологиями тактической направленности. Например, для ослабления проблемы детской безнадзорности и беспризорности недостаточно выработать и реализовать частные технологии оказания конкретной помощи безнадзорным и бездомным детям. Важно разработать и реализовать технологии, направленные на снятие причин, ведущих к безднадзорности, на профилактику беспризорности.

В научной и учебной литературе довольно часто говорится о технологии социальной работы как совокупности технологий, что представляется вполне приемлемо. Итак, технология социальной работы — это совокупность взаимосвязанных процедур и способов профессионального воздействия на социальный объект с целью его улучшения, обеспечения оптимизации функционирования при возможном тиражировании данной системы воздействия. При узкопрофессиональной направленности социальной работы ее технология являет собой совокупность способов профессионального воздействия на социальный объект, позволяющих более эффективно и своевременно оказывать помощь нуждающимся категориям населения при возможном повторении этой процедуры воздействия.

Технология социальной работы, как учебная дисциплина общеобразовательного цикла основой образовательной программы подготовки специалиста по специальности 350 500 — «Социальная работа» условно включает в себя два основных раздела: функциональные (общие) и частные технологии социальной работы. Тем и другим технологиям присущи определенные методы, способы реализации. Поэтому предметную основу изучения этого курса составляет совокупность функциональных и частных технологий с их основными методами.

Одной из важнейших задач учебного курса «Технология социальной работы» является ознакомление студентов со знаниями технологического характера, с навыками оказания профессиональной помощи нуждающимся и способами обеспечения оптимизации функционирования различных социальных объектов. При изучении этой дисциплины необходимо опираться на знания таких фундаментальных наук, как психология, педагогика, социология, а также на общепрофессиональные предметы: антропологию, социальную политику, историю социальной работы, теорию социальной работы и др. Интеграционный подход к осмыслению многих аспектов перечисленных наук поможет студентам и слушателям системы переподготовки в усвоении курса «Технология социальной работы».

Как свидетельствует отечественная социономическая практика, ответственной задачей социальных работников и специалистов по социальной работе является изучение и внедрение с учетом местной специфики хорошо зарекомендовавших себя традиционных технологий, а также апробация и применение инновационных технологических процедур. В этой связи следует отметить, что не нужно отождествлять традиционные технологии с рутинными. Последние характеризуются набором не только устаревших, но и неэффективных методов, средств социального воздействия. Этого не скажешь о многих традиционных технологиях. Неотъемлемым элементом инновационных технологий социальной работы должна стать их ориентация на овладение клиентом способностей социального самообеспечения, социальной самозащиты.

Опыт применения функциональных технологий социальной работы свидетельствует об определенной специфике их использования. В ряде случаев некоторые технологические процедуры взаимосвязаны и взаимообусловлены. Например, социальная диагностика предшествует проведению многих других технологических действий (адаптации, коррекции, терапии и др.), а социальная адаптация порой переходит в реабилитацию. Может быть и так, что средством реабилитации выступает адаптация или даже коррекция. Возможно и комплексное использование нескольких функциональных технологий. Так могут совместно использоваться методы социальной коррекции и терапии.

Особого внимания заслуживает проблема эффективности технологий социальной работы. Технологичность в социальной сфере довольно специфична и не всегда имеет наглядных критериев. Ведь объектом технологического воздействия очень часто бывает личность, человек со своим сложным внутренним миром и изменчивым настроением. Поэтому социономическое воздействие на него не всегда поддается вполне определенной систематизации и регламентации, а следовательно, затруднена фиксация результата, уровня действенности такого воздействия. Как справедливо заметила в этой связи исследователь Т.А. Трофимова, социальная работа, обладая относительной самостоятельностью, предстает как система с присущей ей структурой, функциями и другими элементами, в основе которых лежит схема «человек — человек». Поэтому оценка управленческого воздействия технологии прочтения и интерпретации полученных результатов представляет определенную методологическую и практическую трудность. Признавая все это, не следует нивелировать критерии технологичности в социальной работе. Социономи-ческую деятельность, конечно, нельзя оценивать также как производственную. Однако и в социальной сфере критериями остаются конкретное продвижение в решении той или иной проблемы, улучшение состояния клиента, нормализация его отношений в семье, коллективе и пр. А это все вполне определимо и позволяет судить о результатах технологических усилий социальных работников и специалистов по социальной работе.

Наряду с результативностью социальных технологий в социономии встает вопрос и об их экономичности. Как показывают расчеты, во многих случаях удается достичь не только окупаемости технологического воздействия, но и его прибыльности для государства. Например, это относится к комплексной реабилитации участников боевых действий (комбатантов), имеющих признаки острого или посттравматического стрессового расстройства, а также членов их семей. Как отмечают специалисты (А.А. Кучер и др.), на рубль, вложенный в систему комплексной реабилитации одного такого участника, наше государство может получить в качестве прибыли 35 рублей. Она образуется за счет экономии на потерях от асоциальных действий нереабилитированного участника боевых действий и потерях от его непроизводительного труда, а также благодаря экономии на содержании специалистов, обеспечивающих законопослушность ветерана с признаками посттравматического стрессового расстройства, и, наконец, дохода от производительного труда реабилитированного комбатанта. Следовательно, умелое применение технологии комплексной реабилитации таких участников боевых действий и их семей не только необходимо, но даже экономически выгодно государству.

Система технологического воздействия в практической социальной работе в перспективном отношении будет, вероятно, развиваться в направлении не только оказания социальной помощи нуждающимся лицам, но и обеспечения взаимовыгодного паритета между отдельными гражданами и обществом в целом. Целью такого паритетного состояния является не только большая социальная стабильность, но и улучшение уровня жизни, общего благосостояния народа.

В настоящее время в нашей стране продолжается процесс становления социальной работы как профессиональной деятельности, идет поиск наиболее приемлемых форм и методов технологизации социальных процессов. Причем проходит все это в трудных условиях посткризисного и пока еще стагнационного состояния отечественной экономики, что ограничивает возможности государства по финансовому обеспечению многих социальных программ, проектов и решений.

В заключение следует отметить, что сущностную основу той или иной модели общественного устройства в значительной мере составляет состояние социальной сферы, эффективность технологизации социальных процессов. Умелое применение действенных социальных технологий, включая технологии социальной работы, может обеспечить прогрессивное развитие государства и выбор наиболее оптимального механизма общественного функционирования.

 

4.2. Основные виды, формы и методы технологии социальной работы в различных сферах жизнедеятельности человека

 

Социальная работа осуществляется сегодня в ведущих сферах жизнедеятельности общества: в образовании и здравоохранении, в промышленном и сельскохозяйственном производстве, в воинской среде, в системе исполнения наказаний и др. В каждой области социальной сферы решаются конкретные задачи по оказанию помощи и поддержки человеку, существует своя законодательная и нормативно-правовая база социальной работы, применяются апробированные технологии, создаются общественные условия для полной реализации функций социальной работы как профессионального вида деятельности.

Идея прав человека и концепция профессионализма являются главными идеями социальной работы, вокруг которых накапливается опыт социальной защиты людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Защита прав, определяющих положение человека в обществе и соответствующих его основным социальным потребностям, является и основанием социальной работы, и ее стимулом в любой сфере жизни общества. Имеются в виду права человека, без которых он не может состояться, — право на жизнь, труд, социальное обеспечение в старости, охрану семьи, достаточный жизненный уровень.

Каждый человек обладает абсолютным и очевидным правом на определенные блага — это утверждение является базовой профессиональной установкой социального работника, в какой бы сфере он ни работал. И несмотря на то, что представления о правах человека в разное время подвергались коренному пересмотру, этот принцип существенных изменений не претерпел. Наоборот, к началу XXI в. количество людей, желающих профессионально или на общественных началах приблизиться к реализации этого принципа в жизнь, значительно возросло. Миллионы людей принимают участие в оказании помощи нуждающимся в качестве парапрофессионалов, это практические психологи, психотерапевты, социальные педагоги, социальные работники, а также «добровольцы» и др.

Однако существует потребность более четко определить границы между профессиональной деятельностью названных специалистов, а также уяснить суть различий позиций людей, занятых в разных общественных системах помощи, обеспечивающих не только социальную защиту и социальное обслуживание, но и освобождение человека от нужды, бедности, несправедливости, маргинальности, помощь в преодолении ограничения возможностей, улучшение способности самостоятельно решать свои проблемы и преодолевать трудности. Социальная работа как профессия оказывается средоточием более глубокого знания масштабов человеческих бедствий. А это значит, что представители этой профессии могут обеспечить государству более адекватную обратную связь в ответ на претворяемые в жизнь правительственные решения, подсказать пути улучшения качества жизни, элементами которого являются состояние окружающей среды и физическое здоровье, уровень развития экономики, образования, здравоохранения, социальной защищенности и др. В какой бы сфере ни работал социальный работник, он обязан исходить из принципиальной профессиональной позиции: человек должен иметь условия, необходимые ему для развития и достойной жизни, облегчать повседневную жизнь людей, помогать им решать многочисленные социальные проблемы, исполнять свои функции с учетом специфики социальной сферы, конкретного социума. Объектом социальной работы является «личность в социуме». Взаимодействие клиента социальной работы со специалистами, различными структурами и окружением составляет предмет социальной работы в любом социуме.

Для повышения эффективности и результативности социальной работы большое значение имеет учет специфики, социального положения, потребностей и интересов различных групп населения, данные которого используются органами социальной защиты, социальными службами, практическими социальными работниками в своей деятельности

Социальные проблемы многих категорий населения являются межведомственными, проблемами государства и общества, поэтому они требуют для своего разрешения скоординированных усилий государственных и негосударственных структур как на федеральном, так и на региональном уровне. Например, для оперативного и квалифицированного решения социальных проблем, связанных с занятостью инвалидов, может быть предусмотрено:

• прямое финансирование и льготное кредитование потенциальных работодателей;

• оказание активного содействия специализированным предприятиям, использующим труд инвалидов;

• ежегодное определение для инвалидов перечня профессий ч гттрциальностей, пользующихся устойчивым спросом и конкурентоспособностью;

• развертывание системы переобучения лиц с ограниченными возможностями более конкурентоспособным специальностям;

• обучение и переобучение инструкторов, ведущих обучение инвалидов;

• для детей-инвалидов создание сети спецшкол первичной трудовой адаптации, создание при детских домах-интернатах отделений медико-социальной и трудовой реабилитации для умственно отсталых детей и подростков-инвалидов с поражением опорно-двигательного аппарата.

Одним из условий, обеспечивающих результативность социальной работы в различных сферах жизнедеятельности человека, является разработка и внедрение технологий социальной работы, с помощью которых обеспечивается достижение определенных целей социальной работы, необходимых общественных изменений по отношению к отдельному человеку или группе лиц, удается осуществить широкий спектр социальных, социально-экономических, социально-психологических, медико-социальных и других мероприятий для решения проблем клиентов.

Социальный работник помогает клиенту: а) обеспечивая выживание, обучая способам самостоятельного решения житейских проблем, б) открывая возможности самообеспечения и достижения достойного уровня существования; в) обеспечивая связь трудной жизненной ситуации, содействуя эффективной и слаженной работе этих систем; г) стремясь как посредник между человеком и государством изменить ситуацию социального функционирования своего клиента, найти эффективные и гуманные средства решения его проблем, заставить государственную систему учитывать его интересы и потребности, создать в социуме необходимые условия для быстрейшей социальной адаптации клиента.

Владение современными технологиями социальной работы позволяет специалистам своевременно удовлетворять жизненно важные потребности людей, обеспечивать их выживание в кризисные периоды и непосредственно воздействовать на формирование качества и уровня их жизни.

Технология социальной работы — это совокупность научных знаний, средств, приемов, методов и организационных процедур, направленных на оптимизацию объекта социального воздействия. К важнейшим видам технологий социальной работы относятся: социальная диагностика, социальная профилактика, социальная реабилитация, социальная коррекция, социальная терапия. Они ориентируют на целостный подход к человеку, учет его интересов, потребностей, ценностных ориентации, на создание общественных условий, способствующих мобилизации потенциала внутренних сил личности для решения возникших проблем и трудностей. Трудно переоценить значение технологий социальной защиты, социальной помощи и социальной поддержки. Благодаря им удается осуществить адресную социальную помощь прежде всего остро нуждающимся и слабо социально защищенным группам населения, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Не менее значимы и частные технологии, научно обоснованные технологические стандарты работы с конкретными группами — инвалидами, пенсионерами, одинокими и больными людьми, безработными, беженцами и другими категориями, включающими необходимое описание задач, ресурсов, мер, действий, других составляющих. Они позволяют осуществить индивидуальный подход к каждому клиенту и помочь в решении возникших у него проблем.

Недостаточно пока методик и технологий социальной работы, ориентированных на индивидуальную работу с клиентом, все еще преобладают групповые технологии. Российские специалисты оказались не подготовленными к практической работе с такими социальными объектами, как безработные, беженцы, бомжи. Поэтому весьма актуальны: адаптация ранее используемых технологий к современным социальным условиям, к потребностям организации социальной работы с учетом специфики различных групп населения; разработка новых технологий; ориентация технологий социальной работы на новые приоритеты социальной жизни: обеспечение адресности, интересов семьи, максимальное использование местных ресурсов и возможностей для решения социальных проблем человека.

Для ускорения разработки и внедрения более действенных средств социальной работы в различных сферах жизнедеятельности общества необходимо дальнейшее углубление научных исследований, призванных помочь в создании, апробации, улучшении новых методик, механизмов, систем, процедур. Нужны прикладные исследования новых инициативных авторских методик, которые могли бы лечь в основу новых технологий. Трудно переоценить значение оперативного мониторинга, осуществляемого в процессе оказания социальной помощи. Речь идет о стандартизированных тестах, систематических наблюдениях, используемых в работе с конкретным человеком, семьей, группой людей и т. д. Такие исследования помогают принимать верные решения, быстрее осваивать новые технологии, добиваться желаемого изменения в объекте исследования.

Повышается значение междисциплинарного подхода к разработке и внедрению технологий, сочетания социальных, социально-технологических, социально-медицинских приемов, способов действия, процедур. Только усилиями специалистов различных отраслей знания могут быть разработаны высокоэффективные научно обоснованные технологические стандарты социальной работы с различными категориями клиентов, включающие результативные приемы и способы действий и позволяющие выделить конкретного человека с его потребностями и интересами, нуждами и проблемами, настроениями и заботами.

Особую роль в осуществлении социальной работы с различных сферах жизнедеятельности общества играют территориальные социальные центры, социальные службы. Они могут быть специализированными: психолого-педагогические; экстренной психологической помощи по телефону; медико-социальной реабилитации лиц с ограниченными возможностями; социальной реабилитации дезадаптированных детей и подростков; помощи беженцам и лицам, пострадавшим от стихийных бедствий и межнациональных конфликтов; социальной помощи несовершеннолетним беременным; социальные приюты и т. п.; а также комплексными: территориальные центры социального обслуживания населения; центры социальной помощи семье и детям; центры дошкольной и внешкольной работы с несовершеннолетними и т. п.

Опыт свидетельствует о высокой результативности работы многих территориальных центров. Им удается сконцентрировать внимание на таких проблемах, как: организация в различных формах материальной помощи особо нуждающимся группам населения, содействие их самообеспечению и достижению ими материальной самостоятельности; оказание разнообразных видов психологической, социально-педагогической, медико-социальной, юридической, реабилитационной, профилактической и иной помощи, широкого комплекса услуг по семейному консультированию и планированию семьи; осуществление ряда мероприятий по охране прав детей, передаче их на усыновление, под опеку и попечительство; предоставление информации гражданам об их социально-экономических правах, и пр.

Бесспорным достоинством центров является то, что они помогают наладить разнообразные формы социальной работы с учетом интересов и потребностей различных категорий населения, в непосредственном с ними контакте и на наиболее доступном для них территориальном уровне. Определяющее значение получает принцип содействия самопомощи, означающий, что, предоставляя помощь и услуги клиенту, социальные работники должны стимулировать его, реализовать потенциал собственных сил и возможностей, восстанавливать свою дееспособность и активное социальное функционирование, опираясь на собственные силы. Это позволяет не просто оказывать социальные услуги, а осуществлять качественное, личностно ориентированное обслуживание клиентов, основанное на концепции самопомощи, включении возможностей личности клиента в механизмы социальной защиты.

Состояние социальной работы в различных сферах жизнедеятельности общества в решающей степени определяется умением и способностью специалистов по социальной работе работать с людьми, в совершенстве владеть методами социальной работы с самыми разными типами клиентов.

Рассматривая социальную работу как особый вид практической деятельности, сущность социальных технологий можно интерпретировать, в первую очередь как совокупность приемов, методов и воздействий, направленных на оказание помощи, поддержки, защиты всех людей, особенно «слабых» слоев и групп населения. Именно в практической социальной работе в концентрированном виде выступают социальные технологии как обобщение накопленных и систематизированных теоретических знаний, опыта, умений и практики работы субъектов социальной деятельности.

В соответствии с таким общим подходом можно далее конкретизировать технологии, применяемые в социальной работе (имеются в виду все три аспекта социальной работы, в которых технологии выступают преимущественно в форме знаний (наука), знаний и умений (обучение), а также знаний, умений, опыта и практики (деятельность)).

Классификация технологий в социальной работе как виде практической деятельности в различных социальных сферах может быть осуществлена по различным основаниям, так как социальная работа включает в себя такие компоненты (элементы), как объекты, субъекты, содержание, средства, управление, функции и цели. Главное здесь — учесть специфику объектов и видов социальной работы в различных сферах жизнедеятельности общества и их взаимосвязь.

Теория и практика в России и за рубежом выявили целый ряд направлений (видов) социальной работы в различных сферах жизнедеятельности общества. Это социальный контроль и социальная профилактика, социальная терапия и социальная реабилитация, социальная помощь и защита, социальное страхование и социальное обслуживание в сфере быта, социальное попечительство и социальное посредничество и др. Эти виды социальной работы и выступают ее основными технологиями. Они очень тесно связаны между собой и в то же время относительно автономны, специфичны по целевому назначению и функциональному содержанию.

Несмотря на общность этих технологий в работе в разных сферах жизнедеятельности общества, они существенно разнятся в соответствии со спецификой объектов социальной работы социальных сфер. Поэтому интеграция социальной деятельности с учетом специфики объектов, особенностей видов социальной работы и сфер жизнедеятельности имеет принципиальное значение.

Виды работ (технологий) весьма разнообразны. Приведем один пример — социальное обслуживание на дому пенсионеров. К числу надомных услуг, гарантированных государством, относятся: организация питания и доставка продуктов на дом; помощь в приобретении медикаментов, товаров первой необходимости; содействие в получении медицинской помощи и сопровождение в медицинские заведения; помощь в поддержании условий проживания в соответствии с гигиеническими требованиями; организация различных социально-бытовых услуг (ремонт жилья, обеспечение топливом, обработка приусадебных участков, доставка воды, оплата коммунальных услуг и др.); помощь в оформлении документов, в том числе для установления опеки и попечительства, при обмене жилья, помещении в стационарные учреждения органов социальной защиты населения; содействие в организации ритуальных услуг и в погребении одиноких умерших.

Поскольку социальную работу можно рассматривать в широком и узком смысле, в зависимости от этого различают и технологии. Если во втором случае речь идет преимущественно о технологиях работы со «слабыми» слоями населения, то в первом — о технологиях социальной защиты всех слоев населения, о создании таких условий (что связано с сущностью и содержанием социальной политики), которые способствовали бы уменьшению численности и доли населения, нуждающегося в помощи и поддержке, помогали бы населению самому решать свои проблемы. Этого можно добиться также путем создания (реализации) технологий более глобального характера, затрагивающих процесс функционирования и развития общества.

Учитывая интегрированный, универсальный характер социальной работы, можно выделить собственно социальные технологии, социально-педагогические, социально-психологические, социально-медицинские и другие технологии.

Технологии в социальной работе различаются по своему уровню: простые, доступные неспециалистам; сложные, требующие квалификации одного специалиста; сложные, требующие квалификации специалистов в разных областях. Различают социальные технологии и по сложности субъекта социальной работы, в частности социальные службы различных уровней и направлений.

Возможна типологизация социальных технологий и по другим критериям. В частности, можно выделить «внешние» по отношению к клиенту социальные технологии — государственное вмешательство, помощь общественных и других организаций, частных лиц. Главное их содержание — создать такие условия, чтобы человек (группа, слой) сам решал свои проблемы. Примером этого может служить создание рабочих мест на предприятиях для инвалидов. От «внешних» технологий отличаются социальные технологии (т. е. способы, действия), осуществляемые самими клиентами. Например, организация собственного дела, откладывание определенной доли дохода (процентов) для социального страхования и др. Кроме того, различают технологии в социальной работе с проживающими на территории страны и с населением, группами, оказавшимися по тем или иным причинам за ее пределами (русскоязычное население, русские в государствах СНГ), а также социальные технологии, применяемые в России и за рубежом, что обусловлено разными условиями жизни, уровнем экономического развития, культурными традициями и другими особенностями.

Существует тесная связь классификации технологий в социальной работе с социальными технологиями. В социальной работе можно также выделять инновационные и рутинные технологии. Если первые базируются на инновационных подходах к решению социальных проблем, то вторые характеризуются, как правило, набором уже устаревших методов и средств, основанных на обыденном сознании, практической смекалке, не отличаются высокой наукоемкостью. Их применение связано обычно с оказанием нуждающимся людям элементарной помощи, не требующей специальной подготовки.

Примером инновационных технологий могут служить, в частности, современные социальные технологии профессионального обучения безработных, в основе которого лежит активное использование достижений науки в целях получения нового качества знаний обучаемых, новых свойств и характеристик обучения.

В социальной работе используют и региональные технологии, что обусловлено спецификой отдельных территорий, а также технологии, учитывающие специфику различных сфер жизнедеятельности.

Технологии в социальной работе во многом предопределяют ее эффективность.

 

4.3. Социальная диагностика, применение ее методов в социальной работе

 

Социальная диагностика является непременным элементом любого технологического цикла, даже самого простейшего. Диагностика обычно предшествует другим технологическим процедурам социальной работы. Социальная диагностика — это процесс исследования социального объекта, явления путем распознавания и изучения причинно-следственных связей, отношений, характеризующих его состояние и тенденции развития. Цель диагностики заключается в проникновении в сущность конкретных социальных проблем, присущих объекту или явлению, и их описание в системе показателей (норм, нормативов, ориентиров диагностируемой сферы жизнедеятельности).

Как способ не только индивидуального, но и комплексного накопления социологических знаний диагностика вошла в исследовательскую практику на рубеже XIXXX вв. По мнению специалистов, сам термин «социальная диагностика» утвердился в конце 20-х — начале 30-х гг.

Будучи технологической процедурой, социальная диагностика включает в себя определенные этапы. В имеющейся научной и учебной литературе приводятся различные варианты выполнения процесса диагностики. Наиболее общий из них, как нам представляется, приведен в толковом словаре «Социальные технологии» (1995). Здесь дана модель ведения социальной диагностики, состоящая из трех основных этапов.

Первый — предварительное ознакомление с объектом, постановка задач, выделение состава диагностируемых ситуаций, параметров ситуации, выбор показателей методик; второй — измерение и анализ показателей; третий — построение выводов, заключение по диагнозу.

Отдельные исследователи самостоятельными этапами ведения социальной диагностики выделяют проведение общей и специальной диагностики. Общая диагностика предполагает выделение и анализ наиболее важных проблем исследуемого явления, а частная диагностика нацелена на распознание и анализ частных, более узких проблем диагностируемого явления.

При принятии управленческих решений целесообразно придерживаться определенной структуры социальной диагностики. Ряд исследователей в такую структуру включает следующие основные элементы: оценку состояния социального объекта на основе заранее определенного набора показателей (статистических данных, балльных экспертных оценок, средств косвенного замера и др.); определение эталонного или нормативного состояния социального объекта; соотношение эталонного и реального состояния социального объекта с последующей подготовкой управленческих решений.

Наряду с практическими предписаниями, рекомендациями социальный диагноз может содержать и теоретические выводы. Рекомендации, скорректированные с учетом конкретной ситуации, имеющихся ресурсов и возможностей, являются серьезным обоснованием для принятия соответствующих решений, применения новых моделей поведения, проведения определенных коррекционных действий и других мер.

Эффективное ведение социальной диагностики предполагает соблюдение ее важнейших принципов. Под ними нужно понимать строго определенные исходные положения, соблюдение которых является целесообразным и даже необходимым условием получения достоверных результатов исследования. К таким принципам диагностики обычно относят: объективность, принцип комплексного анализа, причинно-следственную обусловленность и др.

Способами, специальными приемами ведения социальной диагностики являются методы. Они, образно говоря, оживляют технологические компоненты диагностики. Разнообразие ее методов зависит от специфики диагностируемого социального явления, поставленных целей и задач исследования.

Систему методов социальной диагностики условно можно подразделить на две основные группы: методы проведения диагностического исследования и методы анализа диагностической информации, определения приоритетности проблем. Методы первой группы позволяют получить наиболее достоверную информацию о явлении, объекте исследования. К их числу относятся следующие методы: сбор первичной информации, ознакомление с документальными и статистическими материалами; диагностическая беседа; наблюдение; интервью; анкетирование; тестирование и др.

На самом начальном этапе ведения диагностики целесообразно использовать метод сбора первичной информации, ознакомиться с имеющимися документами и статистическими материалами. Исследуя то или иное социальное явление, важно изучить соответствующие нормативные документы, справки, отчеты. Если социальным объектом выступает, например, ребенок, находящийся в специализированном реабилитационном учреждении (приюте), то сбор информации о нем начинается буквально сразу же. В первую карантинную неделю его проживания здесь проводится первичное обследование. Собирается информация, необходимая для характеристики социального статуса ребенка: когда, кем и откуда доставлен, что известно о его родителях, родственниках, где воспитывался ранее, какой класс и какой школы посещал, есть ли прописка. Тогда же специалисты по социальной работе проверяют наличие и характер документов, составляющих личное дело ребенка: справка о рождении, медкарта, справка о прописке, табель или справка из школы, которую он посещал и др. Первичная информация о ребенке включает в себя данные оперативного медицинского освидетельствования и психологического обследования. Освидетельствование отражает общефизическое развитие ребенка, состояние его нервной системы, результаты лабораторного обследования. Первичное психологическое исследование позволяет дать оценку эмоционально-психической сферы ребенка, определить его тип нервной системы, выявить особенности поведенческих реакций на стресс, сохранность интеллекта и др.

В ряде случаев сбор первичной информации о социальном явлении обязательно сопровождается ознакомлением и со статистическими материалами, В частности, это делается при диагностическом исследовании проблем занятости, ситуации на рынке труда, процессов демографической направленности и др.

Распространенным методом социальной диагностики является беседа. Ее обследовательский, клинический характер позволяет получить достоверную информацию, уточнить некоторые предположения и восстановить более широкий контекст происхождения симптомов. Вопросы, которые может задать специалист по социальной работе, выступая в ходе беседы с ребенком в роли психодиагноста, могут быть самые разнообразные. Воспроизведем их, учитывая технологическую значимость умело организованной диагностической беседы: 1) Грызет ногти? 2) Сосет палец? 3) Отсутствует аппетит? 4) Разборчив в еде? 5) Засыпает медленно и с трудом? 6) Спит спокойно? 7) Встает бодро и охотно? 8) Жалуется на боли в голове? 9) Жалуется на боли в животе? 10) Бывает часто рвота? 11) Бывает часто головокружение? 12) Заикается? 13) Чрезмерно потеет? 14) Краснеет, бледнеет? 15) Легко пугается? 16) Часто дрожит от возбуждения и волнения? 17) Часто плачет? 18) Часто моргает? 19) Дергает рукой? Плечом? 20) Недержание мочи, кала (днем или ночью)? 21) Бывают припадки злости? 22) Играет с какой-либо частью тела? 23) Боится за свое здоровье? 24) Бывает ли у него побуждение постоянно и целенаправленно что-нибудь делать? 25) Бывает ли так, что замечтается, и мысль его где-то далеко? 26) Не умеет сосредоточиться ни на чем? 27) Имеется что-нибудь, что для него всегда особенно важно? 28) Имеются ли у него заботы? Какие? 29) Он очень тревожен? 30) Старается быть всегда тихим? 31) Боится темноты? 32) Часто видит фантастические предметы? 33) Боится одиночества? 34) Боится животных? Каких? 35) Боится чужих людей? 36) Боится шума? 37) Боится неудачи? В чем? 38) У него бывает чувство стыда, позора или виновности? 39) У него бывает чувство своей ущербности, неполноценности? 40) Лжет как-нибудь? Когда и как? 41) Выдумывает о себе неправдивые истории? 42) Как заботится о своей внешности? 43) Как соблюдает порядок в своих вещах? И т. п. (Абрамова Г.С. Практическая психология. М., 1997. С. 67—68). Выбор вопросов для диагностической беседы осуществляется специалистами по социальной работе или социальным психологом с учетом их практики и опыта проведения такого исследования. Важно при этом учитывать и результаты наблюдения за поведением ребенка, и другие ситуативные особенности.

Особым методом проведения диагностического исследования да и вообще профессиональным атрибутом общения специалиста по социальной работе является наблюдение. Оно позволяет получить значительную информацию о клиенте, о его психологических особенностях, оценке им конкретной ситуации, его отношении к окружающим и др. Поведенческая реакция диагностируемого отслеживается специалистом в журнале наблюдения.

В ряде случаев для получения более достоверной информации специалисту необходимо регулярно и довольно продолжительное время наблюдать за своим подопечным. Внешне незаметный и системный характер наблюдения позволяет снизить влияние фактора сознательной самопрезентабельности исследуемого. Такая самопрезентация наблюдается тогда, когда специалист по социальной работе отслеживает словесную (вербальную) информацию клиента. В этом случае он очень часто стремится подать себя, выглядеть лучше и проявить наиболее привлекательные стороны своего характера. Черты демонстративное™ могут скрыть реальный образ человека. И специалисту необходимо учитывать это, задаваясь вопросами: «Является ли он сейчас самим собой? Всегда ли он такой?» Без осмысления этого специалист может оказаться в «плену артистизма своего подопечного» и не получить достоверной информации в ходе такого «наблюдения». В меньшей мере подвержена заданности несловесная информация о наблюдаемом клиенте. Эту невербальную информацию специалист воспринимает через движения, жесты, мимику и пантомиму, тембр голоса и темп речи. Наблюдая, например, за деятельностью ребенка, находящегося в реабилитационном учреждении, следует особое внимание обратить на такие показатели: общий фон настроения; контактность; эмоциональное реагирование на поощрение и одобрение, замечания и требования; реакция на трудности и неуспехи при выполнении заданий. Совместно с логопедом специалист по социальной работе в ходе наблюдения за речью, а в ряде случаев и за письменными работами исследуемых, получает данные о развитии речевой сферы детей.

Свои особенности имеет технология системного и комплексного наблюдения за детьми и подростками в условиях реабилитационного центра. В одной из публикаций на страницах журнала «Семья в России» (1997 г.) показана специфика такого комплексного диагностического наблюдения. При работе с малышами социальный педагог или специалист по социальной работе должен оценить: сформированность представлений у детей об окружающем мире; сформированность речевой сферы; общий уровень умственного развития, понятливость; навыки общения со взрослыми и сверстниками; особенности игровой и учебной деятельности, наличие положительных ориентации, результативность деятельности; проявление навыков произвольного внимания и деятельности; отношение к указаниям взрослых; умение правильно оценивать свои поступки и поступки других; степень сформулированности двигательных навыков и умений, двигательной активности; положительные и отрицательные черты индивидуальности. Специалистам же, ведущим комплексное и системное наблюдение за подростками, следует учитывать следующие особенности этого процесса: выявлять наличие мотивации к обучению и трудовой деятельности, самообслуживанию; определять уровень их общей осведомленности, способность к обучению, овладению новыми навыками; подмечать способность правильно оценивать свои поступки и поступки других, а также реагирование на поощрения и наказания; наблюдать за характером их отношений со взрослыми, сверстниками, за уровнем общительности, открытости, выявлять индивидуальные их склонности, способности, навыки самообслуживания, проявления внешней культуры поведения, особенности сексуального поведения; наблюдать за отношением подростков к нормам морали, права, к курению, употреблению алкоголя, других токсичных средств; подмечать сильные и слабые стороны индивидуальности. Сопоставляя данные наблюдения с другими методами диагностики, специалисты составляют соответствующие программы социальной реабилитации.

Осуществляя системное наблюдение за детьми, имеющими трудности в познавательной деятельности, за дезадаптированными подростками, специалисты нередко отмечают двигательную расторможенность или гипердинамический синдром, который проявляется в том, что ребенок беспокоен, неусидчив, импульсивен. По мнению психологов, это может быть симптомом семейного алкоголизма или педагогической запущенности ребенка.

С методом наблюдения соприкасаются и такие методы диагностики, как интервью, анкетирование, тестирование. Специалист может проводить наблюдение во время интервью, а также, когда ждет ответы на вопросы анкеты или тестового задания. Интервью позволяет получить дополнительную диагностическую информацию о социальном объекте, например о трудном подростке, выявляя мнение о нем учителей-предметников, тренера спортивной школы и др. Выделяют два типа интервью: свободное и формализованное. При свободном типе специалист не оказывает большого влияния на направленность беседы, а лишь изредка задает интервьюируемому наводящие вопросы. В ходе формализованного интервью роль проводящего его специалиста значительно активнее. В данном случае интервьюируемый лишь отвечает на его вопросы.

Диагностический метод анкетирования предназначен для выявления мнений и конкретных фактов у большого круга лиц. При проведении анкетирования необходимо, по меньшей мере, учитывать следующие требования: должна быть сформулирована понятным языком цель исследования; сами вопросы анкеты должны быть короткими и простыми, по возможности предвидящими однозначные ответы «да» или «нет»; вопросы должны быть расположены в логическом порядке; целесообразно анкетные вопросы группировать для облегчения дальнейшей обработки информации и др.

Диагностический тест, будучи пробным заданием, определенным испытанием для диагностируемых, нацелен на получение более углубленной информации с помощью вопросов, проективных рисунков, геометрических фигур и других исследовательских материалов, разработанных и апробированных специалистами. Существуют тесты, которые позволяют определить уровень тревожности лица, степень его общительности и коммуникабельности, возможности стрессоустойчивости. Все это важно учитывать тем, кто работает с людьми и особенно социальным работникам и специалистам по социальной работе, которые каждодневно имеют дело с людьми, нуждающимися в особом внимании, заботе, терпимом и деликатном отношении к себе.

Широко применяется диагностическое тестирование для выявления индивидуальных особенностей детей и подростков, определения их отношения к людям, своему прошлому, настоящему. Необходимость в применении этого метода диагностики усиливается при работе с воспитанниками детских домов, приютов, реабилитационных центров, где дети имеют проблемы в процессе своей социализации. Для диагностики особенностей познавательной и эмоциональной сфер детей до пяти лет, как правило, используются следующие тестовые методики: задания с кубиками, выявляющие умение производить сравнение трехмерных моделей и устанавливать идентичность; задания с соотнесением предметов, которые выявляют способность осуществлять систему целесообразных действий, обнаруживать и исправлять ошибки; задания с картинками, изображающими различные геометрические фигуры или предметы, что позволяет выявить способность детей различать форму и цвет фигур, определять функциональное назначение предметов, понимать количественные соотношения и др. Одним из таких проектно-графических тестов является гештальт-тест Бендер, разработанный еще в 1938 г. Материал теста состоит из девяти геометрических фигур, которые ребенок должен перерисовать в определенной последовательности. Результатом тестирования является балльная оценка уровня развития пространственных представлений ребенка по определенным параметрам. Оценка каждой фигуры и сумма оценок имеют свои возрастные нормы. Тест позволяет определить не только уровень развития пространственных представлений ребенка, но и признаки эмоциональных нарушений.

Уровень интеллектуального развития детей старше пяти лет позволяет определить тест Векслера. С его помощью можно получить индекс общего интеллекта, который объединяет показатели вербального и невербального развития ребенка. Первый показатель определяет уровень словесно-логического развития ребенка, а второй — степень владения им различными практическими навыками. Анализ результатов теста Векслера позволяет рассмотреть индивидуальный профиль ребенка. Сравнение вербального и невербального интеллекта указывает на возможность изменения существующего положения. Как считают специалисты, если вербальный интеллект отстает от практического, то чаще всего речь идет о педагогической запущенности. В этом случае необходима коррекционная работа. Если эти показатели равны, то частичное улучшение положения возможно на основе компенсации одного интеллекта другим. Если же вербальный интеллект превышает невербальный, то, по мнению М. О. Олехнович, говорить о заметном улучшении результатов ребенка не приходится. Однако не следует и абсолютизировать результаты тестирования. Как признают сами психологи, если ребенок был тревожен или негативно относился к тестированию, данные о его интеллектуальном развитии не вполне достоверны. Но, с другой стороны, нерационально и изначально предвзято относиться к тестированию, ограничивая тем самым возможности по оказанию своевременной помощи ребенку, по проведению необходимой коррекционной работы.

При проведении диагностического тестирования с ребятами старшего дошкольного и младшего школьного возраста целесообразно использовать и такие проектные тестовые методики, как «Рисунок семьи», «Автопортрет», «Дом, дерево, человек». Эти методики ориентированы на такую возрастную категорию, у которой по вполне естественным причинам еще недостаточно развиты способности словесно выражать свои переживания. Как отмечают некоторые исследователи этой проблемы (А. Д. Кошелева, Л. С. Алексеева и др.), если ребенок при проведении тестового задания отказался от выполнения рисунка семьи или, начав работу, прервал ее в связи со слишком сильной тревогой, связанной с семьей, родителями, можно использовать такие широко известные тестовые методики, как «Автопортрет», «Дом, дерево, человек», «Несуществующее животное». С помощью этих тестов трудно определить характер взаимоотношений в семье, но можно получить представление о самооценке ребенка, его внутреннем мире, типе общения, отношений с окружающими.

В системе комплексной психодиагностики используется практика создания батареи тестов. Тестовая батарея должна быть узкоспециализированной, но разносторонней, учитывающей реальное психическое состояние тестируемого. При подборе батареи тестов (оптимально — четыре-пять тестов) психологи рекомендуют использовать вначале несколько наименее трудоемких диагностических методик, соответствующих целеполагающей задаче данного тестирования и позволяющих его повторное проведение. После детального анализа полученных данных и изучения результатов тестирования составляется итоговое заключение по конкретному диагностическому тестированию, использованию тестовой батареи.

После проведения диагностического исследования необходимо приступить к анализу диагностической информации, а в ряде случаев и к определению приоритетных проблем. Данная технологическая процедура диагностики имеет свои методы. К их числу специалисты относят: метод классификации; метод корреляции; метод сравнительного анализа проблем; метод контент-анализа; экспертные методы парных и множественных сравнений, ранжирования альтернатив; метод дифференциации и др. Обычно анализ диагностических данных начинается с их классификации. Для этого необходимо установить критерии их упорядоченности и фиксации. Классификационными критериями могут быть: принадлежность к конкретной категории лиц, нуждающихся в социальной помощи с учетом возраста, пола, семейного положения, занятости, социального статуса; характер социального явления с учетом его продолжительности, времени активного проявления и стабильного развития, основных тенденций развития, а также причин и последствий. Все эти классификационные критерии вполне применимы, например, для анализа диагностических данных, собранных на основе исследования проблем безработицы, беспризорности, безнадзорности и др.

Использование метода корреляции предполагает выявление взаимной связи, взаимного влияния проявлений, факторов, индивидуальных особенностей, установленных во время проведения диагностики. Этот метод позволяет выяснить характер и степень взаимовлияния между исследуемыми событиями, явлениями, особенностями поведения. А без такого корреляционного анализа крайне затруднительно бывает определить, какова причина и в чем следствие того или иного явления, поведения, конфликтной ситуации. Так, непросто иногда бывает установить: является ли семейное неблагополучие, проблемный характер межличностных отношений в семье следствием финансово-экономических затруднений, или наоборот.

Метод сравнительного анализа проблем часто используется специалистами, когда остаются неясными причины определенных явлений, обнаруженных в ходе проведения социальной диагностики. Например, в российском провинциальном городе проводилось диагностическое исследование в нескольких детских домах. В одном из них была выявлена тенденция явного роста числа побегов его воспитанников. Сбор первичной информации, диагностические беседы с детьми, интервью с воспитателями и специалистами не позволили выявить основную причину такого поведения ребят. Тогда был использован метод сравнительного анализа проблем. По разным аспектам (что, кто, когда, где, в какой степени) диагносты выяснили разницу между данным детским учреждением, где существует проблема, и другим, таким же или очень похожим на него детским домом, где такой проблемы не существует. В ходе сравнения удалось прояснить первопричины проблемы. Они заключались в чрезмерно жестком внутреннем режиме в данном учреждении и наличии скрытого неформального лидера, активно формировавшего определенные настроения в коллективе воспитанников, но оказавшегося вне влияния специалистов детдома.

К методу сравнительного анализа проблем близок и метод контент-анализа, который также основан на сравнительном сопоставлении. Только в данном случае речь идет о проведении сравнительного подсчета смысловых единиц. Такими смысловыми единицами могут быть высказывания воспитателей, школьных учителей, дневниковые записи подростков, их сочинения, стихи, рисунки и даже письма.

Экспертные методы исследования диагностической информации предполагают привлечение к проведению диагностического анализа широкого круга специалистов, включая аналитиков из смежных областей деятельности. Например, диагностика уровня психического здоровья детей, их интеллектуального статуса может включать в себя материалы экспертных заключений психотерапевтов и психиатров. Для проведения педагогического консилиума по поводу поведения и учебы подростка в реабилитационном учреждении очень полезными могут быть заключения экспертов — узкопрофильных врачей. В практике работы территориальных служб социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов используются экспертные заключения юристов-консультантов, психотерапевтов и др.

Использование экспертных методов особенно целесообразно тогда, когда дополнительную диагностическо-аналитическую информацию больше негде получить. В социономической практике следует отдавать предпочтение тем экспертам, которые непосредственно связаны с исследуемым объектом или явлением.

В случае получения в ходе диагностики нескольких возможных вариантов решения конкретной социальной проблемы могут применяться такие экспертные методы, как парных и множественных сравнений, ранжирования альтернатив. Метод парных сравнений предполагает, что эксперту последовательно предъявляют пары альтернативных решений. Он после их изучения предлагает для каждой пары соответствующие варианты решений, которые затем ранжируются по степени предпочтительности для принятия решения. При наличии значительного количества возможных вариантов решения социальной проблемы можно использовать и экспертный метод множественных сравнений. В этом случае экспертам последовательно предъявляются тройки, четверки и т. д. альтернативных вариантов (проектов) решения, а они отдают предпочтение одному из вариантов. Метод ранжирования альтернатив предполагает предоставление эксперту всего многообразия вариантов решения проблемы, полученных в ходе диагностического исследования, а он ранжирует их по степени наибольшей предпочтительности и называет наиболее крайние по содержанию варианты, которые исключаются. Затем оставшиеся варианты вновь ранжируются и эксперт опять исключает крайние варианты. Так продолжается до получения определенного варианта. Конечно, перечисленные выше методы использования экспертных оценок во многом субъективны и содержат элемент условности. Поэтому целесообразно их рассматривать комплексно, наряду с другими методами анализа диагностической информации.

Наряду с экспертными методами анализа диагностических данных на определение приоритетов проблем нацелены метод дифференциации, а также его разновидности применительно к решению управленческих задач. Метод дифференциации предполагает проведение условного расчленения полученных в ходе диагностики результатов. А затем — осмысление и анализ отдельных, отдифференцированных компонентов (элементов) исследуемого явления. В практике управленческого консультирования используются такие методы определения приоритетных проблем на основе дифференцирования, как метод «дерева целей» и метод «графа проблем». Сущность метода «дерева целей» заключается в логическом разделении совокупности целей, что означает расчленение целей системы более высокого порядка на цели системы более низкого порядка. В результате такого расчленения аналитики получают, образно говоря, «дерево целей», которое показывает связи между целями разных порядков. Таким образом, можно выстроить разноуровневую модель, в вершине которой глобальная цель, а ниже расположены ярусы целей, подцелей и целей следующего уровня. Метод «графа проблем» предполагает построение матрицы — графического изображения в виде круга, таблично-схематических данных, которые помогают определить приоритетность решения проблем. В перспективе эти диагностико-управленческие методы могут быть адаптированы для решения сложных и многоцелевых социономических задач.

Особенностью процесса технологизации социальной диагностики является его нацеленность на результативность данной процедуры. В связи с этим целесообразно соблюдать комплексный подход, а для уточнения данных использовать повторно отдельные диагностические методы. Например, при проведении диагностики детей и подростков в условиях детских домов, реабилитационных центров, социальных приютов важно обеспечить комплексность исследования. Сбор первичной информации о ребенке и изучение соответствующего документального материала должны дополняться диагностической беседой, системным наблюдением. Причем эффективны беседы специалистов с подопечными в несколько этапов. Такое повторное собеседование позволяет уточнить и конкретизировать оценку специалиста, лучше прояснить мотивы поведения ребенка. Системное наблюдение, осуществляемое на профессиональном уровне, должно сопровождаться обязательной фиксацией специалистами или воспитателями поведенческих реакций подопечных в журнале наблюдения.

Процедура комплексной диагностики детей и подростков в специализированных социальных учреждениях должна включать в себя целенаправленное исследование их психологического статуса. А для этого недостаточно проведения диагностических бесед и системного наблюдения. Должны быть подключены и такие диагностические методы, как тестирование и интервью-собеседование. С детьми целесообразно использовать преимущественно проективные тестовые методики (тесты «Дерево», «Семья», «Несуществующее животное»). Для детей среднего школьного возраста и подростков можно использовать и различные тесты вербальной направленности. Что касается интервью-собеседований, то их следует проводить со школьными учителями и прежде всего классными руководителями, а также с имеющимися у детей родителями. Такие собеседования очень ценны для получения диагностической информации о социальном статусе ребенка. При этом нужно учитывать, что родители детей, содержащихся в специальных социальных учреждениях, в большинстве случаев уклоняются от собеседований со специалистами. По данным М. Г. Хоменко, в конце 90-х гг. в центрах социальной реабилитации несовершеннолетних Нижегородской области специалистам по социальной работе лишь в 20% случаев удавалось убедить родителей в необходимости подобных встреч-собеседований.

При анализе данных комплексного диагностического исследования специалистам следует их умело интерпретировать. В частности, следует исходить из того, что результат может быть не вполне достоверен из-за индивидуальности и разнообразия функционирования механизмов психической деятельности. Как уже отмечалось, если ребенок был встревожен или явно настороженно, негативно отнесся к процедуре тестирования, то нельзя оценивать его результаты как вполне достоверные. Один и тот же механизм психической деятельности может на практике, в условиях проведения диагностики иметь совершенно разное диагностическое значение. Так, чувство заниженной самооценки, неполноценности у одного человека может проявляться в пассивности, в замедленности реакции, в малой общительности, в тихом голосе, а у другого, напротив, в намеренной крикливости и хвастливости, являющимися своего рода компенсационными проявлениями. Все это еще раз свидетельствует о необходимости профессионального подхода к ведению социальной диагностики и анализу данных, полученных в ходе ее проведения.

В заключение следует отметить, что социальная диагностика является одним из начальных и очень ответственных этапов в общей системе технологизации социальной работы. Ведь от обоснованности и достоверности диагностических данных, умения их верно интерпретировать зависит эффективность последующей профилактической и коррекционно-реабилитационной работы. Своевременно и правильно поставленный диагноз — это уже начало процесса социальной помощи и социального оздоровления.

 

4.4. Особенности реализации социальной профилактики, адаптации, реабилитации и терапии

 

Профилактика, будучи важным средством предотвращения развития каких-либо негативных процессов на ранних их стадиях, позволяет с меньшими функциональными затратами снять остроту проблемы и повернуть процесс в иное, более благоприятное русло. Таким образом удается достичь цели профилактического воздействия.

Социальная профилактика — это научно обоснованное и своевременно предпринимаемое воздействие на социальный объект с целью сохранения его функционального состояния и предотвращения возможных негативных процессов в его жизнедеятельности. Эффективность ее осуществления во многом определяется профессионализмом субъекта воздействия и комплексным характером профилактического применения. Социальная профилактика создает предпосылки для процесса нормальной социализации личности, основывающегося на приоритете принципов законности и морали. Этим самым закладывается фундамент благополучия в семьях и социальной стабильности общества в целом. В этой связи нельзя не согласиться с точкой зрения авторов «Российского энциклопедического словаря по социальной работе» (1997), что в профилактике нуждается все население. Однако есть и приоритетные направления ее применения, имеются категории населения, нуждающиеся в ней в большей мере. К таким социальным группам можно отнести детей, подростков, инвалидов, пожилых, лиц, отличающихся антисоциальным образом жизни, а также испытывающих временные трудности, и др. С учетом социального положения, статуса данных категорий населения, потребностей общества в предотвращении многих социальных проблем и строится профилактическая работа.

К числу важнейших видов профилактики, используемых в социальной работе, можно отнести: профилактику девиантного поведения; профилактику безнадзорности и беспризорности; профилактику семейного неблагополучия и насилия; профилактику безработицы и др. Наряду с профилактикой преступности, алкоголизма, наркомании, токсикомании, проституции, суицида, аморальных поступков, являющихся основными компонентами социальных девиаций, особую актуальность в современном российском обществе приобретает проблема профилактики безнадзорности и беспризорности. За последние 10 лет наблюдается значительный рост числа таких детей и подростков. И это неудивительно, так как данная тенденция-характерна для периода социальных смут, смен общественных систем и гражданских конфликтов. До сих пор в нашей стране нет вполне достоверной статистики о численности беспризорных и безнадзорных. В прессе в последнее время разные авторы называют цифры от 2 до 5 млн человек. Если же отбросить журналистское устремление несколько преувеличить остроту ситуации и проанализировать сугубо научные публикации, то можно говорить о численности беспризорных и безнадзорных от 1 до 2 млн человек. Даже эта цифра свидетельствует о крайней тревожности ситуации и глубине проблемы. Ведь безнадзорность сейчас становится одним из основных факторов роста численности правонарушений. До недавнего времени беспризорников, как правило, доставляли в спецприемники, где они приравнивались к правонарушителям, оказываясь в режимном учреждении. В соответствии с законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (1999) ситуация меняется. Теперь основным местом размещения таких детей стали специализированные реабилитационные учреждения для несовершеннолетних. К их числу относятся: социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, осуществляющие профилактику безнадзорности и социальную реабилитацию несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации; социальные приюты для детей, обеспечивающие временное проживание и социальную реабилитацию несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и нуждающихся в экстренной социальной помощи государства; центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей или законных представителей.

В центры временной изоляции для несовершеннолетних сейчас могут быть помещены лишь несовершеннолетние правонарушители. По закону они могут находиться здесь в течение времени, минимально необходимого для их устройства, но не более 30 суток. В исключительных случаях это время может быть продлено на основании постановления судьи на срок до 15 суток.

Хотя число специализированных социально-реабилитационных учреждений по стране с каждым годом растет (к 2000 г. их насчитывалось более 700), однако растет и безнадзорность. В результате таких учреждений пока все еще не хватает. И это ощущают на себе многие города, включая Москву. К началу 2001 г. в столице функционировало всего три государственных приюта временного пребывания беспризорных детей и пять общественных, находящихся в ведении Красного Креста, православных и католических организаций. Кроме этого в Москве тогда действовало три окружных центра «Дети улицы», где с детьми работали психологи, социальные педагоги. Но здесь ребята могли находиться лишь до 21 часа, что снижало эффективность работы таких служб.

Реализация профилактических мер осуществляется через систему методов. К числу методов социальной профилактики можно отнести: профилактическую информационно-консультационную беседу; системное наблюдение; профилактические тренинги; метод поддержки и стимулирования новых навыков, моделей поведения, социальной среды; метод заблаговременной нейтрализации конфликтной ситуации; метод профилактического вмешательства и др. Наиболее распространенным является метод профилактической беседы. Такая беседа может быть эффективной, если соблюдаются ее технологические этапы. Психологи выделяют несколько этапов, по меньшей мере четыре. На начальном этапе специалист по социальной работе или социальный психолог, а возможно, и социальный педагог устанавливают эмоциональный контакт с собеседником, проявляя доброжелательность, сочувствие и особую корректность. На втором этапе консультант пытается установить первопричины наметившейся проблемы, разобраться, например, в подлинных мотивах девиантных отклонений в поведении, задавая соответствующие вопросы собеседнику. На третьем этапе беседы консультант совместно с клиентом пытается сформулировать новую модель его поведения, которая позволила бы предотвратить негативное развитие событий. На четвертом, завершающем этапе беседы консультанту важно добиться внутреннего принятия его собеседником новой модели поведения или иного понимания проблемы, а также настроя на успех.

Профилактические беседы применяются и в системе мер предупреждения родительских злоупотреблений по отношению к детям. Важную роль здесь играет просвещение родителей в вопросах, касающихся возрастных особенностей детей, специфики взаимоотношений с детьми разного возраста, в правовых вопросах, в том числе связанных с защитой прав ребенка.

Метод профилактической беседы применяется и в практике работы телефонов доверия. Благодаря усилиям профконсультантов, работающих там, удается предотвратить кризисное развитие событий, разубедить человека, намеревающегося совершить суицид, помочь разрядить конфликтную ситуацию, и т. д.

При всей значимости профилактической информационно-консультационной беседы нужно отдавать себе отчет в том, что неумелое и навязчивое ее проведение может дать обратный эффект. Это, в частности, касается бесед по проблемам профилактики наркомании. Специальными исследованиями, проводившимися в нашей стране и за рубежом, было показано, что информационный подход здесь малоэффективен. Профилактические беседы и лекции нередко оказывают обратное ожидавшемуся действие, возбуждая интерес к психоактивным веществам.

Правильный подбор методов профилактического воздействия, их своевременное и профессиональное осуществление обеспечивают эффективность социальной профилактики. В социальной работе это означает предупреждение неблагоприятного развития тех или иных социальных процессов, сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей. Профилактика позволяет уберечь общество и личность от затрат и серьезных усилий по преодолению устойчивых негативных явлений и процессов. Ведь легче предупредить и предотвратить дальнейшее развитие негативного процесса, чем потом преодолевать его, противодействуя его проявлениям и последствиям.

Социальная адаптация, будучи сложным и многоуровневым процессом, осуществляется в различных сферах жизнедеятельности человека. Как процесс она означает приспособление личности или социальной группы, попавшей в трудную жизненную ситуацию, к реальной социальной среде. Процесс социальной адаптации начинается с осознания личностью (социальной группой) того обстоятельства, что ее прежнее поведение не содействует достижению успеха и необходимо менять модель поведения с учетом требований новой социальной среды. Л для смены поведенческих образцов необходима активная позиция самой личности. С учетом вышесказанного можно дать более обстоятельное определение понятия «адаптация». Социальная адаптация — процесс приспособления личности или социальной группы к новой среде жизнедеятельности путем активного ее усвоения.

В социальной работе необходимо учитывать различные виды адаптации, влияющие на развитие человека. Некоторые ученые, включая авторов ряда учебных пособий, выделяют четыре основных вида или уровня адаптации человека: биологическую, физиологическую, психологическую, социальную.

Процесс социальной адаптации носит конкретно-исторический характер. Поэтому усилия личности или социальной группы, их возможности по усвоению изменившейся социальной среды во многом определяются направленностью самих изменений, социально-правовой и нравственной обстановкой в стране.

По большому счету, каждому из нас, живущему в реальном обществе, приходится многократно приспосабливаться к тем или иным процессам жизнедеятельности. И прежде всего такая адаптированность требуется в сфере трудовых отношений, личностно-бытовой и культурно-досуговой. Поэтому вполне обоснованно ученые выделяют три основных вида (уровня) социальной адаптации: производственную, бытовую и досуговую.

В практической социономии адаптация выступает не только как процесс, но и как социальная технология. Причиной адаптации могут служить изменения социального состояния и положения личности или группы лиц в связи с новой социальной ситуацией (потеря работы, выход на пенсию, переселение или вынужденная миграция, получение физических увечий, переживание катастрофы, участие в боевых действиях и т. д.). Усложнившаяся социальная ситуация, иной статус личности (группы лиц) служат своеобразными критериями при классификации основных направлений социальной адаптации применительно к социальной работе. К их числу можно отнести следующие направления: социальная адаптация к взрослой жизни детей-сирот — выпускников детских домов; адаптация инвалидов и пенсионеров к новым условиям жизни; адаптация участников военных конфликтов; адаптация лиц, подвергшихся насилию; адаптация лиц, переживших катастрофы; адаптация безработных; адаптация мигрантов, беженцев и вынужденных переселенцев; адаптация осужденных и освобожденных из мест заключения, и др. При всей значимости комплекса перечисленных выше направлений социальной адаптации особое внимание считается необходимым обратить на первое направление. Ведь будущее страны — ее дети и молодежь. По отношению общества к ним, и особенно к такой уязвимой их категории, какой являются сироты, можно в целом судить о дееспособности государства, его социальности. Судьба же большинства детей-сирот — выпускников детских домов все еще остается их личной проблемой. По данным на начало 2001 г., только один из десяти выпускников российских детских домов и интернатов адаптируется в нашей жизни. 30% воспитанников этих учреждений становятся бомжами, 20% — преступниками, 10% — кончают жизнь самоубийством. Такова печальная статистика.

Следует отметить, что крайне сложная ситуация, связанная с адаптацией детей-сирот — воспитанников детских домов, объясняется не только недоработкой персонала детских домов и интернатов, но и ограниченными финансовыми возможностями по развитию целой сети специализированных социальных учреждений адаптационно-реабилитационной направленности. Кроме того, проблему эту обостряет и общая социально-экономическая ситуация в стране, положение стагнации, падение престижа рабочих специальностей, нежелание работодателей «иметь дело с сиротой», отсутствие мест в благоустроенных общежитиях и самих таких общежитий, и другие причины. Несмотря на все эти обстоятельства, специалисты и работники многих детских домов, школ-интернатов пытаются научить своих воспитанников умению адаптироваться к суровым условиям реальной российской жизни. Учитывая, что неразвитость индивидуальных интересов в сфере досуга может послужить причиной вовлечения в антиобщественную среду, детей-сирот учат организовывать свой быт, заботиться о здоровье, о культурном досуге. Очень важно, чтобы выпускники детдомов и интернатов сумели найти себя, свое «я» в общении, учебе, труде и других сферах реализации человека. Стержневым компонентом их адаптационной подготовки является умение привить им любовь к труду, научить ощущать радость труда. Хорошую практику такой адаптации проходят воспитанники детских домов, находящихся в пригороде и сельской местности. Здесь имеются не только производственные мастерские, но и свои огороды, фермы, пасеки, теплицы. Некоторым детским домам (Лысьвенский Пермской области) за счет средств, получаемых от реализации продукции подсобного хозяйства, удалось создать фонд для строительства жилья своим выпускникам. Получив рабочую профессию и необходимое жилье, такой выпускник приобретает необходимую основу, позволяющую затем самому выстраивать дальнейшую судьбу, не поддаваясь на разнообразные авантюрные искушения.

Реалии нашей жизни таковы, что очень многие выпускники детских домов и интернатов не имеют ни жилья, ни профессии и не находят должного понимания у окружающих. Очень часто они не знают, куда обратиться со своими вопросами и возникающими проблемами. Как считают специалисты, поведение подростка в стенах детского дома не является определяющим для прогнозирования его адаптационных возможностей после выхода за порог учреждения. В неблагоприятном окружении положительные качества, приобретенные воспитанником, могут быть утеряны. Осознавая значимость этой проблемы, в ряде регионов страны стали создавать территориальные адаптационные центры, специализирующиеся на оказании социальной помощи, поддержки в вопросах реабилитации и адаптации подростков — выпускников детских домов. Одним из таких учреждений является областной центр «Семья» в г. Волгограде.

Система методов социальной адаптации включает в себя такие, которые применяются при реализации других функциональных процедур технологии социальной работы. В частности, в ходе адаптации может быть использован универсальный метод информационно-консультативной беседы, метод поддержки и стимулирования новых навыков, моделей поведения и социальной среды, используемый в социальной профилактике, а также метод сказкоте-рапии, относящийся к способам реализации социальной терапии. Кроме названных методов в практике социальной адаптации применяются и такие, как адаптационные тренинги, персональный социальный патронаж, метод квотирования и др.

Продолжая тему адаптации детей-сирот — выпускников детских домов, отметим, что одним из методов ее осуществления является персональный социальный патронаж. Смысл его заключается в оказании этим детям адресной социальной, юридической, психологической и медицинской помощи. Такую помощь могут оказать специализированные социальные учреждения типа волгоградского областного центра «Семья».

В своеобразном персональном социальном патронаже нуждаются и многие дети, начинающие учебу в школе. Ведь не секрет, что почти весь первый год обучения в школе дети тратят на адаптацию к требованиям педагога и усвоение нового типа поведения. Некоторые школьники приспосабливаются к новым условиям быстро и без помощи взрослых, а другим требуются большой срок и поддержка учителя. Повышенно тревожный ребенок, чувствуя себя постоянно под угрозой, будет избегать ответов у доски. Как считают психологи, если такое поведение продолжается довольно долго, то ученик попадает в разряд неуспевающих. Негативное отношение учителя может привести к потере познавательного интереса. Особое внимание к такому ребенку, социальное патронирование его могло бы способствовать более быстрой адаптации к условиям и требованиям школьного учебного процесса.

Системное и профессиональное применение указанных методов является залогом обеспечения успешной адаптированности личности или социальной группы. Активное усвоение ими новой социальной среды позволяет быстрее и с меньшими издержками приспособиться к новым условиям жизни, изменившемуся социальному статусу, сложностям бытия и особым требованиям профессиональной деятельности.

Реабилитация является неотъемлемым компонентом социальной технологизации. Социальная реабилитация — комплекс мер, направленных на восстановление человека в правах, социальном статусе, на улучшение его здоровья, дееспособности. Этот процесс нацелен также и на изменение социальной среды, условий жизнедеятельности, нарушенных или ограниченных по каким-либо причинам.

Осуществление социальной реабилитации в значительной мере зависит от соблюдения ее основных принципов. К ним следует отнести: этапность, дифференцированность, комплексность, преемственность, последовательность, непрерывность в проведении реабилитационных мероприятий, доступность и преимущественную бесплатность для наиболее нуждающихся (инвалидов, пенсионеров, беженцев и др.). В рамках социально-реабилитационной деятельности ученые выделяют различные уровни, в их числе обычно называют: медико-социальный, профессионально-трудовой, социально-психологический, социально-ролевой, социально-бытовой, социально-правовой.

В практической социальной работе реабилитационная помощь оказывается различным категориям клиентов. В зависимости от этого определяются и важнейшие направления реабилитационной деятельности. К таким направлениям социальной реабилитации следует отнести: реабилитацию инвалидов и детей с ограниченными возможностями; пожилых и престарелых людей; участников боевых действий; лиц, отбывших наказание в местах лишения свободы; дезадаптированных детей и подростков, и др.

Из перечисленных выше направлений особо выделим реабилитацию инвалидов и детей с ограниченными возможностями. Социальная защита именно этой категории населения объявлена одним из приоритетов современной социальной политики. Реабилитация инвалидов направлена на устранение или компенсацию ограничений их жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья со стойкими расстройствам организма, а также на максимально возможное восстановление социального статуса.

Основными видами реабилитации инвалидов являются: медицинская, социально-средовая, профессионально-трудовая и психолого-педагогическая. Медицинская реабилитация включает в себя комплекс медицинских мер, направленных на восстановление или компенсацию нарушенных, утраченных функций организма, приведших к инвалидности. Это такие меры, как восстановительное и санаторно-курортное лечение, профилактика осложнений, реконструктивная хирургия, протезирование, физиотерапия, лечебная физкультура, грязелечение, психотерапия и др. Государство гарантирует инвалидам обеспечение в полном объеме всех видов медицинской помощи, включая лекарственное обеспечение. Все это осуществляется бесплатно или на льготных условиях в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством ее субъектов. Функционирующая система санатарно-курортного обслуживания сориентирована на восстановительное лечение и оздоровление инвалидов войны, труда, детей-инвалидов, лиц, пострадавших от аварии на ЧАЭС и других категорий граждан. Ежегодно в нашей стране санаторно-курортным лечением пользуется около 160 тыс. инвалидов.

Социально-средовая реабилитация инвалидов — это комплекс мер, направленных на создание оптимальной среды их жизнедеятельности, обеспечение условий для восстановления социального статуса и утраченных общественных связей. Такая реабилитационная деятельность нацелена на обеспечение инвалидов специальным оборудованием и оснащением, которое позволяет им быть относительно независимым в бытовом плане. В России из общего числа инвалидов не менее трех четвертей нуждаются в технических средствах реабилитации. В настоящее время в мире известно более двух тысяч наименований различных реабилитационных средств для инвалидов. В нашей стране за 90-е гг. удалось заметно продвинуться вперед в создании таких реабилитационных средств. Если раньше у нас насчитывалось всего тридцать их наименований, то к началу 2000 г. — уже несколько сотен. Для примера можно назвать брайлевский дисплей в комплекте с персональным компьютером. Однако имеющегося сейчас количества реабилитационных средств для инвалидов продолжает не хватать. Увеличение их производства пока не поспевает за ростом числа инвалидов и их потребностями не только в количестве, но и в качестве технических средств. В частности, это касается и автомобилей для инвалидов.

Под профессионально-трудовой реабилитацией инвалидов понимается система гарантированных государством мероприятий по профессиональной ориентации, профессиональному обучению и трудоустройству инвалидов в соответствии с их здоровьем, квалификацией и личными склонностями. Меры профессионально-трудовой реабилитации осуществляются в соответствующих реабилитационных учреждениях, организациях и на производстве. Медико-социальными экспертными комиссиями и реабилитационными центрами осуществляется профессиональная ориентация. Профессиональное обучение проводится в обычных или специализированных учебных заведениях по подготовке специалистов разного профиля, а также в системе производственно-технического обучения на предприятиях. Право инвалидов на бесплатное профессиональное образование сейчас реализуется в 40 специальных учебных заведениях начального и среднего профессионального образования системы Минтруда России, в которых обучается свыше 7 тыс. инвалидов. Обучение осуществляется по 23 специальностям дневной и заочной формы обучения и 40 профессиям. В соответствии с новым государственным образовательным стандартом в структуру среднего профессионального образования введены современные специальности: менеджмент, финансы, банковское дело, право и организация социального обеспечения и др. Реализуется многоступенчатый уровень профессиональной подготовки с возможностью выхода на высшую ступень (высшее профессиональное образование). Создаются условия для интегрирования обучения инвалидов (обеспечение доступа и использование обучающих методик, адекватных особенностям инвалидов) в образовательных учреждениях общего типа вместе со здоровыми учащимися, что является приоритетом в данном направлении.

Трудоустройство инвалидов, находящихся без работы, осуществляют службы занятости, где для этого имеются специальные подразделения. В сельской местности существуют определенные особенности трудоустройства инвалидов. Для них используются такие его формы, как работа в составе специализированных полевых бригад, индивидуальная заготовка дикорастущей продукции, работа в подсобных производствах и на дому по изготовлению мелкой продукции.

Психологическая реабилитация позволяет инвалиду успешно адаптироваться в окружающей среде и в обществе в целом. Она помогает ему принимать и выполнять соответствующие социальные роли, психологически защитить себя, достичь необходимого морально-психологического равновесия. Психологи, работающие в реабилитационных центрах, для занятий с инвалидами часто привлекают и членов их семей. Такой подход позволяет повысить эффективность психологической реабилитации.

Индивидуальная программа реабилитации инвалида включает в себя комплекс оптимальных для него реабилитационных мероприятий. Разрабатываемая на основе решения Государственной службы медико-социальной экспертизы, она содержит как реабилитационные мероприятия, проводимые для инвалида бесплатно в соответствии с федеральной базовой программой реабилитации инвалидов, так и те, в оплате которых принимают участие сам инвалид либо другие лица и организации.

Кризисные явления, характерные для современного состояния российской экономики, оказывают негативное воздействие на положение слабозащищенных групп населения, в том числе детей с ограниченными возможностями. Их численность неуклонно растет. Как считают специалисты, реабилитация детей-инвалидов должна начинаться на самых ранних стадиях болезни, осуществляться непрерывно до достижения в минимально возможные сроки максимального восстановления или компенсации нарушенных функций. В индивидуальных комплексных программах реабилитации детей-инвалидов должны быть отражены не только основные аспекты реабилитации (медицинской, психологической, педагогический, социальный, социально-бытовой), но и реабилитационные меры, их объем, сроки проведения и контроля.

В детских домах-интернатах для детей с ограниченными физическими возможностями сосредоточен контингент с различной степенью поражения опорно-двигательного аппарата. Здесь для их реабилитации широко используется спортивно-оздоровительная работа, профессионально-трудовое обучение. В интернатах создаются учебно-производственные мастерские преимущественно двух профилей: столярное и швейное дело. Во многих интернатных учреждениях детей-инвалидов обучают также профессиям бухгалтера, машинописи с основами делопроизводства. Проблемной стороной реабилитационного процесса в условиях домов-интернатов для детей с ограниченными возможностями является его определенная замкнутость. Здесь отсутствует возможность более широкого общения детей-инвалидов со здоровым окружением, что накладывает своеобразный отпечаток на уровень социализации детей, затрудняет их адаптацию в обществе. Такие проблемы лучше решаются в реабилитационных центрах для детей и подростков с ограниченными возможностями. С середины 90-х гг. такие социальные учреждения стали создаваться во многих регионах нашей страны. Однако и сейчас явно пока не хватает таких служб, целью которых является оказание помощи детям и подросткам, имеющим отклонения в физическом и умственном развитии. К помощи работников таких центров могут обратиться и родители тяжело и длительно болеющих детей. Как подтверждают опытные психологи и реабилитологи, семьи с такими детьми решать собственные проблемы без высокопрофессиональной помощи специалистов оказываются не в состоянии.

В условиях реабилитационных центров для детей и подростков с ограниченными возможностями обучение инвалидов школьного возраста в системе дополнительного образования проводится в коллективе здоровых воспитанников. Благодаря этому дети-инвалиды учатся не стесняться своего недуга, быстрее формировать необходимые коммуникативные знания и навыки. В свою очередь, здоровые ребята приучаются видеть в своих товарищах по учебе полноценных людей. Эффективность функционирования таких реабилитационных центров достаточно высока. Многие дети, пройдя здесь соответствующий реабилитационный курс, избавляются от имевшихся ранее серьезных комплексов, связанных с нарушением опорно-двигательной системы, дефектами речи и т. п. Это позволяет им начать или продолжить обучение в обычной массовой школе.

Целевой и адресный подход к вопросам социальной защиты и реабилитации инвалидов прослеживается в программах областных, краевых и республиканских социальных учреждений. Например, в настоящее время некоторыми областными министерствами труда и социального развития разработаны программы и концепции «Социальная защита инвалидов». Основными направлениями их реализации являются: медико-социальная экспертиза и реабилитация инвалидов; формирование доступной для инвалидов среды жизнедеятельности; разработка и производство средств протезирования, строительство, реконструкция, техническое перевооружение протезно-ортопедических предприятий.

Разнообразие методов социальной реабилитации позволяет достигать нужного эффекта в этой очень важной и необходимой деятельности. Наряду с универсальным методом информационно-консультационной беседы, психологического тренинга, направленного наблюдения, в ходе социальной реабилитации активно используются и такие методы социальной терапии, как психотерапевтические тренинги и настрои, ролевые игры, танцевальная терапия, библиотерапия и др. Для примера можно прокомментировать возможности метода ролевых игр в процессе реабилитации дезадаптированных детей. Этот метод специалисты успешно используют в социально-реабилитационных центрах для подростков, в воспитательных домах, в социальных приютах и других подобных учреждениях.

Психологами подмечено, что психическое здоровье и психологическое состояние ребенка и подростка определяется в значительной мере их способностью к игровой деятельности. Многие дезадаптированные дети не умеют играть в простейшие ролевые игры ввиду крайней неразвитости эмоционально-волевой сферы. Таким детям необходимо вернуть игру, пробудить у них фантазию, развивать образное мышление. Без этого нельзя развить эмоционально-волевой потенциал ребенка и вообще обеспечить его нормальное развитие. Одной из разновидностей ролевой игры является педагогический театр. Как вполне обоснованно считают некоторые специалисты (Г.И. Камаева и др.), технология проведения педагогического театра включает в себя следующие основные принципы: объединение играющего коллектива единой темой, значимой для всех, апеллирующей к опыту каждого, независимо от возраста; наличие играющего педагога, своеобразного «детонатора» игры; максимальное использование музыки и пластики, предпочтение рифмованного текста; распределение ролей в соответствии с индивидуальной программой реабилитации.

Благодаря ролевым играм дезадаптированные дети и подростки преодолевают свою закомплексованность, страхи, учатся осознавать и различать нравственные ценности.

При помощи умело подобранных методов реабилитационный процесс достигает цели, обеспечивая восстановление тех или иных способностей человека к нормальному социальному функционированию. Комплексное осуществление социальной адаптации позволяет восстановить не только здоровье, трудоспособность, но и социальный статус лица, его правовое положение, морально-психологическое равновесие, веру в успех, в свои силы и возможности.

Социальная терапия, являясь особой процедурой технологии социальной работы, с помощью присущих ей методов оказывает воздействие на социальное поведение граждан, а значит, и на определенную социальную ситуацию, явление. По сравнению с коррекцией терапия направлена на более продолжительное и существенное воздействие на социальный объект с целью его социального оздоровления. Это система профессионального воздействия на состояние, поведение, психику лица (группы лиц) с целью их социального и психологического оздоровления, устранение устойчивых нарушений в социальном функционировании. В том случае, когда социально-терапевтическое воздействие направлено на психику, под социальной терапией вполне правомерно понимать психотерапию. Специфика психотерапии заключается в лечебном характере ее воздействия на психику, а через психику и на организм человека в целом, на его состояние и поведение.

В настоящее время психотерапия рассматривается специалистами не только как способ лечения, медицинского оздоровления человека (группы лиц), но и как способ социально-психологического воздействия на социальный объект, широко используемый в практике социальной работы. Поэтому психотерапевты сейчас работают и в клинических медицинских учреждениях, и в различных социальных учреждениях (комплексных центрах социального обслуживания населения, кабинетах социально-психологической помощи семье, службах «телефона доверия», социально-реабилитационных центрах и др.). Стремясь достичь лечебного воздействия на психику, психотерапевт чаще всего работает с неврозами и пограничными состояниями, а также занимается вопросами их профилактики. Психотератевтическое воздействие может оказываться на различные характеристики внутреннего мира человека. В зависимости от этого ряд авторитетных ученых (Б.Д. Карвасарский, Г.С. Абрамова и др.) выделяет четыре основные модели психотерапии: психотерапия как метод лечения, воздействующий на состояние функциональных систем организма в сфере психических и соматических функций (медицинская модель психотерапии); психотерапия как метод, приводящий в действие процесс научения (психологическая модель психотерапии); психотерапия как метод манипулирования, носящий характер инструмента и служащий целям общественного контроля (социологическая модель); психотерапия как комплекс явлений, происходящих в ходе взаимодействия между людьми (философская модель психотерапии).

Социальная терапия, ее психотерапевтические возможности используются активно в социальной работе, в деятельности различных социальных учреждений. Способы психотерапевтической помощи применяются в работе со многими категориями населения, семьями, группами лиц, нуждающимися в социальном оздоровлении, социальной коррекции, реабилитации. Поэтому вполне обоснованно выделять такие направления социальной терапии, как терапия социальных отклонений, социальная терапия пожилых, семейная терапия, терапия кризисной личности и др.

Эффект терапевтического воздействия во многом обеспечивается системой методов. Классификация методов психотерапии разнообразна. В зависимости от количественной составляющей социального объекта, на который направлено терапевтическое воздействие, выделяют методы индивидуальной и групповой терапии. Различие характера терапевтического воздействия служит критерием выделения следующих трех групп методов психотерапии: методы личностно-ориентированнои (реконструктивной) терапии; методы суггестивной терапии, ориентированные на эффект внушения и изменения устойчивых характеристик психической жизни человека; методы поведенческой (условно-рефлекторной) терапии.

Методы личностно-ориентированнои терапии имеют широкое распространение не только в психотерапевтической практике, но и в практической психологии, в социально-педагогической работе, в деятельности специалистов по социальной работе. К числу этих методов можно отнести: психотерапевтическую беседу, разговорную терапию; психотерапевтические тренинги; трудотерапию, терапию физической культуры; библиотерапию, сказкотерапию; эстетотерапию, смехотерапию; гештальттерапию.

Использование методов суггестивной терапии предполагает активное применение техник внушения путем целенаправленного воздействия на уровни сознания и подсознания. Для работы с такими методами в профессиональной деятельности психолог должен иметь медицинское образование или осуществлять это терапевтическое воздействие совместно с врачом-психотерапевтом. К числу суггестивных методов терапии относят: метод аутогенной тренировки; метод активной релаксации; метод медитации; плацеботерапию (имитацию лекарственного воздействия); внушение в состоянии гипнотического сна, и др.

Целенаправленное терапевтическое воздействие на характер поведения социального объекта отличают поведенческие методы психотерапии. В их число включают: метод систематической десенсибилизации, метод оперативного обусловливания и др. В первом случае путем ограничения влияния действий раздражителей специалисты добиваются устранения страхов. Второй метод сориентирован на изменение поведения с помощью стимулирующего воздействия.

В практической социальной работе могут быть использованы и некоторые методы групповой терапии. К ним прежде всего следует отнести: метод групповой дискуссии, ролевую игру, проективный рисунок, психогимнастику и др.

Учитывая специфичность многих методов социальной терапии, их психотерапевтическую направленность, в социономической практике их необходимо применять осмотрительно, дозированно, отдавая предпочтения тем из них, которые хорошо зарекомендовали себя в той или иной сфере социальной работы. Что касается суггестивных методов, то их целесообразно применять совместно с психотерапевтами.

При всем своеобразии профилактического, адаптационного, реабилитационного и терапевтического воздействия на социальные объекты в этих процессах есть много общего. Они нередко взаимовлияют друг на друга. Уже отмечалось, что некоторые терапевтические методы активно используются в адаптации, реабилитации и даже в профилактике. Адаптация может служить одним из средств реабилитации. С другой стороны, реабилитационные методы используются в ходе адаптации. И все это направлено на достижение общей цели — оказание социальной помощи путем восстановления, сохранения или улучшения способности к социальному функционированию и обеспечению социального оздоровления. А социальное здоровье граждан, благополучие семей является необходимым условием стабильного и прогрессивного развития страны.

 

4.5. Технология социальной экспертизы

 

Важнейшим компонентом целостной системы социальной технологизации является экспертиза. Она применяется при решении многих социальных задач и оказании помощи некоторым категориям населения. Социальная экспертиза связана и взаимодействует с такими функциональными технологиями социальной работы, как диагностика, профилактика и др. Например, экспертиза включает в себя диагностику состояния социального объекта. В свою очередь, социальная экспертиза применяется при диагностике, проектировании, составлении прогнозов, а также может использоваться и при решении вопросов опеки, попечительства, социального обеспечения.

Потребность в проведении социальной экспертизы возникает тогда, когда принятие определенного социально значимого решения может сказаться неоднозначно (позитивно или негативно) на процессах реальной жизни, а у социального субъекта, принимающего нормативное решение, нет ясности относительно того, что за ним последует. В таком случае социальная экспертиза оказывается востребованной самой жизнью.

В общем плане под экспертизой понимается такое исследование проблемы или ее аспектов, которое требует специальных знаний, с представлением обоснованного заключения. Социальная экспертиза имеет свою особенность. Под ней принято понимать профессиональное исследование состояния социального объекта и вынесение обоснованного заключения, содержащего достоверную информацию об объекте, конкретные предложения (рекомендации) для принятия решений и возможный прогноз. В ряде случаев заключение может быть составлено в форме итогового протокола совещания специалистов.

Следует отметить, что в ходе экспертизы для уяснения специфики социального объекта нередко применяется диагностика ее состояния. Когда заключение сложно сформулировать без применения элементов планирования, определенных изображений в виде схем, чертежей и объект экспертизы многосложен, то используется социальное проектирование, нацеленное на решение группы смежных проблем. Социальные проекты, подвергаемые экспертизе, могут быть нацелены на теоретическое обоснование и технологическое обеспечение нового типа межрегиональных хозяйственных и социальных связей.

Реализация многих социальных проектов предполагает проведение социологических оценок состояния исследуемого объекта, использование перспективных информационных технологий, выявление основных тенденций социальных трансформаций и приоритетных направлений динамики социальной и духовной жизни.

В научной и учебной социономической литературе определенное развитие получила проблема функционального обеспечения экспертизы. Ряд исследователей (Е.И. Холо-стова, В.А. Луков и др.) вполне обоснованно выделяет четыре основные функции социальной экспертизы: диагностическая, предполагающая освидетельствование состояния социального объекта в момент исследования; информационно-контрольная, нацеленная на исследование достоверности информации о социальном объекте и внесение соответствующих корректив при ее искажении; прогностическая, означающая выявление возможных состояний социального объекта в зависимости от времени упреждения и вероятных сценариев развития процесса; проектировочная функция, сориентированная на выработку рекомендаций по тематике экспертизы для социального проектирования и принятия управленческих решений.

При проведении экспертизы необходимо учитывать типологию ее организации. По мнению авторитетных специалистов, можно выделить три основных типа, или организационные модели экспертного исследования: рецензия, мониторинг, проект. Рецензия является наиболее простым и наименее затратным экспертным документом. Она носит преимущественно разовый характер. Если производство социальной экспертизы приобретает регулярный характер и осуществляется на долговременной основе, то применяется мониторинговая модель экспертизы. В режиме мониторинга целесообразно проводить экспертное исследование при наличии достаточного материала для сравнения изучаемых явлений, процессов. Проектная модель экспертного исследования нацелена на решение целой группы смежных задач, когда экспертная оценка составляет основу проектирования желаемого общественного состояния. При проведении социальной экспертизы возможны и комбинации разных моделей экспертирования.

В зависимости от характера социального объекта, на который направлена экспертиза, можно выделить различные виды социальной экспертизы. Среди них следует назвать следующие: социальная экспертиза нормативных решений административно-управленческих органов (документов, программ, проектов и т. п.); социально-психологическая экспертиза; судебно-медицинская экспертиза; судебно-психиатрическая экспертиза; медико-социальная экспертиза и др.

Процессы социальной трансформации, происходящие в современном российском обществе, актуализируют задачу научного обоснования и ведения социальной экспертизы нормативных решений, принимаемых административно-управленческими органами различных уровней: от федерального до местного. На федерально-государственном уровне у нас в стране накоплен определенный опыт проведения экспертизы. Однако, как справедливо подчеркивает ряд исследователей (СВ. Дармодехин, Ю.И. Муратов и др.), достигнутый уровень социальной экспертизы проектов решений высших органов власти и государственного управления, с точки зрения прогнозирования всего комплекса социальных последствий, не соответствует современным задачам реформирования общества. Назрела необходимость введения социальной экспертизы в структуру органов исполнительной государственной власти и местных муниципалитетов. В рамках такой системы можно было бы не только анализировать решения государственной власти и местного самоуправления в соответствии с их социальной обоснованностью, но и обеспечивать общественный контроль за реализацией таких экспертных рекомендаций. В экспертных заключениях, содержащих технологические решения по реализации приоритетов государственной социальной политики с учетом региональной специфики, заинтересованы и органы местной власти.

Важнейшей задачей социальных служб федерального уровня является периодическое осуществление экспертизы проектов потребительской корзины различных территорий страны. На начало 2001 г. она была проведена в 68 субъектах Российской Федерации. Как справедливо считает руководство Министерства труда и социального развития, отсутствие утвержденной потребительской корзины существенно затрудняет принятие региональных нормативных правовых актов, устанавливающих величину прожиточного минимума, не позволяет в должной мере организовать работу по обеспечению адресной социальной поддержки малоимущих граждан и реализовать федеральные законы о государственной помощи.

Отдельным направлением экспертной работы является социально-психологическая экспертиза. В практической социономии она применяется довольно часто. В такой экспертизе могут нуждаться лица, испытывающие затруднения в социальном общении. Экспертное заключение позволяет определить конкретные навыки и недостатки социального общения клиента. Экспертиза также является одним из важных методов анализа данных многочисленных исследований по социальной диагностике, широко используемых в практике социальной работы.

Социально-психиатрическая экспертиза нередко применяется и в отношении лиц, склонных к девиантному поведению, к правонарушениям. Этот вид экспертизы позволяет предотвратить опасное для общества деяние или же помочь следствию, когда преступление уже совершено. Так, в случае группового правонарушения перед следствием на его предварительной стадии возникает вопрос о групповых ролях обвиняемых. Для этого эксперты определяют индивидуально-психологические особенности личностей, находящихся под следствием. Затем выявляется лицо, которое с учетом своей психологической специфики могло занимать лидирующее положение в группе. Эксперты также определяют, кому из подследственных присущи такие личностные качества, как повышенная внушаемость, робость, повышенная агрессивность. В заключение эксперты определяют уровень организованности преступной группировки и наиболее вероятный сценарий поведения подследственных в ситуации совершения преступления. В данном случае социально-психологическая экспертиза приобретает форму судебно-психиатрической экспертизы.

В ситуации судебно-психиатрической экспертизы подэкспертный в большинстве случаев оказывается не по своей воле. В этой ситуации он предельно ориентирован на осознанное соблюдение социально одобряемых форм поведения. Как отмечают специалисты, особенно ярко это проявляется в ситуации экспертизы с опросниками, — они не могут дать однозначный ответ «да» или «нет», как того требует опросник, а начинают вводить конкретизирующие моменты или лгут, отрицая у себя те или иные формы поведения, даже если они реально присутствовали в исследуемой ситуации (например, вспыльчивость, агрессивность, тревожность и др.). В этой ситуации они настолько бывают ориентированы на социально одобряемые нормы, что готовы отказаться даже от малейших признаков индивидуальности, мгновенно подстраиваясь под эмоциональную реакцию эксперта. Поэтому психологу-эксперту соответствующим образом следует выстраивать задачи взаимодействия с клиентом. Пытаясь выглядеть «правильным», последний бывает очень избирателен в интерпретации своего поведения в соответствии с социально одобряемыми нормами. В «Практической психологии» Г.С. Абрамовой приводятся следующие примеры такой «интерпретации»: во время судебно-психиатрической экспертизы насильник начинает объясняться в любви к жертве, убийца, совершивший умышленное убийство, которое он долго и тщательно готовил, клянется в том, что он сделал это случайно, нечаянно, и т. п.

При проведении судебно-психиатрической экспертизы специалисты используют определенные методики, тестовые задания. В частности, психологи-эксперты пользуются методиками «Пиктограмма», «Четвертый лишний», тестом Роршаха, тестом-опросником Шмитека и др.

Судебно-медицинская экспертиза, осуществляемая врачами, специально подготовленными медэкспертами, нацелена на определение характера повреждений, которое получил пострадавший, а в случае смерти — причин ее наступления. Заключение медэксперта может служить веским доказательством в ходе судебного разбирательства.

В условиях сохраняющегося в современной России социального неблагополучия остается высоким уровень ожесточенности общества. Проявлением жестокости и цинизма стал значительный рост за последние десять лет насильственных преступлений в семьях. По данным служб судебно-медицинской экспертизы страны, объектом насилия в семье все чаще становятся более слабые и менее защищенные (женщины, дети, пожилые люди). До 40% всех тяжких, насильственных преступлений, совершаемых сейчас в России, происходят в семьях. Причем 70% жертв таких насильственных посягательств — это женщины и дети. 38% всех убитых на почве нездоровых семейно-бытовых отношений составляют опять-таки женщины, дети, престарелые, инвалиды, не способные защитить себя вследствие зависимого положения в семье. Данные медэкспертизы часто изобличают преступников, пытающихся скрыть содеянное, и уйти от возмездия.

Для выяснения мотивации поведения подследственного в ряде случаев бывает необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы. Она позволяет дать ответ на вопрос о вменяемости или невменяемости лица. Проводят судебно-психиатрическую экспертизу врачи-специалисты соответствующей квалификации. В отдельных случаях считается целесообразным проведение комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы. Тогда психолог-эксперт работает совместно с психиатром. По мнению специалистов (Г.С. Абрамова и др.), в ходе проведения такой экспертизы решаются следующие основные задачи: классифицируется психическое состояние обследуемого, определяется природа, вид и тип психологической патологии, ее глубина и личностное выражение, выясняются взаимоотношения психопатологического и нормально-психологического в психике, а также соответствие явлений компенсации и защиты личности в процессе адаптации ее к ситуации; определяются устойчивые психологические свойства и качества, устойчивые особенности динамических состояний и глубина эмоциональных реакций в исследуемой ситуации, а также выявляются особенности аномальных личностей, степень пограничной умственной отсталости; определяется влияние выявленных характеристик личности и особенностей психического состояния на поведение в исследуемой ситуации, т. е. анализируется возможность для исследуемого отражать окружающее, рефлексировать и регулировать свое поведение в конкретной ситуации.

Особое место в практике социальной работы занимает медико-социальная экспертиза. Существовавшая ранее в нашей стране система врачебно-трудовой экспертизы (ВТЭК) была направлена преимущественно на оценку трудоспособности человека и не обеспечивала выявление ограничений других сфер жизнедеятельности, установление их социальных последствий и определение способов преодоления инвалидом нарушенных взаимоотношений с социальной средой. В соответствии с законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (1995) было предусмотрено формирование новой государственной службы медико-социальной экспертизы, владеющей методологией оценки основных ограничений жизнедеятельности, выявления связанных с этим потребностей инвалида и определения мер его социальной защиты. В связи с этим со второй половины 90-х гг. врачебно-трудовая экспертиза стала трансформироваться в медико-социальную.

На территории субъектов Российской Федерации были созданы учреждения государственной службы медико-социальной экспертизы первичного уровня — бюро медико-социальной экспертизы (БМСЭ), а также учреждения высшего уровня — Главное бюро медико-социальной экспертизы субъекта Российской Федерации. Бюро медико-социальной экспертизы создавались из расчета одно бюро на 70—90 тысяч человек при условии освидетельствования в год 1 800—2 000 человек.

В настоящее время в основном завершилось формирование государственной службы медико-социальной экспертизы. Сейчас в стране функционирует свыше 1 600 бюро медико-социальной экспертизы и около 300 составов Главного бюро медико-социальной экспертизы. Главные бюро создавались по постановлению глав администраций областей, краев и республик, находящихся в составе страны. Причем в каждом субъекте Российской Федерации создавалось несколько составов Главного бюро, включая специализированные составы: педиатрические, психиатрические и др. Например, в Ростовской области в 2000 г. функционировало 12 составов Главного бюро медико-социальной экспертизы, а всего 77 бюро медико-социальной экспертизы. В Краснодарском крае соответственно: 5 составов Главного бюро, а всего 57 бюро медико-социальной экспертизы.

По закону на государственную службу медико-социальной экспертизы возложены следующие задачи: определение группы инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты; разработка индивидуальных программ реабилитации инвалидов; контроль за реализацией мер социальной защиты, включая меры реабилитации, и оценка их эффективности; оказание содействия инвалидам в получении необходимых мер социальной защиты, включая реабилитацию; изучение состояния, динамики инвалидности населения и факторов, приводящих к инвалидности; участие в разработке комплексных программ по профилактике инвалидности, медико-социальной реабилитации и социальной защите инвалидов; определение причины смерти инвалида в случаях, когда законодательством Российской Федерации предусматривается предоставление льгот семье умершего.

В индивидуальной программе реабилитации инвалида определяются виды, формы, сроки, объемы медицинской, социальной и профессиональной реабилитации с указанием исполнителя программы. Специалисты бюро медико-социальной экспертизы не только разрабатывают, но и отслеживают реализацию этих программ. С каждым годом увеличивается численность индивидуальных программ реабилитации. Для примера можно привести данные по Ростовской области. Если в 1998 г. специалистами БМСЭ области было разработано 1,8 тыс. индивидуальных программ реабилитации инвалидов, в 1999 г. — 3,8 тыс., то в 2000 г. — 12,1 тыс. таких программ.

Переход к индивидуальной программе реабилитации инвалидов, которая является юридическим документом, расширил возможности в оказании системной реабилитационной помощи нуждающимся гражданам. Индивидуальная программа реабилитации, содержащая рекомендации по медицинской, профессиональной и социальной реабилитации инвалида, заключение экспертов, является фактически договором между инвалидом и государством. А это позволяет перейти к целевому расходованию средств и оценке эффективности их вложений.

В штат бюро медико-социальной экспертизы наряду с тремя врачами различных специальностей, специалиста по реабилитации, психолога входит и специалист по социальной работе. При необходимости в состав бюро могут войти педиатры, специалисты по функциональной диагностике, по профориентации, по правовым вопросам, по физиологии труда, по техническим средствам реабилитации и др. Направлять заявку на освидетельствование в учреждения медико-социальной экспертизы теперь могут не только лечебно-профилактические учреждения и органы социальной защиты населения, но и сами граждане, испытывающие затруднения в выполнении бытовой, общественной и профессиональной деятельности. Они сейчас вправе обращаться напрямую в БМСЭ. Граждане или их законные представители также могут привлекать для участия в проведении медико-социальной экспертизы любого другого специалиста за счет собственных средств.

Первый опыт функционирования службы медико-социальной экспертизы выявил определенные проблемы. Так, во многих учреждениях базовые помещения, где располагаются БМСЭ, не удовлетворяют и не соответствуют нормативам. Все еще не хватает квалифицированных кадров. Касается это не только специалистов по реабилитации и социальной работе, но и врачебной, имеющих экспертную подготовку. В результате многие службы БМСЭ только в последние несколько лет активно приступили к разработке индивидуальных программ реабилитации инвалидов, занимаясь до этого в основном освидетельствованием больных. Уже приводились данные по Ростовской области за 1998 г., когда по всей области было разработано лишь 1,8 тыс. индивидуальных программ реабилитации инвалидов. В Краснодарском крае за весь 1999 г. было разработано 1,2 тыс. таких программ. Подобная тенденция была характерна для большинства регионов нашей страны. Перелом к лучшему здесь наступил в последние три года (2000—2002 гг.).

Нуждаются в корректировке отдельные нормативные положения, касающиеся деятельности учреждений медико-социальной экспертизы. В частности, следовало бы отказаться от практики обязательного ежегодного освидетельствования для некоторых категорий инвалидов, например с ампутацией рук, ног и др. Им нет необходимости каждый год подтверждать экспертным комиссиям свою группу инвалидности.

В целом же пока не приходится говорить о должной эффективности работы служб медико-социальной экспертизы. В стране наблюдается увеличение количества инвалидов трудоспособного возраста и детей-инвалидов. Такая тенденция в связи с сохранением социально-экономического неблагополучия вряд ли изменится в ближайшие годы к лучшему. При этом показатели реабилитации инвалидов остаются на низком уровне и не превышают 2,8% при повторном переосвидетельствовании, что свидетельствует о недостатках в осуществлении медицинской, профессиональной и социальной реабилитации. Российским правительством все еще не разработан порядок организации и деятельности Государственной службы реабилитации инвалидов, отсутствуют системный подход, последовательность, преемственность в организации и проведении реабилитации, не определен порядок взаимодействия учреждений различной ведомственной принадлежности.

Медико-социальный характер носит и деятельность клинико-экспертных комиссий (КЭК), функционирующих при лечебно-профилактических учреждениях. Они призваны обеспечивать рациональное трудоустройство больных с ограниченной трудоспособностью, не ставших инвалидами. Деятельность этих комиссий направлена на подготовку соответствующих трудовых рекомендаций. Больные могут быть временно (сроком до двух месяцев) переведены на другую работу с выдачей доплатного или трудового больничного листа. Такое трудовое устройство производится при туберкулезе различной локализации и профессиональных заболеваниях, когда больные не могут продолжать работу по своей профессии без ущерба для состояния здоровья, но, не нарушая нормального хода лечения, способны выполнять какую-либо другую, нижеоплачиваемую работу.

Работникам, временно переведенным на нижеоплачиваемую работу в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью, предприятие, ответственное за повреждение здоровья, выплачивает разницу между прежним заработком и заработком по новой работе. Такая разница может выплачиваться в пределах одного года до восстановления трудоспособности или установления стойкой ее утраты. В тех случаях, когда временное трудоустройство в сочетании с активной терапией не дают должного реабилитационного эффекта и больные не могут вернуться к своей прежней профессии, они подлежат направлению в бюро медико-социальной экспертизы.

При проведении социальной экспертизы применяются различные группы методов. Экспертиза административно-управленческих решений (программ, проектов, указов, постановлений) требует проведения научного анализа документов, поступающих на экспертизу, исследования реальных процессов в обществе, относящихся к данным решениям. Затем целесообразно использовать метод сопоставления, что позволяет подготовить более содержательное экспертное заключение. Если проведение социальной экспертизы по определенным параметрам общественного развития приобретает регулярный характер и осуществляется на долговременной основе, то важной задачей экспертов становится периодическое сопоставление новых результатов с данными более ранних экспертиз. В таком случае эксперты будут работать в режиме мониторинга.

При проведении социально-психологической и судеб-но-психиатрической экспертизы наряду с методами сопоставления, экспертного анализа, активно используются специальные методики и тесты. Некоторые их названия выше уже приводились. В ряде случаев, например в ходе экспертизы оценки социального общения, применяются методы наблюдения и самонаблюдения. Технология самонаблюдения предполагает применение дневников самонаблюдения. Эксперты просят своих клиентов описывать в дневниках происходящие с ними сложные ситуации, в которых они были удовлетворены своим поведением. Описание таких ситуаций позволяет социальным работникам определить, что именно клиент считает успешным. Это дает возможность выработать более действенные экспертные рекомендации, направленные на снятие ограничений социального общения.

Социальная экспертиза возможных решений административных органов, а также в отдельных случаях и социально-психологическая экспертиза могут проводиться при очном или заочном участии экспертов. В первом случае экспертное заключение готовится в ходе непосредственного контакта экспертов между собой. При заочной экспертизе обеспечивается раздельное участие экспертов в подготовке заключения. Среди очных методов экспертизы довольно распространенным является метод ситуационного анализа, когда анализируется конкретная жизненная ситуация. В ходе экспертизы выявляются проблема, ее причины, типичность. Затем после рассмотрения возможных вариантов ее решения называется наиболее удачный.

В ходе экспертного анализа, как, кстати, и во время прогнозирования применяется заочный метод исследования «Делфи», позволяющий в некоторой мере преодолеть конформизм экспертов. Анонимность и многоэтапность (многотуровость) экспертизы в таком случае дают возможность постепенно сузить разброс экспертных оценок путем обсуждения крайних позиций, их сближения или исключения.

Методы социально-психологической, судебно-психологической экспертизы могут быть использованы и в ходе комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы. Судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертиза имеет свою специфику и соответственный набор методов. Однако их рассмотрение не является сферой профессиональных интересов ни социальных психологов, ни специалистов по социальной работе.

Использование методов медико-социальной экспертизы во многом определяется ее характером и направленностью. А она может быть специально-медицинская, функционально-диагностическая, профориентационная, реабилитационная и др. Наряду с сугубо медицинской методикой здесь могут использоваться и методы социально-психологической экспертизы.

Умелое применение разнообразных экспертных методов обеспечивает обоснованность и ценность экспертизы, позволяет подготовить взвешенное и наиболее приемлемое для этой или иной конкретной ситуации заключение. Экспертиза все в большей мере становится востребованной в социальной сфере, в социономической практике.

 

Глава 5. ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РАЗЛИЧНЫХ СФЕРАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(Частные технологии)

 

5.1. Технологии социальной работы в сфере занятости населения

 

Проблема занятости населения стала одной из острейших социальных проблем, с которыми столкнулось человечество в XX в. Безработица несет с собой не только бедность значительным слоям населения, но и духовную, моральную, нравственную деградацию людей. Поэтому решение проблемы занятости населения стоит в числе наиважнейших, первоочередных задач в любой цивилизованной стране.

Этот вывод нашел свое юридическое закрепление в 1948 г. во «Всеобщей декларации прав человека», где подчеркивается, что каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.

Принято считать, что безработица — это своеобразная плата за рынок, это издержки рыночной экономики. И, скорее всего, так оно и есть. В любой конкурентной борьбе (а рынок, как известно, без этого не существует) есть победители и проигравшие. Речь идет о том, чтобы минимизировать, значительно снизить социальные последствия рыночного негатива, особенно в области реализации права на труд как одной из важнейших составляющих человеческой жизни. Наша страна, как и все страны переходной экономики, столкнулась со все более обостряющейся проблемой занятости населения, решение которой требует как значительных практических усилий, так и глубоких теоретических проработок. По оценкам Министерства труда и социального развития, в России на начало 1999 г. насчитывалось 8,5—9 млн безработных. Это 11,5% экономически активного населения страны. Однако по официальным данным, в нашей стране только 1 млн 750 тыс. безработных. Таким образом, к услугам государственной службы занятости прибегает лишь один человек из каждых пяти потерявших работу.

Скрытая безработица, таким образом, составляет около 7—8 млн человек, а по официальным данным — 4— 5 млн. Региональное распределение безработицы неравномерно: от 1% в Москве до 7—8% безработных в регионах, где находятся предприятия текстильной, оборонной, угольной отрасли*.

* Подробнее см. Независимая газета 1998. № 18. С. 7.

 

Теория функционирования рынка труда, родоначальником которой является основоположник Кембриджской школы доктор А. Маршалл, оперирует рядом понятий и категорий. Среди них занятость населения, безусловно, определяющая.

Наиболее адекватно, на наш взгляд, понятие занятости раскрыто в законе «О занятости населения в РФ» (в новой редакции 1996 г.), в ст. 1 которого подчеркивается: «Занятость — это деятельность граждан, связанная с удовлетворением личных и общественных потребностей, не противоречащая законодательству Российской Федерации и приносящая, как правило, им заработок, трудовой доход».

Статья 2 указывает на то, что занятыми считаются граждане: работающие по трудовому договору (контракту), в том числе выполняющие работу за вознаграждение на условиях полного либо неполного рабочего времени, а также имеющие иную оплачиваемую работу (службу), включая сезонные, временные работы; занимающиеся предпринимательской деятельностью; самостоятельно обеспечивающие себя работой; занятые в подсобных промыслах и реализующие продукцию по договорам; выполняющие работы по гражданско-правовым договорам (договорам подряда), а также члены производственных кооперативов (артелей); избранные, назначенные или утвержденные на оплачиваемую должность; проходящие военную службу, а также службу в органах внутренних дел; проходящие очный курс обучения в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования и других образовательных учреждениях, включая обучение по направлению федеральной государственной службы занятости населения; временно отсутствующие на рабочем месте в связи с нетрудоспособностью, отпуском, переподготовкой, повышением квалификации, приостановкой производства, вызванной забастовкой или иными причинами.

В Российской Федерации конституционно гарантирована добровольность труда, при которой гражданин вправе как работать, так и не работать, вправе выбирать ритм труда, его объем и нагрузку. Поэтому важно определить наряду с занятыми тех, кто относится к незанятым.

Незанятые — это лица трудоспособного возраста и старше, которые не имеют работы (доходного занятия). Их можно разделить на собственно безработных (те, кто по каким-то причинам потерял работу, но активно ищет ее) и незанятых, которые и не пытаются найти работу.

Безработными (ст. 3) признаются трудоспособные граждане, которые не имеют работы и заработка, зарегистрированы в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы, ищут работу и готовы приступить к ней. При этом не учитываются выплаты выходного пособия и сохраняемого среднего заработка гражданам, уволенным из организаций независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности в связи с ликвидацией, сокращением численности или штата.

Решение о признании гражданина, зарегистрированного в целях поиска подходящей работы, безработным принимается органами службы занятости по месту жительства гражданина не позднее 11 дней со дня предъявления органам службы занятости паспорта, трудовой книжки или документов, их заменяющих, документов, удостоверяющих его профессиональную квалификацию, справки о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы, а для впервые ищущих работу, не имеющих профессии, — паспорт и документ об образовании.

При невозможности предоставления органами службы занятости подходящей работы гражданам в течение 10 дней со дня их регистрации эти граждане признаются безработными с первого дня предъявления указанных документов. Не могут быть признаны безработными граждане: не достигшие 16-летнего возраста; которым в соответствии с пенсионным законодательством Российской Федерации назначена пенсия по старости (по возрасту), за выслугу лет; отказавшиеся в течение 10 дней со дня их регистрации в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы от двух вариантов подходящей работы, включая работы временного характера, а впервые ищущие работу, не имеющие профессии (специальности), — в случае двух отказов от получения профессиональной подготовки или от предложенной оплачиваемой работы, включая работу временного характера. Гражданину не может быть предложена одна и та же работа дважды; не явившиеся без уважительных причин в течение 10 дней со дня их регистрации в органах службы занятости для предложения им подходящей работы, а также не явившиеся в срок, установленный органами службы занятости для регистрации их в качестве безработных; осужденные по решению суда к исправительным работам без лишения свободы, а также к наказанию в виде лишения свободы.

Итак, безработица рассматривается как незанятость в общественном производстве трудоспособного и желающего работать населения.

С крушением административно-командной системы управления наряду с другими рынками появляется и рынок труда, на котором и происходит купля-продажа рабочей силы. Рынок труда представляет собой систему социально-экономических отношений между работниками и предпринимателями по поводу включения первых в процесс общественного производства через механизм спроса и предложения. При этом должны функционировать важнейшие компоненты рынка труда: свобода предпринимателей (ограниченная лишь законом) в найме работника; свобода граждан в продаже своей рабочей силы и оплаты в соответствии с ее квалификацией. В то же время свобода продажи рабочей силы не может быть обеспечена без гарантий свободы передвижения, выбора места и сферы приложения труда.

Современный рынок труда довольно разнообразен и «лоскутен». Он структурирован и представляет собой набор определенных сегментов, которые довольно сильно отличаются друг от друга. В первую очередь отличаются характеристикой товара (рабочей силы), который играет главенствующую роль в том или ином сегменте.

Один из разработчиков теории сегментированного рынка труда Г. Стэндинг выделяет следующие основные сегменты: сегмент рынка труда, где представлены специалисты самой высокой квалификации с соответствующей высокой оплатой труда, где занятость стабильна.

Рынок квалифицированных кадров. Этот сегмент занимают специалисты с высшим и средним образованием и квалифицированные рабочие. Доходы и занятость относительно стабильны.

Рынок труда рабочих профессий. Спрос на рабочую силу постоянно сокращается, что влечет сокращение доходов и снижение гарантий занятости. Роль стабилизирующего фактора выполняют профсоюзы.

Рынок труда малоквалифицированных рабочих и работников сферы услуг. Предложение рабочей силы, как правило, превышает спрос. Отсюда доходы невысоки, занятость нестабильна.

Остаточный рынок труда. Здесь предлагают свои услуги либо те, кто впервые объявился на рынке труда, либо те, кто давно утратил с ним связь: безработные, молодежь и т. д.

Если проанализировать признаки, по которым сегментируется рынок труда, то их можно выделить три: квалификационно-зарплатный, социально-демографический, профессионально-отраслевой.

Современное производство, основанное на информационных технологиях, предполагает гибкость, мобильность в отношениях спрос—предложение на рынке труда. Поэтому в теоретических разработках наших дней для характеристики развитого, цивилизованного рынка труда используется понятие «гибкий рынок труда», где спрос и предложение находятся в оптимальной зависимости, соответствующей нуждам и потребностям современного производства.

В чем же проявляется гибкость рынка труда? Прежде всего в гибкой организации производственного процесса: неполный рабочий день, использование временных работников, дробление ставок, взаимозаменяемость на рабочих местах, подвижность смен и т. д. Второй компонент — гибкость в регулировании заработной платы, третий — гибкость регулирования выпускаемой продукции.

Важнейшими элементами рынка труда являются спрос и предложение. Под спросом понимается потребность предприятия в работниках определенных профессий и квалификаций, под предложением — потребность работников при действующих ставках заработной платы в оплачиваемой работе. Рабочая сила как товар выступает только тогда, когда совершается акт ее купли-продажи.

Современный рынок труда не является абсолютно свободным, стихийным. Он регулируется посредством различных инструментов: законодательством, государственными программами занятости населения, соглашениями между работодателем и профсоюзом, государственными и частными институтами, занимающимися трудоустройством населения.

Технология воздействия на рынок труда. Для того, чтобы определить формы и направления воздействия на рынок труда, необходимо в первую очередь выявить факторы, влияющие на уровень безработицы и типы безработицы.

На наш взгляд, факторы можно разделить как минимум на две группы. Первая группа факторов действует более длительный промежуток времени и воздействует на рынок труда. К данной группе относятся: демографические колебания, создающие избыток либо недостаток рабочей силы; миграционные процессы; уровень культуры, национальные традиции, ценности и, в особенности, культура труда; социально-природные катаклизмы: войны, революции, стихийные бедствия и т. д.; экономические факторы: тип экономики (рыночная, плановая), экономические кризисы и подъемы, качество социальной жизни, развитость технологий и т. д.; научно-технический прогресс.

Вторая группа факторов носит локальный характер, как правило, ограниченный либо местом, либо временем проявления: процесс суверенизации в России; конверсия военного производства; сокращение армии; изменение форм собственности; либерализация цен; непросчитанные социально-политические решения властей; уровень развития служб занятости и профессионализма ее кадров и многие другие факторы.

Конечно же, каждый из названных факторов может оказывать как отрицательное, так и положительное воздействие на рынок труда. Например, падение рождаемости в развитых странах ведет, с одной стороны, к снижению предложения рабочей силы, но с другой — к старению населения, а отсюда — к увеличению нагрузки на трудовые ресурсы, к изменению инфраструктуры на рынке труда. Подобным образом рынок труда реагирует и на другие демографические сдвиги.

Или, к примеру, совершающиеся в развитых странах технологические революции, которые создали совершенно новое производство: с мобильным технологическим процессом, с быстрыми структурными сдвигами, но это обострило и проблему занятости, усугубило одно из основных противоречий обеспечения занятости населения. Оно заключается в том, что в цепочке «структурные сдвиги — модернизация рабочих мест — изменение спроса на рабочую силу — высвобождение работников — предоставление новой работы» невозможно добиться абсолютной синхронности перемен.

Многие из названных факторов легли в основу классификации безработицы, выделения ее видов.

Структурная безработица связана с закрытием устаревших предприятий и производств, сокращением выпуска продукции ряда отраслей (например, в связи с социальной переориентацией экономики, уменьшением числа занятых в аппарате управления и т. п.). Проблемы, связанные со структурной безработицей, должны решаться на государственном уровне: принятие общегосударственных и территориальных программ помощи в перераспределении и переподготовке кадров, выплаты пособий на период переподготовки и трудоустройства, поддержки в формировании новых современных ресурсосберегающих отраслей производств, и т. д.

Технологическая безработица связана с переходом к новым поколениям техники и технологии, с механизацией и автоматизацией ручного труда, когда для данного производственного процесса часть рабочих рук оказывается ненужной, либо требуются люди нового уровня квалификации. С осуществлением технологического переворота число высвобождаемых по этой причине работников будет расти. Их нужно либо полностью переучивать, либо занимать в процессах, не требующих высокой квалификации на основе развития сферы услуг, и т. д. Эту проблему можно решить преимущественно в рамках данного коллектива и за его счет,

«Экономическая», или циклическая, безработица носит постоянный характер, обусловленный колебаниями рыночной конъюнктуры, поражением части товаропроизводителей в конкурентной борьбе, или связана с цикличным характером экономики.

Значительное увеличение количества товаропроизводителей, конкурирующих между собой, приведет к увеличению терпящих банкротство, вынужденных перепрофилировать производство или закрываться. При этом возрастает безработица. Такая безработица неизбежна, она является органической составной частью рыночного механизма. Ликвидировать эту форму безработицы невозможно. Ее нужно учитывать и оказывать поддержку (в виде помощи в переквалификации и трудоустройстве, назначении временных пособий) работникам обанкротившихся предприятий (но так, чтобы сохранить стимулы и индивидуальную инициативу в поиске новой работы).

Фрикционная безработица связана с поиском или ожиданием работы в ближайшем будущем. Определение «фрикционная» точно отражает суть явления, всегда есть какой-то временной промежуток между уходом человека с одной работы и приходом на другую.

Застойная безработица — это безработица способных к труду людей, которые по каким-то причинам либо не хотят работать, либо длительное время не могут найти работу. В социальном плане — наиболее опасный тип безработицы: является питательной средой для увеличения числа бомжей, лиц без определенных занятий, для роста преступности, проституции, наркомании, алкоголизма.

Скрытая безработица — одна из форм безработицы, при которой работник формально числится на предприятии, но находится в неоплачиваемом срочном или бессрочном отпуске. Имеет разновидности в виде сокращенной рабочей неделе, неполного рабочего дня, оплачиваемой работы при наличие заказа и т. д. В России скрытая безработица достигает огромных размеров, зачастую в два-три раза превышающую явную безработицу.

Молодежная безработица возникает на двух этапах жизненного пути человека: после окончания средней школы (если не удалось сразу поступить в вуз, техникум или ПТУ либо устроиться на предприятие) и после получения профессионального образования (если нет гарантированного направления на работу, либо оно не устраивает молодого человека).

Отсутствие перспектив на будущее в молодом возрасте особенно опасно. Именно из этого слоя пополняются ряды преступников, наркоманов, членов экстремистских политических течений. Поэтому трудоустройство молодежи должно быть объектом первоочередных экономических и правовых мер. Необходимо позаботиться о создании отвечающих устремлениям молодежи и уровню ее квалификации рабочих мест, установить квоту для молодежи при создании новых мест на предприятии, поддерживать молодежное предпринимательство и т. д.

Женская безработица — один из наиболее распространенных видов безработицы, возникает в силу меньшей конкурентоспособности женщин на рынке труда: женщины несут с собой больший чем мужчины социальный груз (декретные отпуска, больничные по уходу за ребенком, обеспеченность яслями, детсадами и т. п.). Принцип справедливости требует, чтобы и мужчины и женщины имели равный доступ к работе по найму и к работе в семье. Государство должно применять ряд мер как административного, так и правового регулирования: квотирование рабочих мест для женщин, налоговое наказание и поощрение работодателей в целях увеличения женской занятости. Молодежная и женская безработица являются острейшими социальными проблемами практически для всех стран, развивающих рыночную экономику.

Социальные последствия безработицы и система социальной защиты незанятого населения. Российское государственное управление, как и общество в целом, вряд ли в полной мере осознает возможные последствия нарастания безработицы. Иные проявляются далеко не сразу либо носят латентный характер, но это не снижает их негативного воздействия на общественное развитие. Например, специалистами доказана зависимость между ростом безработицы и суицидом, между увеличением количества новорожденных с различными аномалиями и уровнем занятости населения.

Рассмотрим некоторые из социальных последствий в различных областях общественной жизни.

В политической сфере — это рост социально-политической напряженности, а значит, и угрозы социального взрыва, нарастание, с одной стороны, политического экстремизма, как левого, так и правого толка, с другой — политической апатии и неверия во власть как гаранта соблюдения прав человека. Практика показывает, что на фоне ухудшения ситуации на рынке труда обостряются межнациональные проблемы, а это для такой многонациональной страны, как Россия, крайне опасно.

В области экономики выключение из активной экономической жизни большого количества трудовых ресурсов ложится тяжелым бременем на бюджет. Понятно, что во время экономических спадов растет потребность в ресурсах для оказания государственной социальной помощи, в то же время поступления от налогов резко снижаются. Наряду с этим наблюдается падение покупательского спроса, а значит, уменьшение товарного производства. В силу обострения конкуренции на рынке труда снижается цена труда и для тех, кто сохранил рабочее место; сужаются рамки профсоюзных действий по отстаиванию прав наемных работников.

Пожалуй, наиболее тяжелые последствия безработицы проявляются в социальной жизни общества. Безработица — это не просто отсутствие работы, она может выбить из колеи, иногда необратимо, миллионы рабочих, их семьи, целые городские и сельские районы. Большинство оказавшихся в подобном положении говорят, что они ощутили сполна отчаяние, бессилие, растерянность, особенно если были без работы длительное время.

Прежде всего, безработица бьет по такому важнейшему социальному институту, как семья. Если в семье есть хотя бы один безработный, то это существенно снижает жизненный уровень и социальные возможности всех членов семьи. Семья не выполняет или лишь частично выполняет те важнейшие функции, которые возложены на нее обществом.

Эти факторы ведут к разрушению самой семьи. В семьях безработных наблюдается повышенная конфликтность, снижается «порог терпимости», способность заботиться друг о друге, увеличивается количество разводов. Специалисты отмечают, что в подобных семьях значительно чаще встречаются случаи жестокого обращения с детьми, а у самих детей наблюдаются отклонения в поведении, нервные расстройства, возрастает уровень заболеваемости.

Отсутствие работы приводит к обострению проблемы девиантного поведения (алкоголизация и наркотизация общества, рост проституции, бездомности и преступности). Уже давно считается, что существует зависимость между безработицей и преступностью. Изучение дел правонарушителей в США показывает, что до 70% заключенных в момент ареста не имели работы, что рецидивизм часто объясняется отсутствием работы.

Система социальной защиты незанятого населения функционирует в рамках государственной программы занятости и предполагает как прямую социальную защиту безработных, так и воздействие на спрос и предложение рабочей силы, включение различных правовых, организационных и экономических рычагов влияния на рыночные механизмы.

Прежде всего речь идет о выплате пособий безработным, признанным таковыми государственными службами занятости. При этом нужно иметь в виду: во-первых, экономические возможности государства в выплате пособий не беспредельны, во-вторых, размеры пособия должны как поддерживать элементарные условия жизни человека, так и стимулировать его на поиск работы.

Важным в деятельности служб занятости является организация профессиональной подготовки, повышения квалификации и переподготовки незанятого населения. Опыт стран рыночной экономики показывает: профессиональное обучение требуется каждому второму-третьему из числа желающих найти работу. Данная система обучения требует быстрого реагирования на все изменения спроса на рабочую силу. Поэтому службы занятости используют не только действующие учебные заведения, выдавая им заказ на профессиональное обучение, но и создают собственные учебные центры. Финансируется обучение тех, кто признан безработным за счет средств Государственного фонда занятости Российской Федерации. Профессиональное обучение высвобождаемых работников в связи с ликвидацией, реорганизацией предприятий, учреждений, организаций, сокращением численности штатов осуществляется за счет средств предприятий, с которых эти работники увольняются.

Государственные службы занятости немалую роль в обеспечении социальной защиты отводят организации общественных работ в сфере услуг, строительства, благоустройства, иначе говоря, там, где не требуется специальной профессиональной подготовки.

С теми, кто изъявил желание участвовать в общественных работах, заключается трудовой договор на установленный срок. Они обладают всеми правами, определенными трудовым законодательством, и имеют возможность получать пособие по безработице, если на них распространяется статус безработного. Финансируют общественные работы фонд занятости, местный бюджет или те организации, для которых данные работы выполняются.

В центрах занятости на бесплатной основе можно получить информацию о наличии рабочих мест, юридическую консультацию, психологическую помощь. Апробирована такая форма социальной защиты населения, как квотирование рабочих мест для слабоконкурентных на рынке труда социальных групп: женщины, инвалиды, молодежь и т. д. По предложению центров занятости, в зависимости от ситуации на рынке труда, местные органы власти могут принимать решение об обязательном квотировании рабочих мест для данных категорий на предприятиях и в организациях с соответствующими карательными санкциями для тех, кто эти решения не исполняет.

Кроме административных применяются и экономические меры воздействия: льготное (или наоборот) налогообложение, льготное кредитование предприятий, увеличивающих количество рабочих мест для слабоконкурентных слоев населения, либо для создающих новые рабочие места.

Замечено, что наиболее емкий и подвижный механизм роста занятости населения — это растущая база мелкого и среднего предпринимательства, которая в силу своей мобильности при условии его стимулирования оперативно улучшает ситуацию на рынке труда.

Создать дополнительные рабочие места можно, используя все характеристики гибкого рынка труда: частичная, временная занятость, совместительство, гибкие графики организации рабочего времени и т. п.

 

5.2. Технологии социальной работы с детьми-сиротами

 

Сиротство как социальное явление существует столько же, сколько человеческое общество, и является неотъемлемым элементом цивилизации. Во все времена войны, эпидемии, стихийные бедствия, другие причины приводили к гибели родителей, вследствие чего дети становились сиротами. Видимо, с возникновением классового общества появляется и так называемое социальное сиротство, когда дети лишаются попечения родителей в силу нежелания или невозможности осуществлять последними родительские обязанности, в силу чего родители отказываются от ребенка или устраняются от его воспитания. В Библии, других литературных источниках древности имеются упоминания об отказах родителей от своих детей, о подкидышах, воспитывавшихся в чужих семьях.

С середины XX в. социальное сиротство стало приобретать угрожающие масштабы, причем рост «отказничества» наблюдается во многих странах мира, в том числе и в развитых (Франция, Италия и др.). В Российской Федерации социальные сироты составляют абсолютное большинство детей, оставшихся без попечения родителей (95%), причем в 60% случаев они были рождены матерями в возрасте от 16 до 19 лет.

В последние годы в России все громче заявляет о себе «скрытое» социальное сиротство. Снижение уровня жизни, увеличение числа неблагополучных семей, падение нравственности привело к тому, что дети зачастую «вытесняются» на улицу, следствием чего является невиданный с послевоенного времени рост беспризорности. В силу несовершенства системы учета, высокой динамики роста числа детей, утрачивающих попечение родителей, точное количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в нашей стране назвать вряд ли возможно. Основные причины современного сиротства состоят в следующем: во-первых, это добровольный отказ родителей от своего ребенка, как правило, вскоре после его рождения— в легальной или нелегальной форме (дети-подкидыши, дети, «забытые» в клиниках или проданные другим лицам); во-вторых, лишение родительских прав; и в-третьих, утрата родителями ребенка вследствие социальных потрясений или стихийных бедствий, которые вынуждают население к хаотической миграции.

Оказание помощи детям, по разным причинам оставшимся без попечения родителей, является важнейшим направлением социальной политики государства. Содержание социальной работы с этой категорией детей определяется приоритетами государственной политики.

Понятие «сиротство». Сиротство — это социальное понятие, которое отражает положение детей-сирот. Сиротой считается ребенок, который временно или постоянно либо лишен своего семейного окружения, либо не может оставаться в таком окружении и имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемую государством. Для оказания адресной помощи Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» использует несколько понятий детей-сирот.

Дети-сироты — лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель (прямые сироты).

Дети, оставшиеся без попечения родителей, — лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей. К этой категории относят детей, у которых нет родителей или они лишены родительских прав. Сюда же относится ограничение в родительских правах, признание родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Дети считаются сиротами в связи с уклонением родителей от их воспитания или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке. Основную по численности категорию детей-сирот составляют дети, родители которых в результате антиобщественного поведения лишены родительских прав (социальное сиротство).

Лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также те, которые остались без попечения единственного или обоих родителей.

Нормативно-правовая база и механизмы ее реализации. Нормативно-правовые акты Российской Федерации приняты в полном соответствии с подписанными и признанными ею международными документами. Основными из них являются: «Декларация прав человека и гражданина» (1948); «Декларация прав ребенка» (1959); «Конвенция о правах ребенка» (1989). В частности, в принятой ЮНЕСКО «Конвенции прав ребенка», направленной на обеспечение полноценного развития его личности во всех уголках Земли, утверждается: «Ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения или который в его собственных интересах не может оставаться в таком окружении, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством. Государства-участники в соответствии со своими национальными законами обеспечивают замену ухода за таким ребенком» (ст. 20).

Основополагающими документами в системе нормативно-правовой базы социального обслуживания детей сирот является Конституция Российской Федерации (в ст. 7 РФ провозглашена социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека), Гражданский кодекс РФ, Семейный кодекс РФ. Государственная поддержка обеспечивается Федеральным законом РФ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», который определяет систему социальных служб, принципы, на которых основывается предоставление социальных услуг, требования к объемам и качеству социальных услуг, порядку их предоставления.

Непосредственно регулирующим вопросы оказания социальной помощи детям-сиротам законом является Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (1996, а также редакции 1998 и 2002 гг.), который определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей. Важную роль в оказании социальной помощи детям-сиротам играют указы Президента РФ «О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы» (1992), «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав» (1993), «О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества» (1993).

В целях практического исполнения названных указов была, например, утверждена федеральная целевая программа «Дети России» (1992, с дополнениями 1996, 1998, 2002 гг.). В рамках этой программы существует целевая программа «Дети-сироты», направленная на создание благоприятных условий для подготовки детей, лишившихся попечения родителей, к самостоятельной жизни в современной социально-экономической обстановке, развитие различных форм устройства осиротевших детей, совершенствование их медицинского обслуживания, развитие кадровой и материальной базы сиротских учреждений, улучшение социально-экономического обеспечения воспитывающихся в них сирот.

Механизм реализации нормативно-правовой базы оказания помощи детям сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, включает постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, например, «Об утверждении типового положения об образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (1995). Это Типовое положение регулирует деятельность государственных, муниципальных образовательных учреждений. Для негосударственных образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, данное Типовое положение выполняет функции примерного. Важную роль в осуществлении социальной помощи детям-сиротам играют ведомственные акты (Министерства труда и социального развития, Министерства образования, МВД и т. д.), а также правовые акты субъектов Российской Федерации.

Основное содержание социальной работы с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, заключается в защите их прав, контроле за условиями их содержания, социальной реабилитации и адаптации, помощи в трудоустройстве и обеспечении жильем. Реализация этих задач возлагается на органы опеки и попечительства. На них возлагаются обязанности по выявлению, учету и избранию форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, а также по контролю за условиями их содержания, воспитания и образования. Они обязаны в трехдневный срок со дня получения сообщения провести обследование условий жизни ребенка и обеспечить его защиту и устройство. Дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание в семью (на усыновление/удочерение, под опеку/попечительство или в приемную семью), а при отсутствии такой возможности в соответствующие учреждения для детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей. Законодательство отдает приоритет семейным формам устройства детей, как наиболее отвечающим потребностям ребенка и создающим оптимальные условия для его социализации, воспитания и развития.

Основные субъекты и формы оказания социальной помощи. Социальная помощь детям-сиротам и детям, оказавшимся без попечения родителей, осуществляется разветвленной системой, которая включает в себя несколько уровней: государство как основной субъект организации помощи; государственные социальные службы (федеральные и муниципальные) как территориальные структуры, непосредственно оказывающие такую помощь; смешанные службы — государственные и коммерческие структуры, ориентированные в основном на оказание социально-психологической помощи; учреждения, созданные общественными, благотворительными, религиозными и другими организациями как благотворительные центры. Усилия каждого из названных субъектов направлены на социальную адаптацию детей-сирот, коррекцию их поведения, которая связана с формированием ценностных ориентации детей-сирот в условиях закрытого детского учреждения, коррекцию их отношения к родителям, которые, в случаях социального сиротства, оставили их, предупреждение и профилактику преступности, правовое просвещение и т. д. Назовем наиболее распространенные формы социальной помощи детям-сиротам и детям, оказавшимся без попечения родителей.

Передача детей-сирот и детей, оказавшихся без попечения родителей, в специализированные учреждения. К ним относятся: образовательные учреждения, в которых содержатся (обучаются и/или воспитываются) дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; учреждения социального обслуживания населения (детские дома-интернаты для детей-инвалидов с умственной отсталостью и физическими недостатками, социально-реабилитационные центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, социальные приюты); учреждения здравоохранения (дома ребенка) и другие учреждения, создаваемые в установленном законом порядке.

Дети в возрасте от 0 до 3 лет помещаются в дома ребенка. По достижении возраста 3 лет сироты переводятся в детские дома для детей дошкольного и школьного возраста, специализированные интернаты для детей с физическими и умственными недостатками, закрытые интернаты для делинквентных детей и подростков. В России каждый пятый детский дом — это учреждение для умственно отсталых и физически неполноценных детей.

На каждого ребенка, определяемого в учреждение, направляющие органы (учреждения) представляют: решение соответствующего государственного органа или органа местного самоуправления о направлении в учреждение; направление в учреждение, выданное учредителем или ведомством, в ведении которого находится учреждение; свидетельство о рождении (подлинник), а при его отсутствии — заключение медицинской экспертизы, удостоверяющее возраст ребенка; медицинские документы о состоянии здоровья; документы об образовании (для детей школьного возраста); акт обследования условий жизни ребенка; сведения о родителях или лицах, их заменяющих (копии свидетельства о смерти родителей, приговора или решения суда, справка о болезни или розыске родителей и другие документы, подтверждающие отсутствие родителей или невозможность воспитания ими своих детей); справка о наличии и местожительстве братьев, сестер и других близких родственников; опись имущества, оставшегося после смерти родителей, сведения о лицах, отвечающих за его сохранность; документы о закреплении жилой площади, занимаемой несовершеннолетним или его родителями; пенсионная книжка ребенка, получающего пенсию, копия решения суда о взыскании алиментов, ценные бумаги (при получении их на ребенка родителями или лицом, их заменяющим); заключение психолого-медико-педагогической консультации (для детей с отклонениями в развитии).

Несмотря на то, что в данной области происходят заметные позитивные изменения (дифференциация детских домов, появление социальных приютов и социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, центров помощи и т. д.), проблема формирования личности ребенка в условиях закрытого учреждения остается весьма острой и актуальной. Исследования показывают, что лишение материнской заботы ведет к задержке развития ребенка и может проявляться симптомами психических и физических заболеваний. Изоляция ребенка от матери от 0 до 3 лет обычно приводит к тяжелым последствиям для интеллекта и личностных функций, которые не под-

даются исправлению. Постоянная смена микросоциальной среды (дом ребенка — дошкольный детский дом — детский дом для детей школьного возраста) наносит существенный ущерб психике ребенка, ухудшает его здоровье. Дети, воспитывающиеся в интернатных учреждениях, в своем большинстве отстают от сверстников в психофизическом развитии. Они позже начинают ходить и говорить, чаще болеют, хуже учатся. Только 20% воспитанников сиротских учреждений могут учиться по программам массовых школ. Отечественная система воспитания в сиротских учреждениях основана на том, что дети, как правило, живут и учатся в одном и том же учреждении. Эта «прикованность» к одному месту, изолированность детских домов усиливают зависимость детей от учреждения и не способствуют формированию навыков самостоятельной жизни. Нередко выпускники интернатных учреждений не имеют элементарных бытовых навыков: приготовить поесть, купить что-либо, организовать свободное время и т. д. Все это необходимо учитывать в социальной работе с детьми, воспитывающимися в сиротских учреждениях. При организации новых детских домов, перестройке воспитательного процесса следует уделять внимание следующим задачам: приведение детского дома в соответствие нормативам для определенного количества детей и возможности разделения их на небольшие группы; создание социального и эмоционального окружения, близкого к семейному; организация небольших групп семейного типа, где воспитатели и дети живут как бы самостоятельными «семьями», поощрение внимания к психоэмоциональным нуждам ребенка; предельное ограничение переходов детей из одного детского дома в другой по возрасту; неразделение братьев и сестер по разным учреждениям; укрепление связей между детьми и их родителями (в случаях социального сиротства); развитие у детей умений, бытовых и общественных навыков, необходимых в будущей самостоятельной жизни. Не менее важно решать вопросы проживания и трудоустройства будущих выпускников.

Усыновление (удочерение) ребенка — это государственный акт, в связи с которым между усыновленными и их потомством, а также усыновителями и их родственниками возникают такие же права и обязанности, которые по закону существуют между родителями и детьми. Усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к своим родителям (родственникам). Усыновление производится судом по заявлению лиц (лица), желающих усыновить ребенка, при обязательном участии органов опеки и попечительства. Усыновителями могут быть совершеннолетние дееспособные лица обоего пола, кроме лиц, которые, не имеют права на усыновление (лишены родительских прав, отстранены от обязанностей опекуна по состоянию здоровья и т. д.). Разница в возрасте между усыновителем и усыновленным должна быть не менее 16 лет, однако по причинам, признанным судом уважительными, она может быть сокращена. Для усыновления ребенка, достигшего возраста 10 лет, требуется его согласие, за исключением случаев, специально оговоренных законом. Процедурные вопросы усыновления подробно регламентированы в «Положении о порядке передачи детей», утвержденном Постановлением Правительства РФ 15 сентября 1995 г. № 917. Закон гарантирует тайну усыновления ребенка. Разглашение тайны усыновления является уголовным преступлением. Уголовным преступлением также является незаконное усыновление.

Практика показывает, что, как правило, усыновляют детей в возрасте до 12 лет. Дети старших возрастов остаются в интернатных учреждениях до выпуска. В последнее время отмечается рост числа усыновлений иностранными гражданами.

Приступая к работе по усыновлению, социальный работник должен получить полную информацию по следующим вопросам: готов ли ребенок психологически и социально к усыновлению; усыновляется ли он законным путем; дали ли кровные родители (когда это необходимо и когда это возможно) и сам ребенок согласие на усыновление сознательно и без нажима с чьей-нибудь стороны; если стоит вопрос о международном усыновлении, то дала ли принимающая страна разрешение на въезд ребенка; существует ли система наблюдения за усыновлением, которая позволяет поддержать ребенка и приемную семью.

Кроме того, необходимо уделить внимание и подготовке усыновителей. В этой связи необходимо: тщательно изучить психологическое, социальное, физическое и экономическое состояние, а также культурный уровень желающих усыновить ребенка и их ближайшего окружения; следует определенно знать, отвечает ли план усыновления их желаниям и способствует ли их супружеское и семейное положение такому начинанию; помогать усыновителям сосредоточиться преимущественно на нуждах ребенка, нежели на своих собственных. Кроме того, следует учитывать то обстоятельство, что передача осиротевшего ребенка в новую семью предполагает адаптационный период, длительность которого зависит от: индивидуальных свойств ребенка и его усыновителей (возраст, состояние здоровья, характерологические особенности); подготовленности ребенка к изменениям в жизни, а родителей к особенностям детей (особенно тогда, когда усыновляют бездетные граждане). Важную роль играют семейный уклад, отношения, экономические возможности. И, наконец, необходимо заранее продумать решение судьбы ребенка в случае возможного неудачного усыновления.

Опека (попечительство) — форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов; опека устанавливается над детьми, не достигшими возраста 14 лет; попечительство — над детьми в возрасте от 14 до 18 лет. Опекуны являются представителями подопечных и совершают от их имени и в их интересах все необходимые сделки. Попечители дают согласие на совершение тех сделок, которые граждане, находящиеся под попечением, не вправе совершать самостоятельно. Обязанности по опеке (попечительству) исполняются безвозмездно. На содержание ребенка опекуну (попечителю) ежемесячно выплачиваются денежные средства в порядке и размере, установленных Правительством РФ. Некоторые специалисты считают, что опека в ряде случаев более предпочтительна. Например, в некоторых случаях утраты попечения родителей (болезнь, длительное отсутствие) опекун может быть назначен параллельно с ними, приходить в семью, забирать ребенка к себе. Опекун обязан воспитывать ребенка, заботиться о его здоровье. Он вправе требовать по суду возврата ребенка от любых лиц, включая близких родственников, если они удерживают его незаконно. Однако он не имеет права препятствовать общению ребенка с его родными и близкими. Закон предусматривает защиту детей от возможных злоупотреблений со стоны опекунов, в частности, устанавливает ограничение их полномочий и самостоятельности при распоряжении имуществом подопечного. Обычно опекунами становятся близкие родственники подопечного. Государство должно осуществлять постоянный надзор за условиями жизни подопечного, за выполнением опекуном своих обязанностей, оказывать помощь опекунам.

Приемная семья — это форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на основании договора между органами опеки и попечительства и приемными родителями о передаче ребенка (детей) на воспитание (супругами или отдельными гражданами, желающими взять детей на воспитание в семью) на срок, установленный договором. Согласно Положению о приемной семье, утвержденному Правительством РФ в 1996 г., в такой семье должно быть не более 8 детей. Приемные родители выполняют функции воспитателей и получают оплату за свой труд. Между ними и приемными детьми нет алиментных, родственных и других правоотношений, подобных отношениям между родителями и детьми, которые могут возникнуть в случае усыновления приемных детей. Государство и органы местного самоуправления выделяют денежные средства на содержание каждого приемного ребенка и предоставляют соответствующие льготы, установленные законодательством. Органы опеки и попечительства обязаны оказывать приемной семье необходимую помощь, способствовать созданию нормальных условий для жизни и воспитания детей, а также вправе осуществлять контроль за выполнением возложенных на приемных родителей обязанностей по содержанию, воспитанию и образованию детей.

Передача ребенка в приемную семью в возрасте старше 10 лет требует его согласия. Запрещается, как и при усыновлении, разъединять братьев и сестер, за исключением случаев, когда разъединение допустимо в интересах ребенка. По разным подсчетам, в приемных семьях в настоящее время воспитывается от 5 до 10% детей-сирот.

Основные направления оказания социальной помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Меры по предоставлению гарантий социальной защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, основываются на государственных минимальных социальных стандартах для определения финансовых затрат по их осуществлению.

Финансовое обеспечение. Расходы на реализацию мер по их обеспечению производятся за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, за счет государственных внебюджетных фондов и других, не запрещенных законом, источников.

Порядок возмещения расходов на выплату ежемесячных пособий опекунам на питание, одежду, обувь, мягкий инвентарь на одно физическое лицо, осуществления денежных выплат на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при трудоустройстве и поступлении в образовательные учреждения в соответствии с нормами обеспечения воспитанников детских домов утверждается Правительством Российской Федерации и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Приказом Министерства образования РФ № 199 от 19 августа 1999 г. утверждено Положение о порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством).

Дополнительные гарантии права на образование. Дети — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, имеют право на получение основного общего или среднего (полного) образования. Получившие такое образование зачисляются на курсы по подготовке к поступлению в учреждения среднего и высшего профессионального образования без взимания с них платы за обучение; могут получать бесплатно второе начальное профессиональное образование.

Лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающиеся во всех типах государственных или муниципальных учреждении начального, среднего и высшего профессионального образования, а также обучающиеся, потерявшие в период обучения обоих или единственного родителя, зачисляются на полное государственное обеспечение до окончания ими данного образовательного учреждения.

Выпускники этих образовательных учреждений обеспечиваются соответствующим образовательным учреждением сезонной одеждой и обувью по нормам, утверждаемым Правительством Российской Федерации, а также единовременным денежным пособием в сумме не менее 200 руб. (в ред. Федерального закона от № 122-ФЗ 07.08.2000). Помимо полного государственного обеспечения им выплачивается стипендия, размер которой увеличивается не менее чем на 50% по сравнению с размером стипендии, установленной для обучающихся в данном образовательном учреждении, а также выплачивается 100% заработной платы, начисленной в период производственного обучения и производственной практики.

Кроме того, им выплачивается ежегодное пособие на приобретение учебной литературы и письменных принадлежностей в размере трехмесячной стипендии. Выплата указанного пособия осуществляется в срок до 30 дней с начала учебного года за счет средств вклада на имя выпускника в учреждение Сберегательного банка Российской Федерации (в ред. Федеральных законов № 122-ФЗ от 07.08.2000, № 34-ФЗ от 08.04.02).

При предоставлении обучающимся из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, академического отпуска по медицинским показаниям за ними сохраняется на весь период полное государственное обеспечение, им выплачивается стипендия. Образовательное учреждение содействует организации их лечения.

Дополнительные гарантии права на медицинское обслуживание. Детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предоставляется бесплатное медицинское обслуживание и оперативное лечение в любом государственном и муниципальном лечебно-профилактическом учреждении, в том числе проведение диспансеризации, оздоровления, регулярных медицинских осмотров за счет средств соответствующего бюджета. Им предоставляются бесплатные путевки в школьные и студенческие спортивно-оздоровительные лагеря (базы) труда и отдыха, в санаторно-курортные учреждения при наличии медицинских показаний, бесплатный проезд к месту отдыха, лечения и обратно за счет средств, выделяемых на эти цели из соответствующего бюджета, за счет средств внебюджетных фондов и других не запрещенных законом источников.

В основные обязанности медицинских работников учреждения входят: наблюдение за состоянием здоровья, физическим и нервно-психическим развитием воспитанников, оказание медицинской помощи; организация и проведение два раза в год углубленных медицинских осмотров, профилактических и лечебно-оздоровительных мероприятий, оценка их эффективности; медицинский контроль за выполнением санитарно-гигиенического и противоэпидемического режима; осуществление контроля за качеством питания, соблюдением рационального режима учебной и внеучебной деятельности воспитанников, обеспечением санитарно-гигиенических требований в процессе трудового обучения; профессиональные рекомендации воспитанникам с учетом состояния их здоровья; работа с воспитанниками по гигиеническому воспитанию, пропаганда санитарно-просветительских знаний.

Дополнительные гарантии прав на имущество и жилое помещение. Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы (в ред. Федерального закона № 17-ФЗ от 08.02.98).

В случае, если они не имели такого закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди равноценной ранее занимаемому ими (или их родителями) жилому помещению жилой площадью не ниже установленных социальных норм (в ред. Федерального закона № 17-ФЗ от 08.02.98).

Регистрационный учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, осуществляется как по месту жительства (место закрепления за ними жилой площади), так и по месту временного пребывания (учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общежитие, семья опекуна (попечителя), приемная семья). Снятие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с регистрационного учета по месту жительства или по месту пребывания осуществляется только с согласия органов опеки и попечительства.

При отсутствии необходимого жилого фонда таким лицам может предоставляться целевая безвозвратная ссуда на приобретение жилого помещения жилой площадью не ниже установленных социальных норм за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации.

Требование законодательства о необходимости предварительного разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок в отношении приватизированных жилых помещений, собственниками которых являются дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, распространяется также на жилые помещения, в которых несовершеннолетние временно отсутствуют, однако на момент приватизации имеют на это жилое помещение равные с собственником либо нанимателем права.

В случае смерти родителей, а также в иных случаях утраты попечения родителей, если в жилом помещении остались проживать исключительно несовершеннолетние, органы опеки и попечительства, руководители учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, опекуны (попечители), приемные родители или иные законные представители несовершеннолетних в течение трех месяцев оформляют договор передачи жилого помещения в собственность детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Договоры передачи жилых помещений в собственность несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет, оформляются по заявлениям их законных представителей с предварительного разрешения органов опеки и попечительства или при необходимости по инициативе таких органов. Указанные договоры несовершеннолетними, достигшими возраста 14 лет, оформляются самостоятельно с согласия их законных представителей и органов опеки и попечительства.

Для обеспечения жилой площадью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, могут создаваться специальные жилищные фонды за счет средств соответствующих бюджетов и других не запрещенных законом источников.

Дополнительные гарантии права на труд. Органы государственной службы занятости населения при обращении к ним детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет осуществляют профориентационную работу и обеспечивают диагностику их профессиональной пригодности с учетом состояния здоровья за счет средств Государственного фонда занятости населения Российской Федерации. Порядок работы территориальных органов Министерства труда и социального развития Российской Федерации утвержден постановлением Минтруда РФ от 10 февраля 1998 г. Предприятиям, учреждениям, организациям, создающим для них специальные рабочие места, могут предоставляться налоговые льготы в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации обеспечивают профессиональную подготовку и профессиональную деятельность выпускников учреждений социального обслуживания для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В учреждении социального обслуживания могут быть созданы специализированные рабочие места.

Социально-правовые услуги. За защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а равно их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды Российской Федерации. Им оказывается помощь в написании и оформлении документов, связанных с защитой их прав и интересов; осуществляется правовое просвещение.

Должностные лица органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления несут дисциплинарную, административную, уголовную или гражданско-правовую ответственность за несоблюдение положений Федерального закона в соответствии с Конституцией РФ, с законодательством Российской Федерации.

Психологическая помощь. Психологическое обеспечение образовательного процесса в учреждении, консультативную и профилактическую работу с педагогическими работниками осуществляют педагоги-психологи. Психологическая помощь включает в себя: психопрофилактику и психогигиену; психодиагностику; психологическое консультирование; психологическое вмешательство в кризисных ситуациях; проведение тренингов по коммуникативному общению; развитие навыков эмоциональной саморегуляции; психологическое просвещение и т. д.

Как уже было отмечено, сиротство относится к социальным проблемам, которые, видимо, будут существовать всегда. Его объем может быть сокращен за счет уменьшения доли социального сиротства. В связи с этим можно выделить несколько направлений социальной политики государства: профилактика социального сиротства (ликвидация таких социальных болезней, как асоциальное, дезадаптированное поведение, употребление алкоголя, наркомания и т. д.; эффективная семейная политика; оказание помощи одиноким матерям, половое просвещение и т. д.) и развитие системы социальной защиты и воспитания детей, оставшихся без попечения родителей.

 

5.3. Технологии социальной работы с молодежью

 

Изменения социального положения различных групп населения в период перехода к рыночным отношениям коснулись и тех групп, которые традиционно считались носителями передовых идей, в том числе молодежи. Социальные ориентиры, ценности молодежи во многом определяют будущее общества.

В социологическом плане выделяют две стороны влияния общественного прогресса как объективного фактора на тенденции социального развития молодежи. С одной стороны, изменяющиеся объективные и субъективные условия макросреды опосредуют особенности включения молодежи в социальную структуру общества, что сказывается как на формировании социального облика молодого поколения, так и на степени развитости самой социальной структуры. С другой стороны, факторы общественного прогресса, отображаясь в сознании молодых людей, влияют на их потребности, интересы, ценностные ориентации в их поведенческих программах, что в конечном счете также отражается на социальном облике молодежи.

Молодежь как особая социально-демографическая группа имеет ряд особенностей, вытекающих прежде всего из самой ее объективной сущности. Социальные особенности молодежи определяются специфической позицией, которую она занимает в процессе воспроизводства социальной структуры, а также способностью не только наследовать, но и преобразовывать сложившиеся общественные отношения, т. е. потенциальными сущностными силами молодого человека. Противоречия, возникающие внутри этого процесса, лежат в основе целого комплекса специфических молодежных проблем.

Молодежь как формирующийся субъект общественного производства характеризуется также особенным содержанием личностной, предметной и процессуальной сторон конкретно-исторического бытия. Подобное проявление социального качества молодежи связано со спецификой ее социального положения и определяется закономерностями процесса социализации в конкретных общественных условиях.

Конкретные условия бытия молодых людей определяют особенности молодежного сознания, диалектическое единство структурных элементов которого и образует побудительно-мотивационные сущностные силы молодежи. Внутри этого единства возникает многообразие противоречивых детерминаций, опосредующих специфику их отношений к окружающей действительности и мотивацию социальной деятельности.

Таким образом, молодежь — это особая социально-демографическая группа, переживающая период становления социальной зрелости, положение которой определено социально-экономическим состоянием общества. Социальная работа с молодежью и в нашей стране, и во многих других странах является частью государственной молодежной политики. Отечественная концепция государственной молодежной политики сформировалась на рубеже 80—90-х гг. на основе Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» (16.04.91). С распадом Советского Союза данный Закон практически прекратил свое действие и лишь с принятием в 1993 г. постановления Верховного Совета РФ «Об основных направлениях государственной молодежной политики в Российской Федерации» стал осуществляться курс на проведение молодежной политики в современных условиях.

Данным документом определяется, что государственная молодежная политика является деятельностью государства, направленной на создание правовых, экономических и организационных условий и гарантий для самореализации личности молодого человека и развития молодежных объединений, движений и инициатив. Государственная молодежная политика выражает по отношению к молодому поколению стратегическую линию государства на обеспечение социально-экономического, политического и культурного развития России, формирование у молодых граждан патриотизма и уважения к истории и культуре Отечества, другим народам, на соблюдение прав человека.

Объектами государственной молодежной политики являются граждане Российской Федерации (включая иностранных граждан и лиц без гражданства) в возрасте от 14 до 30 лет, молодые семьи, а также молодежные объединения. К субъектам государственной молодежной политики относятся: государственные органы и их должностные лица; молодежные объединения и ассоциации.

Государственная молодежная политика в Российской Федерации основывается на следующих принципах: сочетание государственных, общественных интересов и прав личности в формировании и реализации государственной молодежной политики; привлечение молодых граждан к непосредственному участию в формировании и реализации политики, программ, касающихся молодежи и общества в целом; обеспечение правовой и социальной защищенности молодых граждан, необходимой для восполнения обусловленного возрастом ограничения их социального статуса; предоставление молодому гражданину гарантированного государством минимума социальных услуг по обучению, воспитанию, духовному и физическому развитию, охране здоровья, профессиональной подготовке и трудоустройству, объем, виды и качество которых должны обеспечивать необходимое развитие личности и подготовку к самостоятельной жизни; обеспечение приоритета общественных инициатив по сравнению с соответствующей деятельностью государственных органов и учреждений при финансировании мероприятий и программ, касающихся молодежи.

Основными целями государственной молодежной политики являются: содействие социальному, культурному, духовному и физическому развитию молодежи; недопущение дискриминации молодых граждан в силу возрастных причин; создание условий для более полного участия молодежи в социально-экономической, политической и культурной жизни общества; расширение возможностей молодого человека в выборе своего жизненного пути, достижении личного успеха; реализация инновационного потенциала молодежи в интересах общественного развития и развития самой молодежи.

Для достижения поставленных целей предполагается поэтапное и активное воздействие социальной работы в следующих важнейших направлениях: обеспечение соблюдения прав молодежи; обеспечение гарантий в сфере труда и занятости молодежи; содействие предпринимательской деятельности молодежи; государственная поддержка молодой семьи; гарантированное предоставление социальных услуг; поддержка талантливой молодежи; формирование условий, способствующих физическому и духовному развитию молодежи; поддержка деятельности молодежных и детских объединений; содействие международным молодежным обменам. Данные направления стали основой Федеральной, а впоследствии Президентской программы «Молодежь России» (Указ Президента России от 15 сентября 1994 г. № 1922; постановление Правительства Российской Федерации от 25 ноября 1994 г. № 1279), цель которой — формирование правовых, экономических и организационных условий и гарантий для становления личности молодого человека, развития молодежных объединений, движений и инициатив.

Программа предусматривает повышение роли социальной работы в становлении личности молодого человека, решении социальных проблем молодежи. В этой связи запланировано решение следующих задач: обеспечение молодежи информацией о ее правах и возможностях в наиболее важных сферах жизнедеятельности; создание условий для самостоятельной, эффективной деятельности молодежи в сфере образования, занятости и предпринимательства, международных обменов; содействие решению жилищной проблемы, поддержка молодой семьи и социально ущемленных категорий молодежи; внедрение постоянно действующей системы поддержки деятельности детских и молодежных организаций и их программ.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации «О Программе социальных реформ в Российской Федерации на период 1996—2000 годов» от 26.02.97 № 222 и в целях дальнейшего развития и реализации государственной молодежной политики Правительство Российской Федерации утвердило Федеральную целевую программу «Молодежь России (1998—2000 годы)» (Постановление Правительства РФ от 18.06.97 № 746).

Основная цель Программы — дальнейшее формирование и укрепление правовых, экономических и организационных условий для гражданского становления и социальной самореализации молодежи.

В этой связи предусматривается решение следующих основных задач: формирование законодательно-нормативной базы, разработка и поэтапное внедрение системы долгосрочного кредитования и иных форм финансовой поддержки молодежи в целях получения образования, поддержки деловой активности, строительства жилья и обзаведения домашним хозяйством; формирование системы органов, занимающихся вопросами временной и вторичной занятости молодежи, развития и поддержки молодежного предпринимательства; дальнейшее развитие системы социальных служб и информационного обеспечения молодежи, основных форм организации досуга, отдыха, массовых видов спорта и туризма, в том числе международного; поддержка и развитие различных форм художественного и технического творчества молодежи, молодежных и детских объединений; формирование условий для духовно-нравственного воспитания, гражданского и патриотического становления молодежи, всестороннего развития личности.

Государственная молодежная политика и социальная работа направлены на создание системы социальных служб для молодежи, с одной стороны, и развитие детского и молодежного движения — с другой (Федеральный закон «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» (1995)). В регионах России, особенно после принятия Федерального закона «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», стали создаваться социальные службы: если к середине 1994 г. по линии комитетов (отделов) по делам молодежи в 150 населенных пунктах было организовано 265 социальных служб, то в 1997 г. в стране насчитывалось 95 служб трудоустройства и профориентации молодежи (молодежные биржи труда), около 2000 социальных служб для детей и молодежи, 41 информационный центр для молодежи, 12 центров содействия малому предпринимательству молодежи.

Социальные службы для молодежи осуществляют свою деятельность но более чем 20 направлениям. Наиболее распространенной технологией, используемой социальными службами, стало психолого-педагогическое консультирование подростков и молодежи: такую социальную помощь осуществляют 206 центров; 10% служб оказывают экстренную психологическую помощь по телефону; около 6% центров занимаются социальной реабилитацией; 19,5% предоставляют социокультурные услуги; 13,5% занимаются профориентацией и трудоустройством молодых людей; около 1% оказывают правовую и почти 5% — информационную помощь молодежи.

Молодежное предпринимательство содействует решению социально-экономических проблем молодежи. Поэтапно развивается комплексная система организаций, содействующих молодежному предпринимательству: региональные учебно-предпринимательские центры, бизнес-инкубаторы, центры деловой поддержки и др.; оказывается государственная поддержка и проводится стимулирование молодежного предпринимательства в производственной, научно-технической, инновационной сферах, сфере оказания услуг населению.

В соответствии с утвержденной номенклатурой органов по делам молодежи существует следующая структура социальных служб: центр социально-психологической помощи молодежи для оказания медико-психолого-педагогической помощи молодежи, переживающей кризисные состояния, находящейся в конфликтных ситуациях, профилактики и предупреждения девиантного и суицидального поведения данной категории молодежи; консультативный центр для подростков и молодежи, оказывающий квалифицированную, экстренную, анонимную, бесплатную психологическую помощь по телефону; приют для подростков, создающий условия для жизнедеятельности несовершеннолетнего, отчужденного по объективным или субъективным причинам от благоприятных условий своего развития в семье, воспитательном учреждении, обществе; центр ресоциализации молодежи, предназначенный для лиц, вернувшихся из мест заключения, и оказывающий им консультативную, социально-правовую, проф-ориентированную и психологическую помощь, в первую очередь, несовершеннолетним, оказавшимся в дезадаптированном состоянии; центр информации для молодежи, оказывающий информационные и методические услуги органам исполнительной власти по делам молодежи, организациям и учреждениям, работающим с молодежью, различным группам молодежи.

О более пристальном внимании со стороны государственных структур к молодежи и ее проблемам свидетельствует, в частности, принятие Федерального закона «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации» (1995), в котором под социальным обслуживанием понимается деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, пеихолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации. К принципам социального обслуживания наряду с адресностью, доступностью, добровольностью и гуманностью отнесены также приоритетность предоставления социальных услуг несовершеннолетним, находящимся в трудной жизненной ситуации, и профилактическая направленность.

Значительные успехи в области организации социальной работы с молодежью достигнуты в Астрахани, Новосибирске, Волгограде, Тюменской области и других регионах России. Среди общественных формирований несомненный интерес представляет деятельность Московского городского клуба инвалидов «Контакт-1», в рамках которого реализуются технологии «независимой жизни» детей с ограниченными возможностями с опорой на создание соответствующих социальных служб.

Таким образом, система социальных служб для молодежи состоит как из государственных структур, так и неправительственных организаций, имеющих в своем арсенале ранее перечисленные технологии.

Важным направлением молодежной политики является создание системы информационного обеспечения молодежи, что является основной задачей соответствующей подпрограммы президентской программы «Молодежь России». Осуществление предусмотренных подпрограммой мероприятий направлено на создание оптимальных условий для наиболее полного удовлетворения информационных потребностей, реализации конституционных прав молодых граждан и формирования единого информационного пространства России. Это, с одной стороны, обеспечение доступа молодежи к актуальной информации, необходимой для социальной защищенности в период гражданского становления, а с другой — сбор и анализ информации о молодежи для принятия управленческих решений органами государственной власти.

В решении молодежных проблем социальные службы для молодежи испытывают значительные трудности, обусловленные, в частности, крайне медленным становлением единой системы таких служб в масштабах страны. Наиболее перспективным путем создания такой системы стала поддержка на федеральном уровне сети опорных и экспериментальных центров в регионах, основная задача которых — обобщение и распространение накопленного опыта, проведение мероприятий по повышению квалификации специалистов, работающих в данной сфере, организационная и методическая помощь при создании социальных служб для молодежи. В 1997 г. по итогам конкурса социальных учреждений органов по делам молодежи 20 комплексам социальных молодежных служб и подростково-молодежных клубов были присвоены специальные статусы: опорный центр, опорно-экспериментальный центр, экспериментальный центр.

Направлениями их работы являются: оказание социально-психологической помощи подросткам и молодежи путем создания бесплатных анонимных кабинетов психологической разгрузки, центров и служб (служба социально-психологической помощи детям и подросткам «Форпост» Екатеринбурга; Башкирский республиканский центр социально-психологической помощи семье, детям и молодежи); правовая помощь молодежи и молодой семье (Центр социальной поддержки молодежи Курска; комплекс социальных служб молодежи Астрахани); профилактическая воспитательная работа с несовершеннолетними (Комплекс служб социальной помощи несовершеннолетним Новосибирска; центр «Четвертый мир» в Москве; Комплекс социальной помощи подросткам и молодежи Перми); медицинская и медико-социальная помощь молодежи (центр «Ювентус» в Новосибирске, центры реабилитации и планирования семьи в Хабаровске; Реабилитационный центр для детей, подростков и молодежи Самары); информационное обеспечение социальных служб (Социальный центр молодежи Кузбасса, городской центр социально-психологической помощи подросткам и молодежи «Шанс» в Туле).

Опорные и экспериментальные центры, используя комплексный подход, вырабатывают и осуществляют многосторонние долгосрочные программы оздоровления молодежной социальной среды. Эти программы носят социально-образовательный и воспитательный характер и ставят своей целью подготовку молодых людей к самостоятельной жизни и адаптацию к новым социально-экономическим условиям, формирование социально устойчивого молодого человека, не приемлющего асоциальные формы самоутверждения, воспитания антинаркотического мышления.

Инновационную модель территориальной социальной службы для молодежи в целях создания государственно-общественной системы профилактики отклоняющегося поведения детей и молодежи, восстановления и реорганизации социальной инфраструктуры для подростков и молодежи в микрорайонах, развития специализированных социальных служб адаптации и реабилитации молодежи отрабатывает екатеринбургский «Форпост».

Новосибирский комплекс социальной помощи несовершеннолетним проводит эксперимент по взаимодействию ведомств, отработке моделей оказания помощи детям на ранней стадии деформации личности, работы в микрорайоне; отрабатывает модель территориальных центров, имеющих информационный банк данных по всем вопросам оказания социальной помощи, представляющих различные виды услуг, реализующих идеи индивидуального подхода.

Пермский «Социум» разрабатывает модели оказания психологической помощи подросткам, молодым людям, подвергшимся насилию, несовершеннолетним правонарушителям, воинам, вернувшимся из зоны боевых действий.

Социально-психологический реабилитационный центр для детей и подростков «Зазеркалье» (г. Сургут) отрабатывает технологии экстренной помощи несовершеннолетним, организации их временного проживания при экстремальной ситуации, осуществляя программы лечения от алкоголизма и табачной зависимости, поддержки родителей детей с девиантным поведением и др.

Важными технологиями в деятельности социальных служб для молодежи становятся терапия кризисных состояний в молодежной среде и предупреждение девиантного поведения. В этих целях профилактика преступности среди подростков последовательно дополняется использованием медико-психологических и социально-педагогических приемов коррекции отклоняющегося поведения, оказанием соответствующих социальных услуг. Обществу демонстрируется оправданность и эффективность постепенной замены репрессивного механизма ранней профилактикой правонарушений, мерами по социально-психологической адаптации подростков. Проводится работа по созданию среды общения подростков и молодежи по месту жительства путем организации клубов общения, в том числе для молодых людей с ограниченными возможностями.

Расширяется сеть волонтерского движения в городах Ставрополь и Новочеркасск, социально-психологических центров для молодых людей, страдающих различными формами химической зависимости, наркологических служб, анонимных наркологических кабинетов для подростков и молодежи. Такие центры действуют в Республике Башкортостан, Хабаровском крае, Новосибирской, Свердловской, Кемеровской областях и других регионах. Квалифицированная экстренная психологическая помощь по телефону оказывается в подмосковных городах Щелково и Подольск. На базе г. Екатеринбурга отрабатывается подход к подготовке государственных стандартов социального обслуживания. В опорных центрах клубной работы (Свердловская, Тульская, Новосибирская области, г. Санкт-Петербург) применяются новые механизмы, социальные технологии, адекватные современным условиям модули социокультурной работы с молодежью.

Формирование и проведение единой государственной молодежной политики, координацию управленческой деятельности осуществляет Государственный комитет Российской Федерации по делам молодежи, созданный в соответствии с Указом Президента России «О первоначальных мерах в области государственной молодежной политики» от 16 сентября 1992 г. и решением Правительства Российской Федерации от 30 октября 1992 г. Заметные трудности в деятельности Комитета обусловлены его периодическими реорганизациями {которых было уже пять за время его существования).

Комитет уделяет большое внимание формированию молодежной политики в соответствии с мировыми стандартами. Особое внимание мировой общественности к проблемам молодых было привлечено в 1985 г. в связи с проведением Международного года молодежи. По итогам года Генеральной Ассамблеей ООН принята «Всемирная программа действий, касающаяся молодежи, до 2000 года и в последующий период» от 13 марта 1996 г., которая включает 10 приоритетных направлений деятельности: образование, занятость, ликвидация голода и нищеты, здравоохранение, охрана окружающей среды, борьба со злоупотреблениями наркотическими средствами, борьба с преступностью среди несовершеннолетних, организация досуга; девушки и молодые женщины; полноправное и эффективное участие молодежи в жизни общества и процессе принятия решений.

В Программе отмечается, что молодые люди являются проводниками и жертвами крупных изменений в обществе, сталкиваясь в целом с парадоксальной ситуацией: с одной стороны, они стремятся принять существующий порядок, а с другой — исполняют роль силы, этот порядок преобразующей- Молодежь всех стран, характеризующихся различными уровнями развития и разными социально-экономическими условиями, стремится к полнокровному участию в жизни общества.

Всемирная программа действий, касающаяся молодежи, обеспечивает основы политики и практические руководящие принципы для деятельности на национальном уровне и международной поддержки с целью улучшения положения молодых людей. В Программе содержатся предложения для достижения целей Международного года молодежи и для содействия обеспечению механизмов, способствующих улучшению благосостояния и условий жизни молодых людей. Программа действий нацелена, в частности, на укрепление национального потенциала и расширение количественных и качественных возможностей для полнокровного, эффективного и конструктивного участия молодых людей в жизни общества.

Определенное внимание молодежной политике уделяется и на европейском континенте, о чем, в частности, свидетельствует «Европейская хартия об участии молодежи в жизни муниципальных и региональных образований».

В процессе реформирования России предпринимаются попытки применять опыт западных стран к российской действительности. Появилось осознание того, что значительно дешевле и безопаснее поддерживать эффективную социальную работу, чем содержать огромный полицейский аппарат подавления. Прагматичнее заниматься терапией истоков социальных болезней, чем хирургическим устранением их последствий.

Главный акцент в социальной работе с молодежью делается не на предоставлении необходимой помощи, а на минимальной стартовой поддержке. Тем самым государство снимает с себя обязательство всемерной опеки, что уменьшает материальные затраты и стимулирует раскрытие способностей молодых людей, творческих начал посредством развития сети социальных центров. Специфика социальной работы с молодежью заключается в том, что молодежь рассматривается не как объект воспитания, а как субъект социального действия, социального обновления.

Данные концептуальные подходы учитываются при создании социальных служб для молодежи, которые оказывают поддержку преимущественно в связи с проблемами жизненного старта (следовательно, предоставляют более широкий комплекс услуг); учитывают особенности молодежной субкультуры; разрабатывают и апробируют инновационные программы, привлекают общественные организации.

Основными целями социальной работы с молодежью являются: создание системы социального обслуживания молодежи как государственно-общественной целостной системы социально-психологического сопровождения человека; выявление факторов, обусловливающих развитие асоциального поведения несовершеннолетних и молодежи; оказание экстренной помощи несовершеннолетним и молодежи, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации; увеличение степени самостоятельности клиентов, их способности контролировать свою жизнь и более эффективно разрешать возникающие проблемы; создание условий, при которых человек, несмотря на физическое увечье, душевный срыв или жизненный кризис, может сохранять чувство собственного достоинства и уважение к себе со стороны окружающих; достижение такого результата, когда у клиента отпадает необходимость в помощи социального работника (конечная цель).

Несмотря на создание и развитие сети социальных служб различного профиля, сегодняшнее их количество не соответствует объективной потребности в них. Созданные учреждения удовлетворяют запросы не более 10% нуждающихся в социальных услугах. Необходимо создать в социуме условия и механизмы оптимальной социализации молодежи и перехода к новому уровню социальной работы — от отдельных центров и традиционных технологий к государственной межведомственной политике социального обслуживания, созданию системы социальных служб с разветвленной инфраструктурой.

 

5.4. Технологии социальной работы с лицами девиантного поведения

 

Социальным работникам по самому содержанию своей деятельности приходится иметь дело с самыми разными людьми, в том числе и с теми, чье поведение не соответствует или вступает в прямое противоречие с существующими социальными нормами. Кроме того, значительная часть социальных служб ориентирована на непосредственную работу с представителями так называемых «групп социального риска»: преступниками; несовершеннолетними правонарушителями; лицами, страдающими алкогольной или наркотической зависимостью; проститутками; бродягами и нищими; теми, кто совершал попытки самоубийства а также с родными и близкими этих граждан.

Социальная работа с теми людьми, чье поведение характеризуется как отклоняющееся (девиантное), имеет свою специфику и требует определенных специальных знаний в области социологии, медицины, психологии и права.

Как известно, в основе общества как системы лежит исторически сложившаяся совокупность отношений между людьми. В свою очередь, в основе этих отношений лежит социальное поведение индивидов (действия человека по отношению к обществу, другим людям, предполагающие ответные действия со стороны социального окружения).

В процессе исторического развития в социуме объективно возникают регуляторы поведения, социальных связей и отношений между людьми, вследствие чего общество существует и развивается как определенная целостность. К числу таких регуляторов можно отнести социальные ценности и социальные нормы. Первые являются принципиальными ориентирами общественного развития. Они осуществляют самую общую, стратегическую регуляцию поведения людей и социальных групп (свобода, равенство, справедливость и т. д.). Вторые представляют собой общезначимые правила поведения, санкционируемые обществом или социальной группой. Социальная норма определяет исторически сложившийся в конкретном обществе предел, меру, интервал допустимого (дозволенного или обязательного) поведения, деятельности людей, социальных общностей, социальных организаций. Усвоение социальных норм — основа социализации личности.

Социальные нормы могут возникать стихийно (мораль, обычаи, традиции и т. д.) или сознательно, соответствующими государственными органами (нормы права). В зависимости от сферы регуляции общественных отношений они складываются в нормативные системы. Существует довольно большое количество нормативных систем. Это обычаи и традиции, нормы религиозные, эстетические, политические, и т. д., однако в современном обществе, в отличие от архаичного (традиционного), ведущими нормативными системами и основными регуляторами социальных отношений являются право и мораль. Право представляет собой систему общеобязательных правил поведения (норм), установленных или санкционированных государством. Мораль — это система принципов и правил поведения, выражающих принятые в обществе взгляды на добро и зло, честь и совесть, долг и справедливость. Соблюдение моральных норм осуществляется авторитетом общественности, и в первую очередь диктуется малой социальной группой. Санкция за нарушение моральных норм проявляется в виде общественного осуждения.

Как правило, члены общества принимают социальные нормы и в своей деятельности следуют им, что в немалой степени сохраняет его как систему. Нормативное поведение отражает эффективность процесса социализации индивида в отношении доминирующих стандартов культуры. Вместе с тем в обществе также достаточно распространено неприятие и неисполнение социальных норм. Такое поведение индивидов или социальных групп определяется как неконформное, или ненормативное. Оно может носить позитивный характер, что способствует установлению в обществе более прогрессивных норм поведения, деятельности (искусство, научно-техническое и социальное творчество), или иметь негативный, деструктивный характер, что ведет к разрушению прогрессивных тенденций. Такое поведение индивидов принято называть отклоняющимся, или девиантным. Под девиантным (лат. deviatio — отклонение, уклонение) поведением принято понимать поведение индивидов и социальных групп, не соответствующее общепринятым или официально установленным социальным нормам и ожиданиям. Когда девиантное поведение приобретает заметные масштабы и превращается в социальное явление, в данном случае применяется термин «социальные отклонения» или «социальная патология».

Анализируя виды отклоняющегося поведения, следует провести их классификацию. Одним из первых такую классификацию предложил в 60-е гг. XX в. американский социолог Г. Беккер. Он разделил отклонения на первичные и вторичные. Первичное отклонение — отклоняющееся поведение личности, которое в целом соответствует культурным нормам. В данном случае отклонения незначительны и не наносят заметного ущерба обществу и личности, хотя и могут быть широко распространены. Девиация остается в рамках социальной роли (например, переход улицы в неположенном месте). Вторичные наносят заметный ущерб социальным отношениям и обществу как системе и поэтому однозначно квалифицируются как девиации. Такое поведение требует применения санкций.

Вторичные отклонения, в свою очередь, можно классифицировать по типу нарушаемой нормы:

а) Отклонения, связанные с нарушением правовых норм, т. е., правонарушения. Правонарушение — это виновное поведение дееспособного лица, которое противоречит нормам права и влечет за собой юридическую ответственность. Они разделяются на проступки (гражданские, дисциплинарные, административные) и преступления. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. Правонарушающее (в частности, преступное) поведение индивидов и групп иногда обозначается термином «делинквентное поведение».

б) Отклонения в сфере общественной морали:

1) Пьянство и алкоголизм. Под пьянством понимается злоупотребление алкоголем (не менее 200 г в неделю абсолютного алкоголя или реже, но в больших количествах). А алкоголизм (синдром алкогольной зависимости) — это заболевание, которое развивается в результате пьянства, проявляется в виде психической и физической зависимости от алкоголя и приводит к деградации личности, патологии обмена веществ, внутренних органов и нервной системы.

2) Наркомания (греч. narke — оцепенение, mania — страсть, безумие). Злоупотребление наркотическими веществами, а также заболевание, которое выражается в психической и физической зависимости от наркотических средств. Токсикомания — использование лекарственных и других средств, не являющихся наркотическими, но влекущих одурманивание.

3) Проституция (от лат. prostituere — выставлять публично). Вступление за плату в случайные, внебрачные сексуальные отношения, не основанные на личной симпатии, влечении, или, систематическое (в виде промысла) вступление в половую связь за вознаграждение, которое служит основным либо существенным дополнительным источником средств для избранного (ведомого) образа жизни.

4) Бродяжничество — систематическое перемещение лица в течение длительного времени из одной местности в другую либо в пределах одной местности (например, города) без постоянного места жительства с существованием при этом на нетрудовые доходы.

5) Попрошайничество, или нищенство — систематическое выпрашивание у посторонних лиц денег и других материальных ценностей под каким-либо предлогом или без такового.

6) Самоубийство, или суицид (лат. sui — себя, саеdere — убивать) — сознательное и добровольное лишение себя жизни, когда смерть выступает как самоцель, а не средство достижения чего-либо другого, кроме нее самой

Это не идеальная классификация, так как многие правонарушения могут быть отнесены и к аморальным поступкам, например хулиганство, а проституция является также и правонарушением (ст. 6.11. КоАП РФ), поэтому применяется также и классификация отклонений по целевой направленности: а) отклонения корыстной ориентации — корыстные преступления, в определенной ситуации проституция; б) отклонения агрессивной ориентации: насилие как средство для достижения какой-либо цели: выгода, самоутверждение, ревность; насилие как самоцель, например хулиганство; в) отклонения социально-пассивного типа: уход от общественной жизни (пьянство и алкоголизм, наркомания и, крайняя форма — самоубийство).

Иногда в особую категорию выделяют так называемые аддиктивные формы отклоняющегося поведения (англ. addiction — пагубная привычка). Суть аддиктивного поведения заключается в стремлении уйти от реальности, достичь психологического комфорта посредством приема психоактивных веществ (в том числе алкоголя) или постоянной фиксации внимания на определенных видах деятельности. Процесс употребления такого вещества, привязанность к предмету или действию сопровождается развитием интенсивных эмоций и принимает такие размеры, что начинает управлять человеком. Это, например, алкоголь и наркотики, азартные игры, полное погружение в какой-либо вид деятельности (в частности, музыка, коллекционирование, когда хобби превращается в единственный смысл жизни, а также компьютерные игры, Интернет, «работоголизм» и т. д.), что сопровождается сужением социальных связей, страхом перед реальной жизнью, стремлением уйти от обыденности в иллюзорный мир своего увлечения.

Общей закономерностью отклоняющегося поведения выступает факт относительно устойчивой взаимосвязи между различными формами девиаций. Эти взаимосвязи могут носить вид индукции нескольких форм социальной патологии, когда одно явление усиливает другое. К примеру, пьянство способствует усилению хулиганства. В других случаях, наоборот, установлена обратная зависимость (уровни убийств и самоубийств).

Существует 3 основных подхода для объяснения девиантного поведения:

1. Биологический (антропологический) (Ч. Ломброзо, У. Шелдон). Суть этого подхода в том, что девиант-ное, в частности преступное, поведение, обусловлено определенными физическими особенностями человека. Например, выступающая нижняя челюсть, пониженная чувствительность к боли и т. д. (Ч. Ломброзо) или мезоморфность, т. е. строение тела, которое отличается силой и стройностью (У. Шелдон). В последние годы девиантность в русле данного подхода иногда объясняется аномалиями половых хромосом (наличие дополнительной хромосомы Y).

2. Психологический подход (3. Фрейд, А. Адлер). Девиантность при таком подходе обусловлена психическими отклонениями личности, наличием различных комплексов, а также тем, что конфликт личности и общества задан изначально, как столкновение Id («ОНО») и Super-Ego — системы моральных запретов. Общество ограничивает возможность удовлетворения инстинктов человека и тем самым создает конфликтную ситуацию.

Видимо, следует согласиться с мнением, что посредством анализа биологических, психологических особенностей, наличия комплексов нельзя в полной мере объяснить сущность, уровень преступности или других видов девиации. Более вероятно, что и биологическая, и психологическая предрасположенность к девиантному поведению в некоторых случаях, соединяясь с определенными социальными условиями, дает соответствующий результат.

3. Социологический подход (Г. Беккер, С. Селлин, К. Маркс, Р. Мертон, Т. Парсонс и др.). В данном случае девиантное поведение объясняется социальными причинами: несовершенством общества, социальным неравенством и противоречиями, изначально заданными конфликтами, протестом против несправедливого общественного устройства и т. д.

В рамках отечественных исследований феномен деви-антного поведения в основном объясняется «тройным несовпадением»: требований нормы, требований жизни, и интересов личности (В. Кудрявцев). Это вызвано противоречивостью развития общества, где основным является противоречие между стабильностью и мобильностью общества как системы. Общество, с одной стороны, ориентирует индивида на конформное поведение, что является условием социальной стабильности, а с другой — объективно требует от него инициативности, т. е. выхода за рамки общепринятых стандартов, как необходимого условия прогресса. Поэтому социализация личности всегда включает в себя как конформное, так и неконформное поведение. Некоторые исследователи (Я. Гилинский) считают, что главной причиной всех социальных отклонений служит социальное неравенство. Оно порождает противоречие между относительно равномерно растущими потребностями и неравномерными возможностями их удовлетворения.

Помимо названных объективных причин появления девиаций можно выделить и субъективные. Личность формируется в первую очередь под воздействием конкретных жизненных ситуаций. Если общественные нормы относительно стабильны, то жизненные ситуации, опыт человека гораздо более изменчивы и разнообразны. Поэтому в сознании личности и могут содержаться определенные «дефекты»: незнание некоторых норм из-за отсутствия информации, неправильное понимание правовых и нравственных принципов; несогласие с рядом социальных норм в силу несовпадения требований нормы с личными интересами, опытом, убеждениями (правовой нигилизм); пренебрежение социальными нормами, усвоение привычек, норм и принципов, которые не соответствуют общепринятым (например, уголовных).

Категории населения, которые более других склонны совершать девиантные или делинквентные поступки, — называют группами риска. В частности, это подростки из неблагополучных семей, лица, злоупотребляющие алкоголем и наркотическими веществами, ведущие аморальный образ жизни, попавшие под отрицательное влияние окружающих.

Социальные технологии в профилактике и коррекции девиантного поведения (технологии социального контроля). Общество всегда прилагало достаточно усилий в борьбе с нежелательными формами человеческого поведения в целях сохранения порядка и стабильности. Совокупность средств и методов воздействия общества на нежелательные формы отклоняющегося поведения с целью их устранения или минимизации и приведение в соответствие с социальными нормами определяется как социальный контроль. Поэтому социальные технологии профилактики и коррекции девиантного поведения непосредственно связаны с технологиями социального контроля.

К институтам (субъектам) социального контроля относятся практически все социальные институты, однако особая роль принадлежит семье, как институту первичной социализации, государству, как органу высшей власти в обществе и, соответственно, его учреждениям, общественному мнению, выражающему принятые нормы морали.

По формам различают формальный и неформальный контроль. Формальный (официальный) осуществляется компетентными организациями, неформальный (неофициальный) связан с общественным мнением, идентификацией с референтными группами. Сюда также относится карательный (репрессивный) и сдерживающий (предупредительный) контроль. Методами контроля выступают профилактика (превенция) и санкции.

Под предупреждением (профилактикой, превенцией) различных форм девиантного поведения понимается такое воздействие общества, институтов социального контроля, отдельных граждан на причины девиантного поведения. В современной зарубежной литературе различают три уровня превенции: primary prevention (близка по смыслу отечественной «общесоциальной профилактике» — воздействие на среду, экологию, экономические, социальные, политические условия жизни в целях их улучшения, гармонизации); secondary prevention (аналог отечественной «специальной профилактики», рассчитанной на обеспечение мер безопасности, воздействие на «группы риска», устранение обстоятельств, способствующих совершению преступлений или иных правонарушений); tertiary prevention или «индивидуальная профилактика» в отечественной криминологии.

Социальные санкции — система вознаграждений за выполнение норм, т. е. за конформизм, за согласие с ними, и наказаний за отклонение от них, т. е. за девиантность. То есть нормы и санкции соединены в единое целое. Если у нормы отсутствует сопровождающая ее санкция, то она превращается в декларацию лозунг, призыв, и фактически перестает регулировать поведение и отношения людей.

Выделяют четыре типа санкций: позитивные (поощрения) и негативные (наказания), формальные и неформальные, которые применяются в соответствующих сочетаниях. К основным механизмам социального контроля можно отнести внутренний контроль, основанный на усвоении ценностей и норм, который осуществляется через социализацию (самоконтроль), и внешний контроль, т. е. различные виды формальных и неформальных санкций, который осуществляется посредством группового давления или принуждения посредством государственных органов. Поощрение как один из основных методов социального контроля применяется в основном в процессе социализации индивидов, при формировании конформного, законопослушного поведения. Когда же девиантность поведения стала фактом, приоритет отдается наказанию.

Такие девиации, как алкоголизм, наркомания, психические расстройства, агрессивное поведение в семье, бродяжничество, попытки самоубийства и т. п., требуют прежде всего организации различной социальной помощи: наркологической, психологической, открытие кризисных центров (оказывающих помощь жертвам домашнего насилия) и домов для бездомных, организация бесплатных обедов, трудоустройство, «телефоны доверия» и пр. В то же время в отношении преступного поведения нужны жесткие запретительно-репрессивные меры.

Весь мир сегодня нуждается в новой концепции и практике социального контроля. Общая стратегия уже ясна: это перенос акцента с наказания на превенцию, т. е. предотвращение, профилактику. Превенция предполагает воздействие на причины девиантного поведения, обстоятельства и факторы, ему способствующие, которое приводит к сокращению и/или желательному изменению структуры девиаций. Она предполагает также совершенствование правовых норм и механизмов их реализации, и улучшение деятельности административно-правовых органов по борьбе с социальными отклонениями.

Выделяют 2 уровня мер (технологий) социального контроля: общесоциальный и специальный (индивидуальный). Борьба с социальными отклонениями на общесоциальном уровне — одно из направлений социальной политики государства. Говоря об общесоциальных мерах, мы должны иметь в виду, что общество, устанавливая определенные нормы, уже демонстрирует свое несоответствие этим нормам. Если бы никто не употреблял наркотики, не было бы необходимости борьбы с наркоманией. Функциональность социальных отклонений в том, что они служат индикатором состояния общества, показывают его несовершенство. Кроме того, они являются способом удовлетворения потребностей определенных людей или социальных групп, хотя эти способы зачастую извращены или же извращены сами потребности. Поэтому полностью устранить девиантность, видимо, нельзя, но поставить ее в социально приемлемые рамки можно и нужно.

Из внедряемых в практику мер (технологий) общесоциального контроля можно назвать следующие: последовательное воплощение принципа социальной справедливости. Меры по сокращению экономической дифференциации, безработицы, улучшению городской экологии и т. п.; расширение доступа к законным способам достижения успеха и продвижения по социальной лестнице; замещение или вытеснение наиболее опасных форм социал ьной патологии полезной или нейтральной деятельностью. Как справедливо отмечают специалисты, если, например, потребление алкоголя выполняет определенные социальные функции, то, следовательно, надо искать и предоставлять желающим альтернативные средства и способы реализации соответствующих функций. Это же относится и к употреблению наркотиков: программы поддержки семьи и детей; программы поддержки и помощи тем, кто злоупотребляет наркотиками и алкоголем, кто освободился из мест лишения свободы.

Развитие соседской и общинной (в современном смысле) системы взаимопомощи. Сокращение доли приговоров к лишению свободы в системе правоохранительной деятельности и переход к альтернативным мерам наказания. Возможно, что лишение свободы следует применять как вынужденную меру только к насильственным преступникам; создание домов-приютов временного содержания для тех, кто вступил в конфликт с семьей; дальнейшее увеличение числа обществ и групп взаимопомощи, содействующих избавлению от алкогольной или наркотической зависимости («Анонимные алкоголики», «Анонимные наркоманы», «Возрождение» и т. д.), а также организаций и служб социальной помощи (наркологической, суицидологической), служб реабилитации лиц, оказавшихся на обочине общества; развитие сети негосударственных лечебно-профилактических учреждений по профилям основных видов девиантности; уменьшение практических возможностей для совершения преступления (патрулирование, охрана, освещение); оказание помощи жертвам преступлении (государственная помощь, моральная и материальная поддержка); учет этнических и религиозных факторов; развитие системы психологической помощи подросткам, которая должна включать в себя семейное консультирование и использовать методы психотерапии с привлечением сверстников и братьев с сестрами.

Эти меры предполагают как совершенствование правовых норм и механизмов их реализации, так и улучшение деятельности административно-правовых органов по борьбе с социальными отклонениями. В качестве примера можно привести декриминализацию употребления наркотиков, т. е. отказ от уголовного и административного преследования лиц, потребляющих наркотические вещества, что дает возможность обращаться в медицинские учреждения, не опасаясь войти в конфликт с законом.

Специальные меры — это меры индивидуального воздействия. Они, в первую очередь опираются на медицинские и психологические методы: лечение наркоманов и алкоголиков в соответствующих клиниках (диспансерах) и амбулаториях, психокоррекция, психотерапия, индивидуальная работа по ресоциализации осужденных непосредственно в местах заключения, психологическая помощь жертвам преступления, деятельность социологических служб по анализу «групп риска», «телефонов доверия» в т. д. В данном случае это уже прерогатива специалистов: наркологов, психологов, педагогов.

 

Глава 6. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ, ПРОЕКТИРОВАНИЕ И МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

 

Проектирование (от лат. projectus — брошенный вперед; проектирование — процесс создания прототипа, прообраза предполагаемого или возможного объекта, состояния) — специфическая деятельность, результатом которой является научно-теоретически и практически обоснованное определение вариантов прогнозируемого и планового развития новых процессов и явлений. Проектирование — составная часть управления, которая позволяет обеспечить осуществление управляемости и регулируемости некоторого процесса.

 

6.1. Социальное проектирование и прогнозирование как методы научного познания

 

Проектирование означает определение версий или вариантов развития или изменения того или иного явления. Чтобы точно и однозначно осмыслить суть проектирования, необходимо соотнести его с понятиями, которые являются близкими по смыслу и значению. Такими понятиями являются: планирование, проекция, предвосхищение, предвидение, прогнозирование, конструирование, моделирование. Выявление вариантов развития или изменения объекта дает возможность выбирать тактику и стратегию взаимодействия с этим объектом, управления объектом, выработки технологии воздействия на него, выбора путей планомерной реализации нововведений. Осмысление указанных понятий, этапности их достижения и методов реализации и представляет собой суть проектирования. Все эти понятия как специфические познавательные методы и методики в соответствующей последовательности будут рассмотрены здесь, но перед этим представляется необходимым уточнить их содержание как рабочих терминов.

Планирование — научно и практически обоснованное определение целей, выявление задач, сроков, темпов и пропорций развития того или иного явления, его реализации и претворения в интересах общества.

Предвидение — в узком смысле — предсказание, в более широком — предпочтительное знание о событиях или явлениях, которые существуют, но не зафиксированы в наличном опыте. Предвидение может быть простым предвосхищением, предугадыванием, основанным на биологических и психофизиологических способностях (начальная ступень) и собственно предвидением (высшая ступень) — человеческим представлением о будущей судьбе самого себя, своих качеств, своего окружения и ближайшей контактной микросреды. Научное предвидение основывается на выявлении закономерностей развития явления или события, когда известны причины его зарождения формы функционирования и ход развития.

Прогнозирование — есть форма предвидения, выражающаяся в целеполагании, программировании и управлении планируемым процессом явления на основе выявленных параметров его возникновения, существования, устойчивых форм и тенденций развития. Связана с предвидением направления развития явления в будущем, посредством переноса на него представлений о том, как развивается явление в настоящем. Указанный перенос осуществляется с помощью методов экстраполяции, моделирования и экспертизы. Выражается в анализе прогнозного фона, формировании исходных прогнозных моделей, поисковых прогнозов, формировании нормативных прогнозных моделей, их оценке.

Социальное проектирование — это проектирование социальных объектов, социальных качеств, социальных процессов и отношений. В отличие от проектирования таких объектов, при изменении которых не учитывается субъективный фактор, при проектировании социальных объектов этот фактор должен учитываться. Его учет во многом предопределяет специфику социального проектирования. При этом в основания социального проектирования должны быть заложены следующие параметры:

• противоречивость социального объекта;

• многовекторность развития социального объекта;

• невозможность описания социального объекта конечным числом терминов любой социальной теории (принципиальная неформализуемость);

• многофакторность бытия социального объекта;

• наличия множества субъективных составляющих, определяющих соотношение должного и сущего в отношении развития социального объекта;

• субъективные факторы формирования социального ожидания, социального прогноза и социального проектирования;

• факторы, определяющие разные критерии оценки зрелости развития социального объекта.

Перечисленные выше факторы не являются конечным списком причин, определяющих специфику социального проектирования. Они лишь являются системой тех параметрических черт, которые характеризуют то, что проектирование социальных объектов коренным образом отличается от проектирования таких объектов, которые не обладают указанными чертами.

Социальное проектирование дает возможность оценить обоснованность прогноза, разработать научно обоснованный план социального развития. Проектирование учитывает и возможность неудачного эксперимента по проверке идей, так называемый отрицательный результат. При его получении необходим тщательный анализ причин, чем вызвано несоответствие в решении поставленных задач. Процесс социального проектирования также называют «социальным конструированием».

Проектирование социальных процессов направлено на внесение изменений в социальную среду человека. Оно в идеальной форме задает эти изменения, которые осуществляются последующей реализацией проекта. В этом качестве социальное проектирование выступает своеобразной инженерной деятельностью, по ряду показателей идентичной деятельности по проектированию технических систем. Говоря о деятельности социального проектировщика, как о разновидности социально-инженерной деятельности, следует иметь в виду особенности определения поля творческого освоения социальной действительности.

Необходимо выделять следующие условия, которые позволяют конструировать социальное будущее.

Во-первых, наряду с наиболее вероятной тенденцией существуют менее вероятные, но реально возможные тенденции развития.

Во-вторых, в социальных объектах обычно имеется запас внутренних социальных ресурсов, которые могут быть мобилизованы для решения данной социальной задачи.

В-третьих, общественным структурам присуще испытывать значительные деформации, что и может быть использовано для реализации предпочитаемого варианта будущего развития.

В-четвертых, перспективные цели, родственные по содержанию, могут быть заменены одни другими, и одна и та же цель может быть реализована различными средствами. Кроме того, необходимо учитывать особенность детерминации общественной жизни, где каждый из компонентов системы относительно самостоятелен, но в то же время взаимосвязан с другими компонентами. Изменения в одном компоненте прямо или «косвенно приводят к изменением в других, а эти, теперь уже вторичные, изменения посредством обратных связей, в свою очередь, влияют на исходный компонент, изменяя его. Поведение каждого компонента и системы в целом во многом зависит от характера и направленности обратных связей, причем сохраняющая совокупность этих связей — существенно.

Социально-конструктивное творчество — это процесс, совершающийся в идеальной форме в психике субъекта творчества. Поэтому субъект оперирует не материальными предметами, а идеальными формами, являющимися инобытием реальных предметов. Соответственно и непосредственный продукт творчества представляет собой идеальный объект, который получает выражение в определенной знаковой форме. Этот идеальный продукт есть первичный вид той реальности, которой предстоит материализоваться в формах социальной жизнедеятельности. Однако, будучи первичным во временном отношении по отношению к будущей целенаправленно создаваемой реальности, идеально сконструированный объект имеет корни в самой материальной действительности. Она детерминирует его появление на свет и предоставляет средства для последующей материализации.

Социальное проектирование стало научной и практической проблемой не так давно. Еще в 70-е гг. предпочитали писать о социальном планировании, программно-целевых методах, нововведениях. Но появление класса новых сложных задач в сфере экономики, культуры, градостроительства, дизайна среди прочих типов социально-инженерной деятельности выделило социальное проектирование как разновидность социальных технологий.

Среди наиболее часто встречающихся дефиниций проектирования в отечественной и зарубежной литературе хотелось бы остановиться на следующих: проектирование — это конструирование вариантов оптимального с точки зрения целей будущего состояния объекта; проектирование — приспособление имеющихся средств для выполнения требуемой цели, координация составных частей или отдельных действий для получения необходимого результата; проектирование — это конструирование оптимального удовлетворения суммы истинных потребностей при определенном комплексе условий; проектирование — это моделирование предполагаемых действий до их осуществления, пока не появится полная уверенность в конечном результате; проектирование — это принятие решений в условиях неопределенности.

Обобщая, можно определить социальное проектирование как конструирование социальной действительности.

Его можно также определить как обоснованное конструирование, отвечающее заданным требованиям и намечаемое к построению организации социальных связей в различных сферах и на разных уровнях жизнедеятельности.

Социальное проектирование тесно связано с технологией реализации проекта. Технология социального проектирования должна конструироваться на основе представлений методологии проектирования и методологии социальных наук. Только в этом случае удастся преодолеть два основных недостатка социального проектирования. Один недостаток — низкая проектосообразность (социальные проекты или утопичны, или подменяются социальными манифестациями), другой — потеря социальных параметров.

Социальное проектирование, как и всякая специфическая сфера знаний, имеет свой категориальный (понятийный) аппарат. Категории выступают как ступеньки познания мира человеком. Об уровне развития науки можно судить по ее категориальному аппарату.

Категориальная структура социального проектирования — это совокупность дефиниций, направленных на научное отражение основных параметров, характеристик будущих систем, процессов, явлений, их блоков и т. п.

Основными элементами проектной деятельности, ее важнейшими теоретическими категориями являются конструирование, система, субъект проектирования, объект, социальная технология (как совокупность операций), методы социального проектирования, условия проектирования, механизмы социального проектирования и др.

Говоря о социальном конструировании, следует подчеркнуть, что оно имеет место в любой деятельности, требующей создания нового: в познавательной, художественной, технической и т. п. Конструирование — это интеллектуальная деятельность, состоящая в целенаправленном построении в идеальной форме какого-либо объекта, который не является преднамеренным воспроизведением другого объекта. Оно осуществляется посредством мысленного комбинирования различных факторов, их подбора и связывания в новый объект. Конструироваться могут как осуществимые объекты, так и объекты, которые создать невозможно. Оно может быть направлено на практические потребности, а может носить и игровой характер.

От конструирования как идеального созидания предмета следует отличать реконструирование и деконструирование, или декомпозицию, искусственного предмета. Реконструирование часто относится как к интеллектуальной деятельности, так и к практической. Этот термин используется в нескольких смыслах: 1) коренное переустройство, или перестройка какого-либо искусственного объекта; 2) восстановление первоначального облика какого-либо объекта по его остаткам, следам, письменным источникам. В этом смысле реконструирование можно применять как по отношению к искусственным объектам, например реконструирование памятника архитектуры, так и по отношению к естественным объектам (восстановление облика первобытного человека). Первый смысл предполагает практическую деятельность. Второй — с обязательностью предполагает создание идеальных моделей, а в отдельных случаях также и практическую деятельность. Понятие «реконструирование» дополняет понятие «конструирование». Реконструирование в области социального познания используется, например, для выявления особенностей социальных отношений в том или ином виде общности. Реконструирование в таком понимании напоминает познавательный процесс, так как в познании мы тоже как бы идеально воспроизводим объект. Реконструирование — это восстановление в идеальной форме объекта по неполной информации.

Деконструирование — построение идеальной модели, в которой определяются процедуры демонтажа искусственного объекта, его разборка на части или вообще разрушение, или нарушение нормального функционирования. Данная идеальная модель носит нормативный характер.

С точки зрения содержания, особенностей протекания, конструирование, реконструирование и деконструирование — это разновидности творческой активности мышления со стороны его прагматической функции. Конструирование используется при формировании целей и определении плана деятельности, разработке технологий, определении параметров будущих результатов действий и др. Проектирование — одна из разновидностей конструирования.

Важное место в проектной деятельности занимает понятие «система». В современной литературе можно встретить большое количество определений системы. Одно из них: система — это целостность, иерархически организованная множеством функций и соответствующих им управленческих действий по принятию решений и их реализации. Если функции представляют собой целеустремленные человеческие действия, а управление ими направлено на достижение социально значимых действий, то их множество, организованное в целостность, представляет собой систему, существующую в обществе.

В системе выделяют элемент и структуру. Под элементом обычно понимается объект, представляющий собой предел членения в рамках качества системы, под структурой — относительно устойчивый, упорядоченный способ связи элементов, придающий их взаимодействию целостный характер.

Субъектом социального проектирования являются различные носители управленческой деятельности — как отдельные личности, так и организации, трудовые коллективы, социальные институты и т. п., ставящие своей целью организованное, целенаправленное преобразование социальной действительности. Необходимая атрибутивная сторона субъекта проектирования — его социальная активность, непосредственное участие в процессе проектирования. От знания и умения, творчества и мастерства, культуры и уровня мышления субъекта проектной деятельности, от конкретных способностей людей анализировать и синтезировать информацию и выдавать оригинальные идеи во многом зависит качество разрабатываемых моделей и проектов.

Объектом социального проектирования называют системы, процессы организации социальных связей, взаимодействий, включенных в проектную деятельность, подвергающиеся воздействиям субъектов проектирования и выступающие основанием для этого воздействия. В проблемное поле социального проектирования попадают объекты самой различной природы: 1) объекты, поддающиеся организованному воздействию: элементы, подсистемы и системы материального и духовного производства (средства и предметы труда, социальная технология, техника как совокупность орудий труда, средства жизни, духовная культура, социальная деятельность и т. п.); 2) человек как общественный индивид и субъект исторического процесса и социальных отношений с его потребностями, интересами, ценностными ориентациями, установками, социальным статусом, престижем, ролями в системе отношений; 3) различные элементы и подсистемы социальной структуры общества (трудовые коллективы, регионы, социальные группы и т. п.); 4) разнообразные общественные отношения (политические, идеологические, управленческие, эстетические, нравственные, семейно-бытовые, межличностные и т. п.); 5) элементы образа жизни (жизненные позиции, способы жизнедеятельности, качество и стиль жизни и т. п.).

В качестве основных объектов социального проектирования выступают социальные системы. Каждая социальная система обладает спецификой, особенными чертами, имеет различные, часто очень сложные, элементы, блоки, подсистемы, структуру, оригинальные системообразующие факторы. Поэтому проектирование различных типов и систем требуют, кроме общих принципов и закономерностей, применения особой методики. На всех уровнях проектирования важно выявить связи, закономерности, характерные для данного уровня, определить системообразующие факторы и учитывать их при проектировании и конструировании.

Одной из главных категорий социального проектирования является понятие «информационный массив», который представляется как система определенных на научной основе параметров, факторов, комплексно характеризующих объект проектирования. Среди множества источников создания «информационного массива» — материалы социологических исследований, интервьюирование, анализ периодической печати, статистические данные и т. п.

Основная цель социального проектирования как специфической управленческой деятельности — создание социальных проектов. Социальный проект как коммуникат представляет собой систему особых знаков, подобранно расположенных и связанных определенной зависимостью сознательно разработанных научно обоснованных характеристик, дающих конкретные знания о будущем желаемом состоянии социальной системы или процесса. Нужно отметить, что социальный проект представляет собой прескриптивную (предписывающую) модель. В проекте отражено будущее желаемое состояние системы, которое возникает при определенных действиях людей, наличии определенных финансовых, трудовых, материальных, топливно-энергетических и других ресурсов, в том числе интеллектуальных, познавательных, эвристических, ценностных.

Социальный проект должен содержать систему общих параметров проектируемого объекта, характеризующих его целостность, а также систему параметров составляющих его подсистем, блоков, элементов, их связей.

Всем научно разработанным социальным проектам присуще следующее:

1) наличие таких характеристик, которые у проектируемого объекта без четкого проекта не возникают;

2) параметры, способные обеспечить реализацию социального заказа;

3) характеристики, поддающиеся построению в течение только определенного промежутка времени.

Проект будущих возможных состояний социальных систем, процессов и явлений должен соответствовать следующим условиям его разработки: он должен быть создан на научной основе, не противоречить нравственным нормам, выражать общепринятые социальные ценности, выражать социальный заказ, быть эффективным с точки зрения реализации, не содержать противоречий, должен быть предназначен для реализации.

Социальный проект устанавливает параметры, основные характеристики развития социальных систем на ограниченный, четко определенный отрезок времени. Однако мало определить стратегически важные цели, направление развития, важно уметь выразить их в определенных показателях. Социальный проект — изображенное при помощи коммуникатов (знаковых сообщений) выражение конечных результатов социальной деятельности. Он как коммуникат должен содержать информацию и соответствовать пяти основным принципам: однозначности, необходимости, полноте, непротиворечивости, оптимальности.

Информация, содержащаяся в проекте, должна быть необходимой и достаточной. Количество знаковых сообщений должно быть таким, чтобы их уменьшение было недопустимым. Проекты могут быть реальными и нереальными, т. е. неосуществимыми или нереализуемыми.

Социальный проект — цель проектной деятельности, как вида социального творчества. Основной конечной стратегической целью социального проекта является создание оптимальной общности организации коллективных отношений с учетом объективных условий и жизнедеятельности различных социальных групп.

Можно сказать, что наиболее простыми являются проекты принятия решений. Наиболее сложные — проекты будущих состояний социальных систем, процессов, отношений. Нужно заметить, что в настоящее время еще нет возможности выразить многие характеристики общественного развития в количественных показателях. Поэтому применяются качественно-содержательные, мировоззренческие оценки, что значительно влияет на качество и состояние проекта. К тому же по мере возрастания временного интервала проектирования растет сложность как процесса социальной деятельности по созданию моделей будущих состояний системы и процессов, так и самих коммуникантов. К средствам осуществления социального проектирования относятся те (в том числе технические, математические и логические), при помощи которых получается, анализируется и перерабатывается информация о состоянии систем и процессов, тенденциях их развития, возникновения и развития проблемной ситуации, потребностях субъектов, средств, при помощи которых ведется непосредственное проектирование, создаются коммуникаты, словесные описания, таблицы, чертежи, бланки, схемы, сети взаимодействий, макеты, коды, символы, алгоритмы, блок-таблицы, матрицы и другие носители, осуществляется управление процессом проектной деятельности. В настоящее время широкое распространение получили технические средства проектирования, в том числе системы автоматизированного проектирования.

Социальное проектирование использует специальные методики. Методики — это способы достижения цели; построение социального проекта — это определенным способом упорядоченная деятельность субъекта проектирования. Среди методик проектирования следует выделить следующие: методику матрицы идей, методику вживания в роль, метод аналогии, метод ассоциации, методику мозгового штурма, методику синектики.

При подготовке проекта нередко возникает необходимость принять новое решение, которое вызвано неудовлетворенностью существующей практикой. В связи с этим встает вопрос, как улучшить положение, найти более рациональный и эффективный способ управления.

С учетом накопленных знаний разрабатываются подходы, которые позволяют серьезно видоизменять объект воздействия, т. е. затрагиваются не только формы, но и существенные содержательные элементы. Метод ассоциации предусматривает сочетание приемов приспособления, модификации и полной реорганизации.

Методика мозгового штурма, который связан с генерацией идей, с их равноправной конкуренцией, с возможностью сопоставления, осуществляется посредством коммуникативного взаимодействия, в котором обсуждаются различные проекты, осуществляются оценки, экспертиза фактов, полемика мнений.

Среди характеристик социального проектирования особое место занимают условия — система социальных явлений и процессов, оказывающих определенное влияние на проектную деятельность. Условия проектной деятельности включают в себя множество компонентов — отношения, процессы, среда, действия, вещи, деятельность, средства и т. п. Проектный фон — это совокупность внешних по отношению к объекту проектирования условий, существенно влияющих на его функционирование и развитие. Одним из элементов социальной деятельности является социальное действие. Социальное действие — это воздействие человека как субъекта социальной активности на управляемую подсистему (социальную структуру), среду, регион, коллектив, группу, личность, направленное на реализацию разработанного проекта, осуществление поставленной цели.

При проектировании систем социальная деятельность представляет собой функционально-временную последовательность социальных действий (социальная технология процесса проектирования), а проект — особую форму отображения потребностей, интересов, установок, стремлений, выраженных в определенной знаковой форме.

Прогнозирование — один из важнейших этапов проектной деятельности. Прогнозирование в широком смысле — предвидение, вообще получение любой информации о будущем. В узком смысле — специальное научное исследование, предметом которого выступают перспективы развития явлений. Социальное прогнозирование — это предвидение тенденций и перспектив возможного развития социальных систем, объектов, общественных явлений, процессов (трудовых коллективов, регионов, процессов миграции населения, деторождения и т. п.). Объектом социального прогнозирования могут быть все социальные системы, все явления, протекающие в обществе. Главная задача прогнозирования — научная разработка прогнозов. Прогноз — это научно обоснованное суждение о возможных состояниях объектов в будущем или об альтернативных путях и сроках их осуществления. Прогноз описывает будущее состояние системы. Прогноз как познавательная модель носит дескриптивный (описательный) характер.

В основе прогнозирования лежат три взаимодополняющих источника информации о будущем:

а) экстраполяция в будущее тенденций, закономерностей развития, которые хорошо известны в прошлом и настоящем;

б) моделирование объектов исследования, представление их в упрощенной форме, схематическом виде, удобном для получения выводов прогнозного характера;

в) прогнозная оценка эксперта.

Существуют три дополняющих друг друга способа разработки прогнозов: а) анкетирование (интервьюирование, опрос); б) экстраполирование и интерполирование — построение динамических (статистических и логических) рядов развития показателей прогнозируемого процесса; в) моделирование — построение поисковых и нормативных моделей с учетом вероятного и желаемого изменения прогнозируемого объекта.

Прогнозирование является составной частью процесса разработки социального проекта. В отрыве от проектирования прогнозирование теряет свой практический смысл. Социальное прогнозирование позволяет учитывать различные варианты движения и развития социальных систем. Выработка верных прогнозов позволяет сделать более совершенным управление, эффективным — проектирование.

 

6.2. Функции и технологии проектирования в социальной работе, технологические этапы и методы

 

Социальное проектирование в практике социальной работы, очевидно, имеет тесную связь с технологией реализации проекта. Технологию социального проектирования следует формулировать, основываясь на методологических положениях социальных наук.

Основная цель социального проектирования как специфической управленческой деятельности — создание социальных проектов. Социальный проект предназначается для отражения будущего желаемого состояния системы, возникающего вследствие определенных действий людей, при наличии определенных финансовых, трудовых, материальных, топливно-энергетических и других ресурсов, в том числе интеллектуальных, познавательных, эвристических, ценностных.

Необходимо обратить внимание на некоторые требования, предъявляемые к социальным проектам, претендующим на адекватность по отношению к преобразуемой социальной реальности. Перечислим данные требования:

1) такие характеристики объекта, которые без проекта не существуют;

2) параметры объекта, способные обеспечить реализацию социального заказа;

3) характеристики, поддающиеся проектированию в течение только определенного промежутка времени.

Предполагается, что социальный проект возможных состояний социальных систем, процессов и явлений должен соответствовать некоторым условиям его разработки, т. е. он должен быть создан на научной основе, быть эффективным с точки зрения реализации, не содержать противоречий, быть предназначен для реализации. Можно также отметить, как необходимую характеристику социального проекта, непротиворечивость его нравственным и общепринятым социальным нормам.

Наиболее сложными являются проекты будущих состояний социальных систем, процессов, отношений, в первую очередь по причине трудностей выражения социальных процессов в количественных показателях. Поэтому распространенной в таком случае является практика качественно-содержательных оценок тех или иных параметров социальных процессов, что способствует необоснованной вариативности моделей социального развития. В целях конструирования адекватных социальных проектов неизбежной является технологизация социального проектирования.

Средства социального проектирования. К средствам осуществления социального проектирования относятся те (в том числе технические, математические и логические), при помощи которых обеспечивается, анализируется и перерабатывается информация о состоянии систем и процессов, тенденциях их развития, возникновении и развитии проблемной ситуации, потребностях субъектов, средств, при помощи которых ведется непосредственное проектирование, создаются знаковые сообщения, словесные описания, таблицы, чертежи, бланки, схемы, сети взаимодействий, макеты, коды, символы, алгоритмы, блок-таблицы, матрицы и другие носители, осуществляется управление процессом проектной деятельности. В настоящее время широкое распространение получили технические средства проектирования, в том числе системы автоматизированного проектирования.

Этапы, социального проектирования. Условно, в учебной литературе выделяют следующие этапные цели социального проектирования:

1) определение проектной проблемы;

2) проведение проектных исследований;

3) разработка проектной программы;

4) формирование проектного целого;

5) реализация проектного образца.

Непосредственно этапы проектирования, служащие структурированию проектной деятельности, могут быть представлены в следующем виде. Необходимо акцентировать внимание на том, что указанная схема имеет наиболее традиционный и общий характер, однако в практике социальной работы возможны некоторые отступления от данной схемы, что зависит исключительно от специфики проектируемого социального объекта и разрешаемой проблемы. Итак, этапы проектирования следующие:

1-й этап. Формулирование проблемы — определение проблемной ситуации, требующей целенаправленных действий для ее преобразования.

2-й этап. Социальный заказ — уяснение необходимости разрешения некоторой социальной проблемы с помощью моделирования возможных вариантов преобразуемой социальной ситуации.

3-й этап. Паспортизация объекта — получение точных данных о системе, процессе или явлениях, описание их состояний, функционирования и развития. Паспорт — это сводный документ, в котором отображаются количественные и качественные параметры системы, влияющие на функционирование и развитие, производится анализ структуры элементов.

Этапы создания паспорта социальной структуры (общая схема): а) определение характеристик и параметров, влияющих на нормальное функционирование и развитие системы, их классификация и дифференциация; б) разработка форм паспорта (внесение показателей, которые будут изменяться под воздействием управляющей подсистемы); в) заполнение форм паспорта, получение необходимых данных: работа с документами, анкетирование, интервьюирование.

4-й этап. Определение целей — на данном этапе производится планирование действий, необходимых для достижения некоторой цели, а также установление сроков, затрат, оценочных критериев, позволяющих наблюдать степень адекватности процесса достижения поставленной цели. Формулировка цели может быть отражена в различных видах, например графически — в виде «дерева целей», выражающем отношения между различными целями, их оценками и этапами, при этом построение такового графа требует досконального изучения проблемной ситуации и тех объектов, которые предполагаются для воздействия социального проектирования.

Существуют некие стандартные принципы постановки и формулировки целей, применение (реализация) которых позволяет утверждать наибольшую вероятностную достижимость поставленных целей. Перечислим некоторые из упомянутых принципов:

1. «К успешному результату ведут только ясные цели».

Характеристика ясности цели предполагает следующие компоненты.

Во-первых, это осмысленность цели, ясное понимание ответов на такие вопросы, как «какой ситуации нужно добиться?», «почему данная ситуация является приоритетной?», «что необходимо сделать для ее реализации?» и «что произойдет, если данная ситуация не будет достигнута?»

Во-вторых, ясность цели — это отчетливая ее формулировка, понятная партнерам по команде и возможным оппонентам и противникам. В этой характеристике категоричность и однозначность выражения, стремление избежать образных выражений — самые простые способы прояснения целей.

2. «Цели должны концентрироваться на самом главном».

Так, например, в теории и практике коммуникативного менеджмента используется понятие «луковица целей», которая состоит из множества слоев: открытие каждого внешнего слоя выявляет слой внутренний, более важный и более ценный. Основной целью является достижение центрального, внутреннего слоя. Осуществляя гипотетичную процедуру «снятия» слой за слоем в этой методике, необходимо: а) концентрировать внимание на главном; б) понимать, что цель имеет свои обязательные условия и средства реализации.

3. «Необходимо обсуждение целей».

Для достижения поставленной цели требуется, чтобы партнеры и участники проектной деятельности не воспринимали ее как скрытый тактический ход. Очевидно, что принятие целей — это введение ориентиров для сотрудничества и кооперации. А последние обстоятельства обязательно предполагают обсуждение целей. Такой подход помогает избавиться от неправильно выбранных ориентиров, создает оптимальные условия для согласованных действий по их реализации.

4. «Цели необходимо конкретизировать в мероприятиях».

Стратегия постановки цели и тактика ее реализации должны быть взаимосвязаны. Элементами этой технологии должны предстать конкретные мероприятия, поэтапно реализующие каждый аспект выбранной цели. Данная технология предусматривает координацию средств достижения целей на каждом этапе.

5. «Целеполагание должно содержать в себе постоянное улучшение состояния».

Указанный принцип напрямую связан с предыдущим. Но в его основе лежит то, что каждый последующий этап в реализации цели должен демонстрировать «улучшение» состояния проектируемого объекта.

6. «Приближение цели должно соответствовать большей мобилизации средств и усилий».

Указанный принцип чаще всего используется при реализации долгосрочных целей. По мере достижения тех или иных этапов требуется мобилизация и концентрация усилий. Наиболее значимым аспектам цели должны соответствовать более весомые и сильные средства достижения последней.

5-й этап. Установление основных задач — они должны быть достаточно конкретными, являясь этапами приближения к поставленной цели социального проекта.

6-й этап. Выбор стратегии проектной деятельности — сформулированные задачи, очевидно, должны реализовываться с помощью конкретных средств, мероприятий, действий, последовательность и взаимозависимость которых должна быть определена на этапе, предваряющем составление организационной программы и рабочего плана проектной деятельности.

7-й этап. Составление организационной программы — организационная программа обеспечивает целенаправленную и согласованную деятельность социальных проектировщиков на всех стратегических этапах проектирования. С ее помощью создается и поддерживается на протяжении всего процесса проектирования организация проектной активности как динамичной структурной целостности. Организационная программа имеет следующую типизированную структуру: 1) формулирование целей и задач проектной деятельности непосредственно для проектировщика; 2) определение содержания ролей и распределение последних в зависимости от способностей деятелей; 3) каталогизация объектов проектирования; 4) четкое изложение действий, планируемых для достижения поставленной цели; 5) перечень средств и ожидаемых результатов.

8-й этап. Прогнозирование — это предвидение тенденций и перспектив возможного развития социальных систем, объектов, общественных явлений, процессов. Прогноз описывает будущее состояние системы. В основе прогнозирования лежат три взаимодополняющих источника информации о будущем: а) экстраполяция в будущее тенденций, закономерностей развития, которые хорошо известны в прошлом и настоящем; б) моделирование объектов исследования, представление их в упрощенной форме, схематическом виде, удобном для получения выводов прогнозного характера; в) прогнозная экспертная оценка.

В соответствии с этим существуют три основные и дополняющие друг друга способа разработки прогнозов:

а) анкетирование; б) экстраполирование и интерполирование — построение динамических (статистических и логических) рядов развития показателей прогнозируемого процесса; в) моделирование — построение поисковых и нормативных моделей с учетом вероятного и желаемого изменения прогнозируемого объекта.

Этап прогнозирования традиционно подразделяется на три части: а) определение исследовательского прогноза;

б) определение нормативного прогноза; в) верификация и корректировка прогнозов в соответствии с целями и задачами, ресурсами и сроками.

9-й этап. Моделирование — на основе многочисленных вариантов верификации и корректировки прогнозов производится моделирование будущих состояний систем и процессов. В настоящее время моделирование — один из наиболее распространенных приемов познания и обязательная часть любого исследования. Модель — это такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая и воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает новую информацию об этом объекте.

10-й этап. Конструкт — это выбор из множества моделей наиболее эффективной, обеспечивающей наименьшие затраты при достижении запланированного результата.

11-й этап. Проект системы — на этом этапе идеальная модель выражается в системе знаков, определяются проективные особенности проектируемой системы и отдельных ее элементов, уточняются связи, наличествующие в ней.

Стратегии проектной деятельности. Социальное проектирование как специфический вид творческой предметно-преобразовательной деятельности подчиняется принципам оптимизации, рационализации и целесообразности. Эти принципы во многом связаны с тем, что они выражают соотношение стратегии и тактики достижения определенной цели.

Мероприятия, направленные на достижение поставленных целей и реализацию сформулированных задач, должны быть последовательны и взаимосвязаны. Именно с целью координации проектных действий и необходимо обратиться к выбору проектной стратегии. Очевидно, что выбор проектной стратегии должен сопровождаться выбором методов и средств проектной деятельности, а также реализовываться в составлении организационной программы.

Понятие стратегии взято из военного лексикона, где оно обозначает планирование и проведение в жизнь генеральной линии, связанной с основной целью (или с основными целями), с помощью использования и комбинирования всех доступных средств и методов (тактики). В общем смысле это понятие употребляется для обозначения широких долговременных мер и подходов. Данное понятие вошло и в словарь делового управления и проектной деятельности и признается необходимой составляющей оптимизации деятельности.

Рассмотрим основные аспекты стратегии как способа оптимизации деятельности.

1. Первый — это умение моделировать ситуацию. В это понятие входит целостное представление о ситуации. Такой подход позволяет увидеть связи данной ситуации с другими, обозреть историческую переменную, формирование ситуации, проанализировать ее связь с другими ситуациями, прогнозировать ее развитие, учесть существенные и привходящие условия, факторы, способствующие улучшению или ухудшению сложившегося положения дел.

2. Второй элемент стратегического анализа — это способность выявить необходимость изменений: готовности реагировать на тенденции, возникающие из известных факторов в данной ситуации; способность адекватно реагировать в непредвиденных обстоятельствах.

3. Третий элемент — это способность разработать общую стратегию изменений. Определение и формулировка стратегии представляют собой поиск наиболее приемлемого варианта.

4 Четвертый элемент связан со способностью использовать в ходе изменений наиболее надежные методы, выбирать оптимальные пути и решения, опираться на корректные оценки и рационально предпочитать лучшие из возможных альтернативы. 5. Пятый элемент — это способность воплощать стратегию в практику, в конкретное действие, в контекст взаимодействия, в систему действий, преследующих определенную цель.

Виды проектных стратегий. Можно выделить несколько видов стратегий как оптимальных способов достижения поставленных целей и реализации сформулированных задач.

Линейная стратегия. Применяется, как технология взаимосвязанных последовательных действий, в которых каждое из них зависит от исхода предыдущего, но не зависит от результатов последующих.

Разветвленные стратегии. Разветвленные стратегии социального проектирования позволяют осуществлять многовариантную и альтернативную деятельность, включающую в себя поэтапное сопоставление вариантов, могущих развиваться независимо друг от друга, проектов, что, помимо других преимуществ, позволяет подвергать взаимодополнению проектные модели нескольких проектировщиков.

Циклические стратегии. Применение циклической стратегии социального проектирования позволяет возвращаться, непосредственно в процессе проектной деятельности, к одному из предыдущих этапов конструирования.

Адаптивные стратегии. Предусматривают лишь начальное проектное действие, тогда как выбор последующих зависит от результатов предшествующих действий.

Стратегии приращения. Являются одним из вариантов адаптивного поиска в условиях традиционного проектирования. Обобщенные же стратегии, применяемые в целях создания социальных проектов, обладают некоторыми универсальными свойствами, удовлетворяющими требования совершенно различных социальных проектов.

Проектные стратегии находятся в зависимости от целей проектной деятельности, достигаемых на различных ее этапах, причем эти цели могут быть названы этапными целями, которые, соответственно, определяют название этапов проектирования.

Технологические стратегии, применяемые в процессе социального проектирования, варьируются в зависимости от конкретной проектной ситуации. Так, например, в случаях некоторой неопределенности проблемного поля проектного воздействия, возможен выбор стратегии случайного поиска, характеризующейся отсутствием какого-либо однозначного и четко определенного плана разработки проектных решений.

 

6.3. Сущность и технология проектирования в социальной работе. Нормативная база, информационное обеспечение, инструментарий

 

Прежде всего необходимо обратить внимание на то, что именно понимается под понятием «социальная технология». В наиболее общей формулировке под технологией понимают совокупность, систему средств организации и упорядочивания целесообразной практической деятельности в соответствии с целью, спецификой и даже логикой процесса преобразования и трансформации того или иного объекта. Предполагается, что создание или использование технологий дает определенную гарантию оптимизации, рационализации, предсказуемости и моделируемости процесса деятельности, гарантию получения заданных свойств и качеств, ради которых сама технология и применяется в данном случае. В научной литературе в настоящее время традиционным стало утверждение, связанное с тем, что социально-технологический подход является альтернативой административно-командному. Такой подход предполагает учет внешнего и внутреннего многообразия связей социальных явлений, многовариантности и многофакторности. В таком виде социально-технологический подход избавляет от издержек политико-идеологического конструирования социальной реальности, штампов и идеологических клише при формулировании социально значимых целей и выбора средств их осуществления. Можно говорить о том, что социальные технологии являются реальной альтернативой всякой иной форме общественных изменений: социальной эволюции и социальной революции, социальным реформам и социальным трансформациям, ибо все указанные процессы вольно или невольно подчиняются воздействию того или иного идеологического фетиша. В отличие от этого социальные технологии — форма социального саморазвития.

В основе социальной технологии — проверенное, достоверное социологическое знание. В этом виде оно должно представлять собою конечный и относительно завершенный продукт социологического исследования. Эта конечность и относительная завершенность выражается в том, что объект социологического исследования на данном этапе может быть описан с достаточной полнотой, определяемой исследованиями, конечным числом понятий и терминов.

Предполагается, что социальные технологии всегда детерминированы общественными проблемами и направлены на их решение. Социальные технологии в широком смысле — это особый вид социальной теории, которая после осмысления вопросов о качественной и количественной определенности изучаемого общественного явления ставит и обосновывает вопрос о том, как, каким образом и в какой последовательности возможны специфические операции с результатами познавательной деятельности.

Социальные технологии и возможные социальные миры. В основе социальных технологий лежит систематика специфических методов, но в центре тяжести — фундаментальная социально-философская методология. И главное понятие восходит к Иммануилу Канту. Именно он в своей «Критике чистого разума» ввел то понятие, которое еще не оценено должным образом социальными науками: понятие множества возможных миров. Это понятие вошло только лишь в логические концепции семантики возможных миров, но эвристические возможности его настолько глубоки, что не исчерпываются только таким применением.

По Канту, возможный мир — это мир, который может быть или мог бы быть. По отношению к миру, существующему, актуальному, он такая же реальность, но реальность нереализованная. Однако кто может доказать, что реальность не будет реализована, если сложатся соответствующие условия. Социальное существует как многовекторное отношение. Наряду с тем, что актуализируется один вектор, другие являются потенциальными возможностями.

Задача социальных технологий — составить социальные модели всех альтернативных версий, выбрать точки-идентификаторы, по которым можно отслеживать, по какому пути движется указанный процесс, дать характеристики диагностики этого процесса, выработать средства оценки получаемых результатов, осмыслить этапность точек сочленения, расхождения, ветвления. Показать, наконец, какими операциональными способами возможна специфическая социальная «акупунктура». Для анализа динамики социальных процессов должен быть выработан специальный концептуальный аппарат — аппарат реконструкции операционального вмешательства, социального предпочтения, социального выбора, социального решения, социального моделирования, социального проектирования, социального сценария.

Понятие «социальные технологии» имеет по крайней мере два значения. Во-первых, социальные технологии — это прежде всего процесс целенаправленного воздействия на социальный объект, обусловленный необходимостью и потребностью получения заданного результата. Исходя из такого видения, социальные технологии можно охарактеризовать как определенную социальную прагматику, выстраивающую в один ряд цель, средство и результат. Правда, координация и субординация цели, средств и результатов не так уж проста и предполагает вариативность, учет множества факторов, моделирование и проектирование, систему критериев и оценок, социальные версии и сценарии, идентификаторы, методы диагностики.

С другой стороны, социальные технологии — это специфическая теория, исследующая процессы целенаправленного воздействия на социальные объекты, разрабатывающая и обосновывающая эффективные способы и приемы такого воздействия. При этом не имеет значения, что понимается под социальным объектом. Это может быть социальное отношение, социальное взаимодействие, социальная группа, социальный институт, социальная организация. Характер воздействия, его технологичность определяются той системой операций целенаправленного воздействия, которая основывается на социальном и социологическом знании объекта. Второй уровень технологического воздействия предопределяется тем, что данный социальный объект находится в неразрывной связи с другими социальными объектами, более того, он является частью социальной системы, органически интегрирован в социальное целое. И любое изменение этого социального объекта с неизбежностью влечет за собой цепочку изменений других объектов.

Понятие технологизации процесса. При анализе социальных процессов выявляются его носители, субъекты, а в связи с этим его субъективные и объективные предпосылки. Установлению подлежат и организационные формы социальных процессов. Любая социальная технология, имеющая своей целью проектирование и внедрение, ориентирована на технологизацию соответствующего процесса. При этом смысл технологизации заключается, как правило, в следующем: 1) формирование процесса; 2) придание ему целевой направленности; 3) оптимизация социального процесса; 4) обеспечение устойчивости социального процесса; 5) создание механизма саморегуляции; 6) обеспечение благоприятных сопутствующих условий.

Итак, социальная технология — это прежде всего разработка методов и методик результативного и рационального целенаправленного социального воздействия. Однако это воздействие не сводится к совокупности, механическому набору операций. В технологической последовательности эти операции скоординированы и субординированы, упорядочены и регламентированы. Системе методов воздействия должны быть присущи внутренняя согласованность, упорядоченность и последовательность.

Отличием социальных технологий от методик воздействия является то, что они вариативны, т. е. предполагают высокую степень динамичности, обобщенности, адекватности социальных технологий меняющимся условиям, новым, в том числе нестандартным, ситуациям. Социальные технологии строятся на основе принципа саморегуляции, самонастраивания и самокоррекции. Использование социальных технологий предполагает своеобразную интерпретацию принципа дополнительности, полагая под этим то, что разные социальные технологии не исключают друг друга, а наоборот, дополняют.

Междисциплинарность при разработке социальных технологий. Социальные технологии как средство социального преобразования и социального познания формируются на основе междисциплинарных методов. В этом нет особой специфики социальной технологии. Как показывает история науки и практики, междисциплинарность — довольно распространенный принцип, интегрирующий в единую систему усилия многих для решения комплексных проблем. Именно такой способ решения проблемы обеспечивает полноту ее решения, всесторонность и целостное видение объекта исследования. Преимущества и достоинства междисциплинарной социальной технологии состоят в следующем. Прежде всего, они дают целостное представление о предмете исследования и соответственно формируют целостное представление о способах целенаправленного воздействия на него.

Это позволяет не только выявить всесторонние характеристики, глубинные свойства, но и учесть многосторонний характер социальной динамики, которая является следствием целенаправленного воздействия на социальный объект. Необходимость учета всех возможных последствий изменений объекта после целенаправленного воздействия на него является одной из задач социальных технологий. Междисциплинарность позволяет надеяться на более обоснованную эффективность как следствие целенаправленного изменения. Наконец, на основе междисциплинарного подхода возможно осуществление количественного, статистического анализа с применением специальных, в том числе математических, средств.

При базировании социальных технологий на основе междисциплинарной методологии следует учитывать, что есть несколько уровней междисциплинарности.

1. Это прежде всего системный подход с позиции общей теории систем.

2. Второй уровень — это уровень организационный, использующий общие принципы теории и практики организации.

3. Третий уровень — комплексный подход.

4. Четвертый уровень — это логико-математический подход.

Значительную роль в формировании общеметодологического фундамента социальных технологий играют философия, социология, правоведение, математика и другие дисциплины. К числу таких общенаучных понятий следует отнести понятие системы, структуры, организации, доказательства, обоснования, эффективности, социального факта, средства, функции и некоторые другие.

Социальный объект является динамичным процессом и характеризуется прежде всего тем, что его реализация является продуктом деятельности социального субъекта. Это делает необходимым при разработке методологии социальных технологий использовать методы, принципиально совместимые с этим обстоятельством.

Инструментальная часть социального проектирования. В научной литературе, посвященной методическим проблемам социального проектирования, особое внимание уделяется инструментальной, содержательной части проектирования, которая представляет собой развертывающуюся навстречу целевому блоку предполагаемую систему действий, и состоит в выявлении необходимых, для решения задач, ресурсов (средств), определении методов достижения целей (которые конкретизируются в виде мероприятий и содержания деятельности), а также форм организации усилий субъектов, задействованных в процессе реализации проекта.

Практические мероприятия. Служат основным инструментом реализации целевой установки проекта. Они фиксируют начало и этапы реализации проекта, определяют направления, виды, формы и содержание деятельности, привлекают дополнительные ресурсы, необходимые для реализации целей и задач каждого этапа.

Практические мероприятия могут быть направлены непосредственно на решение проблемы, а могут обеспечивать дополнительные средства осуществления проекта. Например, в содержании проекта предусматриваются виды деятельности, напрямую не связанные с целями и задачами проекта, но необходимые для его финансового обеспечения (аукционы, платные услуги и т. д.), формирования благоприятного общественного мнения населения и средств массовой информации по отношению к проекту (презентации, пресс-конференции и др.). Для корректировки содержания проекта по ходу его реализации, активизации участия населения могут планироваться опросы общественного мнения.

В рамках конкретного проекта содержание мероприятий определяется и конкретизируется совместно со специалистами (например, работниками учреждений культуры, образования, на базе которых он реализуется), профессионально владеющими теми видами социально-культурной деятельности, которые в рамках проекта используются в качестве средства достижения целей и решения задач.

Проектная документация. Управление процессом проектирования осуществляется не только средствами организационных ресурсов, но и с помощью технологизации процесса разработки социальных проектов. В этих целях используется различная проектная документация. Одним из основных элементов последней можно полагать социальный паспорт.

Составление социального паспорта осуществляется на основе результатов реализации процесса паспортизации объекта.

Паспортизация объекта — это получение точных данных о системе, процессе или явлениях, описание их состояний, функционирования и развития.

Социальный паспорт — это сводный документ, в котором отображаются количественные и качественные параметры системы, влияющие на функционирование и развитие, производится анализ структуры элементов.

Обычно выделяют такие этапы создания паспорта социальной структуры:

1. Определение характеристик и параметров, влияющих на нормальное функционирование и развитие системы, их классификация и дифференциация.

2. Разработка форм паспорта (внесение показателей, которые будут изменяться под воздействием управляющей подсистемы).

3. Заполнение форм паспорта, получение необходимых данных: работа с документами, анкетирование, интервьюирование.

«Информационный массив» социального проектирования. Одной из главных категорий социального проектирования является понятие «информационный массив», который представляется как система определенных на научной основе параметров, факторов, комплексно характеризующих объект проектирования. Среди множества источников создания «информационного массива» — материалы социологических исследований, контент-анализ периодической печати, статистические данные.

Основная цель социального проектирования как специфической управленческой деятельности — создание социальных проектов. Социальный проект как коммуникат представляет собой систему особых знаков, подобранно расположенных и связанных определенной зависимостью сознательно разработанных научно обоснованных характеристик, дающих конкретные знания о будущем желаемом состоянии социальной системы или процесса. Нужно отметить, что социальный проект представляет собой прескриптивную (предписывающую) модель. В проекте отражено будущее желаемое состояние системы, которое возникает при определенных действиях людей, наличии определенных финансовых, трудовых, материальных, топливно-энергетических и других ресурсов, в том числе интеллектуальных, познавательных, эвристических, ценностных.

Система общих параметров проектируемого объекта. Социальный проект должен содержать систему общих параметров проектируемого объекта, характеризующих его целостность, а также систему параметров составляющих его подсистем, блоков, элементов, их связей.

Всем научно разработанным социальным проектам присуще следующее: 1) наличие таких характеристик, которые у проектируемого объекта без четкого проекта не возникают; 2) параметры, способные обеспечить реализацию социального заказа; 3) характеристики, поддающиеся построению в течение только определенного промежутка времени.

Проект будущих возможных состояний социальных систем, процессов и явлений должен соответствовать следующим условиям его разработки: он должен быть создан на научной основе, не противоречить нравственным нормам, выражать общепринятые социальные ценности и социальный заказ, быть эффективным с точки зрения реализации, не содержать противоречий, должен быть предназначен для реализации.

Социальный проект устанавливает параметры, основные характеристики развития социальных систем на ограниченный, четко определенный отрезок времени. Однако мало определить стратегически важные цели, направление развития, важно уметь выразить их в определенных показателях.

Социальный проект должен содержать информацию и соответствовать пяти основным принципам: однозначности, необходимости, полноте, непротиворечивости, оптимальности. Информация, содержащаяся в проекте, должна быть необходимой и достаточной. Количество знаковых сообщений должно быть таким, чтобы их уменьшение было недопустимым. Проекты могут быть реальными и нереальными, т. е. неосуществимыми или нереализуемыми.

 

6.4. Методы и методики социального проектирования

 

Социальный проект — цель проектной деятельности, как вида социального творчества. К средствам осуществления социального проектирования относятся те (в том числе технические, математические и логические), при помощи которых получается, анализируется и перерабатывается информация о состоянии систем и процессов, тенденциях их изменения, возникновения и развития проблемной ситуации, потребностях субъектов, средств, при помощи которых ведется непосредственное проектирование, создаются коммуникаты, словесные описания, таблицы, чертежи, бланки, схемы, сети взаимодействий, макеты, коды, символы, алгоритмы, блок-таблицы, матрицы и другие носители, осуществляется управление процессом проектной деятельности. В настоящее время широкое распространение получили технические средства проектирования, в том числе системы автоматизированного проектирования.

Методы. Это пути и способы достижения целей и решения задач, наиболее актуальных в контексте данного социального проекта. В практике социального проектирования чаще всего используются следующие методы: метод матрицы идей, метод вживания в роль, метод аналогии, метод ассоциации, метод мозгового штурма, метод синектики.

Методики — это способы достижения цели, построение социального проекта — это определенным способом упорядоченная деятельность субъекта проектирования.

Средства — совокупность приемов и операций по достижению цели. В рамках проекта методы и средства конкретизируются совокупностью планируемых мероприятий.

Форма — это определенным образом упорядоченная деятельность, способ организации содержания, методов, средств, исполнителей и аудитории проекта

Методики социального проектирования. Социальное проектирование использует специальные методики.

Методика матрицы идей — когда на основе нескольких независимых переменных составляются различные варианты решений. Обычно разработка социального проекта зависит от сложности и первоочередности поставленных задач, от сроков, в пределах которых требуется осуществить замысел, а также от материальных, трудовых и финансовых ресурсов. Просчитывая варианты из этих переменных, можно определить наиболее эффективный путь реализации проекта в заданных условиях. Этот важный прием применяется, как правило, при ограниченных возможностях.

Методика вживания в роль помогает получить более точное представление о том, что нужно сделать в процессе проектирования. Это не просто заглядывание в проектируемое будущее, а стремление глубже понять, как будет реализован проект. Сегодня любая проблема требует учета интересов и желаний людей, а это лучше достигается, когда проектировщик внимательно изучает условия, в которых протекает процесс.

Метод аналогии. Метод аналогии является общенаучным и логическим методом, с помощью которого на основе подобия, сходства предметов в каких-либо свойствах, признаках или отношениях формулируется предположение (прогноз) о наличии указанных свойств, признаков или отношений у явления, которое выступает объектом проектирования. Аналогия может быть простая, распространенная, строгая и нестрогая. Утверждение (прогноз и проектирование) по аналогии является более достоверным, если принимаются в расчет следующие обстоятельства:

• чем больше известно общих признаков у сравниваемых предметов, тем выше степень вероятности вывода по аналогии;

• чем существеннее найденные общие признаки у сравниваемых предметов, тем выше степень вероятности;

• чем глубже познана взаимная закономерная связь сравниваемых предметов, тем выше степень вероятности.

Метод ассоциации. При подготовке проекта нередко возникает необходимость принять новое решение, которое вызвано неудовлетворенностью существующей практикой. В связи с этим встает вопрос, как улучшить положение, найти более рациональный и эффективный способ управления?

С учетом накопленных знаний разрабатываются подходы, которые позволяют серьезно видоизменять объект воздействия, т. е. затрагиваются не только формы, но и существенные содержательные элементы. Метод ассоциации предусматривает сочетание приемов приспособления, модификации и полной реорганизации.

Методика мозгового штурма — связана с генерацией идей, с их равноправной конкуренцией, с возможностью сопоставления. Она осуществляется посредством коммуникативного взаимодействия, в котором обсуждаются различные проекты, осуществляются оценки, экспертиза фактов, полемика мнений.

Методика синектики. Согласно данной методике несколько предложенных идей рассматриваются отдельно друг от друга, а потом между ними устанавливается определенная взаимосвязь и взаимозависимость.

Условия проектной деятельности. Среди характеристик социального проектирования особое место занимают условия — система социальных явлений и процессов, оказывающих определенное влияние на проектную деятельность. Условия проектной деятельности включают в себя множество компонентов — отношения, процессы, среда, действия, вещи, деятельность, средства и т. п.

Проектный фон — это совокупность внешних по отношению к объекту проектирования условий, существенно влияющих на его функционирование и развитие. Одним из элементов социальной деятельности является социальное действие. Социальное действие — это воздействие человека как субъекта социальной активности на управляемую подсистему (социальную структуру), среду, регион, коллектив, группу, личность, направленное на реализацию разработанного проекта, осуществление поставленной цели.

При проектировании систем социальная деятельность представляет собой функционально-временную последовательность социальных действий (социальная технология процесса проектирования), а проект — особую форму отображения потребностей, интересов, установок, стремлений, выраженных в определенной знаковой форме.

 

Глава 7. НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА

 

7.1. Семьеведение

 

Семья есть основанное на браке или кровном родстве объединение людей, связанных общностью быта и взаимной ответственностью. Прежде всего следует обратить внимание на различие понятий «семья» и «брак». Часто первое — более широкое понятие — сводят ко второму. Но семья это не только супружеские отношения, при анализе семьи необходимо рассматривать и вертикальные связи, уходящие в глубь времен на несколько поколений, и горизонтальные, т. е. отношения между братьями, сестрами, зятьями, невестками, деверями, золовками, шуринами, сватами. К сожалению, не каждый человек сегодня объяснит степень родства, стоящего за этими понятиями. Будучи мало употребляемыми, они вышли из речевого обихода, что в принципе отражает реальность — обеднение семейных и разрушение родственных связей.

В семье человек усваивает нормы и правила человеческого поведения. Здесь он приобщается к культуре, начиная с ее элементарных продуктов. В семье человеческие ценности, убеждения, идеалы превращаются в личностные характеристики, формируют дальнейшие жизненные поступки и поведение. В то же время каждая семья создает собственную культурную среду в рамках общей культуры народа, конфессии, государства. Семья придает своим членам, причем не только новорожденным, но и тем, кто вступив в брак, вливается в нее, известное своеобразие. И потому «войти в семью» означает принять и усвоить ее субкультуру. Тех, кто не признает такой порядок, семья чаще всего отторгает.

Много написано о «нуклеарной семье», знаменующей современный тип семьи. Само название происходит от слова «нуклон», что на латыни означает «ядро». Понятие «нук-леарная семья» подразумевает семью, состоящую из одной брачной пары с их неженатыми детьми или без них. Процесс урбанизации значительно модернизировал семью. На первых этапах урбанизации такая ситуация действительно создавала одноядерные семьи. Но развитие продолжается, современные транспортные, телефонные и другие средства связи создают возможности нового вида семейных объединений, в которых существуют устойчивые связи, обмен информацией, в том числе и культурной. Меняется само представление о семье, сегодня семья — это не только люди, живущие под одной крышей. Современная тенденция во внутрисемейной политике — создание семьи многоядерной, а если придерживаться латинской терминологии, то мультинуклеарной, или мультифамильной. В такой семье так же, как и в нуклеарной, создается собственная субкультура, но, в отличие от своих предшественниц, она представляется более открытой для интегрирования разных культур. Культура мультинуклеарной семьи носит интернациональный характер.

Если объектом культуры в целом являются огромные массы людей, то семейная культура обращена к отдельному человеку, его конкретной личностной судьбе. Если бы семья как социальный институт вдруг отказалась от выполнения этих ролей, то в массовых масштабах прекратилась бы социализация, погибла бы культура, что в свою очередь привело бы к гибели человеческой цивилизации. Все семейные функции, собственно говоря, сводятся к одной: обеспечение связи времен, создание условий для непрерывного, точнее, прерывно-непрерывного, развития человечества. Благодаря реализации семейных функций исторический поток, постоянно эволюционизируя, сохраняет свой социальный, биологический и культурный смысл.

Перечислим основные функции семьи: а) поддержание биологической непрерывности благодаря рождению детей и обеспечении путем биологического существования (пищи, жилища, одежды); б) создание культурной непрерывности путем передачи новым поколениям общественного культурного наследия; в) стабилизация социальной структуры, обеспечение ее непрерывного развития в результате наделения детей определенным социальным положением. Материальное положение, образование родителей во многом определяют будущую карьеру детей. Непрерывность общественного развития гарантируют и другие функции: г) создание эмоционального комфорта и безопасности для своих членов и благодаря этому предотвращение дезинтеграции личности; д) социальное контролирование поведения (в том числе и сексуального), которое способствует введению новых членов семьи в механизмы конформизма; е) назначение воспитательной функции аналогично культурной функции и функции социального контроля вместе взятых.

В разные периоды жизни семьи изменяется иерархия семейных функций, то одна, то другая занимает приоритетное место. Так, для молодой семьи наиболее важной является биологическая функция, тогда как для пожилой важнее эмоциональная. Вместе с тем с годами меняется и участие каждого члена семьи в реализации ее функций, его семейный статус.

В своем единстве перечисленные функции представляют собой систему семейных отношений; возникновение в этой системе дисфункции, т. е. рассогласования в их взаимодействии как целого, приводит систему в аномальное состояние. Игнорирование, а порой и полный отказ семьи по тем или иным причинам от выполнения какой-либо функции дестабилизирует образ семьи, возникает угроза ее распада. Семьи, социальное функционирование которых по субъективным или объективным причинам затруднено или нарушено, а их существование как семей находится под угрозой, характеризуются как семьи социального риска. Именно эти семьи являются основными объектами социальной работы.

К семьям социального риска относят семьи: малообеспеченные; беженцев; многодетные; неполные; с детьми-инвалидами; с различными патологиями; асоциальные.

Причины, вызывающие дисфункцию семейных отношений, весьма разнообразны.

Экономические причины: у большого числа семей прожиточный уровень ниже черты бедности из-за избыточной иждивенческой нагрузки на одного работающего члена. Семьи многодетные; семьи, в составе которых есть инвалиды — взрослые или дети; семьи с низким уровнем заработной платы; семьи безработных. Сюда же относятся семьи пенсионеров, последние даже при максимальной (обычной, не льготной) пенсии остаются за чертой бедности.

Асоциальные причины: алкоголизм или наркомания семьи или одного из ее членов, противоправное поведение, проституция, плюс низкий культурный уровень. Как результат дети из таких семей чаще других попадают в преступные компании.

Психологические причины: жестокость, агрессивность, грубость, конфликтность, ревность, супружеская неверность, эгоизм, жадность, неуравновешенность характеров.

Медицинские причины: хронические инфекционные (например, туберкулез) и венерические заболевания, психические и сексуальные отклонения, импотенция.

Неполные семьи. Растет число одиноких матерей и их детей. Так, если в 1993 г. доля детей, родившихся в России у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке, составляла 18%, то в 1999-м она достигла почти 28% (339 тыс. детей). Значит, ежегодно каждый третий-четвертый новорожденный становится ребенком из неполной семьи, относимой обычно к «семьям риска».

Ежегодно, по данным Госкомстата, распадается 500— 600 тыс. браков, также образуя неполные семьи, и поэтому большое число детей в возрасте до 18 лет становятся детьми «семей риска».

По данным Генпрокуратуры России, на учете в Министерстве образования состоит почти 64 тыс. детей-сирот в наиболее перспективном возрасте — до 3 лет. В это же время 6 тыс. российских семей ожидают своей очереди на усыновление. Но за три с лишним года (1997—2000) россиянам выдано лишь 52 направления для знакомства с детьми. Если до российских граждан, желающих усыновить ребенка, информация о сиротах практически не доходит, то иностранные кандидаты в ней недостатка не испытывают.

С 1996 г. до середины 1999 г. «экспортированы» 16 320 детей из России в США, Италию, Канаду, Францию, Испанию. Дети-сироты стали товаром и весьма прибыльным.

Катастрофические масштабы приняло социальное сиротство несовершеннолетних. На начало 1998 г. только в интернатах проживало 155 тыс. сирот.

Комиссиями по делам несовершеннолетних в 1999 г. рассмотрено более 187 тыс. дел в отношении родителей, пренебрегающих родительскими обязанностями, не обеспечивающих должного развития и воспитания детей. Ежегодно выявляется 100 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей (в 1999 г. — 114 тыс. человек). Подавляющее большинство из них — социальные сироты, т. е. брошенные на произвол судьбы дети при живых родителях.

В стране осуществляется федеральная целевая программа «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». В рамках ее реализации в 1999 г. проведена всероссийская межведомственная профилактическая операция «Подросток». В ходе операции реализован комплекс социально-правовых профилактических мер, направленных на устранение причин и условий антиобщественного поведения подростков. Выявлено и поставлено на профилактический учет более 107 тыс. неблагополучных родителей, 786 родителей привлечено к уголовной, около 90 тыс. — к административной ответственности.

Вследствие недобросовестного выполнения родителями своих обязанностей возникают группы детей безнадзорных, детей беспризорных, детей-беглецов.

Безнадзорные дети — дети, лишенные присмотра, внимания, заботы, позитивного влияния со стороны родителей или лиц, заменяющих их. Безнадзорный ребенок живет под одной крышей с родителями, сохраняет связи с семьей, у него еще есть эмоциональная привязанность к какому-либо члену семьи, но связи эти хрупки и находятся под угрозой атрофии и разрушения.

Беспризорные дети — дети, которые не имеют родительского или государственного попечения, постоянного места жительства, соответствующих возрасту позитивных знаний, необходимого ухода, систематического обучения и развивающего воспитания.

Дети-беглецы — дети, убежавшие из дома или из воспитательного учреждения вследствие разрыва с родителями, возникшего тяжелого конфликта с учителями, воспитателями, сверстниками, деформирования ценностных ориентации и других причин, приведших к кризису отношений.

Среди этих детей отмечается резкий рост социальной дезадаптации. Дети и подростки нюхают клей, употребляют алкоголь, принимают наркотики, занимаются проституцией, бродяжничают, совершают противоправные действия. По данным социологических исследований, от 2 до 4 млн безнадзорных детей заняты попрошайничеством, нищенствованием. Они, как правило, становятся легкой добычей криминальных структур.

Наряду с задачей защиты детства существует особая забота — забота о защите общества от детей. По данным МВД России, в 1999 г. численность несовершеннолетних, доставленных в органы внутренних дел, составила 1,2 млн подростков, из них более 300 тыс. — за распитие спиртных напитков или появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, и почти 16 тыс. за употребление наркотических и одурманивающих веществ. В том же году МВД зарегистрировало более 3 млн преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их участии, причем более 158 тыс. из них относятся к разряду тяжких преступлений, в том числе более 1 100 убийств и покушений на убийство. Зарегистрировано почти 1 800 преступлений, связанных с незаконным хранением, перевозкой или ношением оружия и боеприпасов. Подростки составляют наиболее криминально активную часть населения. В 1999 г. осуждено по отдельным видам преступлений 147 тыс. подростков. По состоянию на начало 2000 г. в подразделениях МВД по предупреждению правонарушений несовершеннолетних состояло на учете 426 тыс. подростков, многие среди них уже имели судимость. Эта категория подростков насчитывает 54 тыс. девочек.

Официальный статус беженцев и вынужденных переселенцев с начала регистрации (1992 г.) по состоянию на начало 2000 г. получили 292 тыс. детей. Число «семей риска» умножается за счет расширения зон военных и межнациональных конфликтов, экономического неблагополучия.

С 1997 г. введен отдельный статистический учет детей, пострадавших вследствие вооруженных конфликтов. Можно быть уверенным, что за время второй войны в Чечне этот скорбный счет значительно вырос.

Средства массовой информации сообщают о случаях жестокого обращения и сексуальных злоупотреблений детьми. По данным МВД, в 1997—1999 гг. официально зарегистрировано около 5 тыс. случаев преступлений сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних. Следует учесть, что только 7% претерпевших насилие (по данным социальных служб) обращаются за правовой защитой, тысячи случаев замалчиваются, остаются гнетущей тайной на всю жизнь. Сексуальное насилие над детьми часто совершается кем-нибудь из членов семьи. Такое насилие разрушает не только тело, но и душу ребенка. Семьи, в которых совершается насилие над детьми, обычно находятся в социальной изоляции, живут в нищете.

В указе Президента РФ «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав» была поставлена задача по созданию приютов как основы профилактики детской безнадзорности. По всей стране были открыты такие учреждения, например, в Ростовской области действуют приюты в Ростове, Азове, Волгодонске, Аксае и в ряде районов.

О том, насколько актуальны эти меры, свидетельствуют следующие факты: миллионы детей попадают под тяжелую родительскую руку, при этом каждый десятый ребенок гибнет, тысячи детей кончают жизнь самоубийством. Более 50 тыс. уходят из дома, становятся жертвами насилия, вступают в преступные сообщества.

Американские ученые считают, что семейное насилие весьма распространенное явление в их стране. Они выделяют три типа внутрисемейной жестокости: со стороны родителей по отношению к детям, со стороны одного супруга по отношению к другому, со стороны детей и внуков по отношению к престарелым родственникам. Статистические исследования свидетельствуют о том, что в результате семейных драм ежегодная смертность среди детей в возрасте до пяти лет выше, чем от туберкулеза, полиомиелита, коклюша, диабета, ревматизма и аппендицита, вместе взятых.

Здоровье безнадзорных детей сильно подорвано различными хроническими заболеваниями, они отстают в психическом, физическом, интеллектуальном развитии, имеют склонность к суициду.

Поступки детей из «семей риска» довольно часто вступают в противоречие с общепринятыми правилами и нормами поведения. Они проявляют агрессивность в общении со своими сверстниками, дерзость и отрицание авторитетов по отношению к старшим (воспитателям, учителям, родителям и родственникам). Взрослея, эти дети все чаще преступают нормы закона и склоняются к деликту, т. е. к таким правонарушениям, которые не составляют уголовно-наказуемого деяния, возможно, из-за несовершеннолетия, но влекущие обязанность возмещения причиненного ущерба. К ним относятся мелкие кражи, порча государственного или частного имущества, драки. Обычно все эти деликты отличаются бессмысленностью, неадекватностью повода, ситуативно-импульсивной реакцией, а порой и особой жестокостью, в то же время при отсутствии злого продуманного умысла. Их объяснение следует искать в психологии маленького правонарушителя и предшествующих обстоятельствах, нанесших травму детской психике. 3. Фрейд утверждал, что ребенок в первые годы своей жизни приобретает принципиальную матрицу своей личности, которая затем остается в основных чертах неизменной. Сюда психоаналитик относил даже пеленание и привитие гигиенических привычек.

Конфликтные отношения внутри семьи, отсутствие любви, родительская жестокость или непоследовательность в системе наказаний — далеко не полный перечень внутрисемейных стимуляторов делинквентности. Чаще других, по мнению психологов, в детские колонии попадают так называемые «забито-заласканные» дети — последствия родительской непоследовательности, невыдержанности, элементарной педагогической неграмотности. Крайности, как известно, сходятся: гиперопека чревата теми же последствиями, что и небрежное отношении к детям. Дети, зажатые чрезмерными ограничениями, лишенные всякой автономности, независимости в конце концов рвут сдерживающие их цепи и в знак протеста отбрасывают все насаждавшиеся установки, занимают позицию жесткого нонконформизма и крайнего нигилизма по отношению ко всем общественным установкам. Далеко не все такие дети становятся правонарушителями, но большинство из них страдают в дальнейшем эмоциональными нарушениями и невротическими состояниями.

Другими причинами, но не относящимися к рассматриваемой теме, являются те, что порождаются школой: недобросовестность, элементарная грубость и предвзятость учителей, их психологическая и педагогическая беспомощность, многие другие малые и большие ошибки при работе с «трудными детьми».

Семья призвана обеспечивать ребенку базисное чувство защищенности, становиться его путеводителем в освоении внешнего мира и правил взаимодействия с ним. Одним из важнейших первоначальных принципов становления личности является копирование поведения старших и прежде всего самых близких — отца и матери. Пример родителей — первый социальный образец человеческих отношений, их формы и содержания. Принцип копирования сохраняются и во взрослом состоянии, женатые люди бессознательно в той или иной степени в качестве стереотипа своих супружеских отношений выбирают манеру поведения и отношений в родительской семье.

Для мальчика отношение отца к матери становится моделью его отношения к девочкам, то ли это будет нежность, то ли пренебрежительность. Манера отца реагировать на трудности, на стресс становится манерой сына. Если отец прибегает в таких ситуациях к агрессии, крику, ругательствам, то, скорее всего, сын последует этому примеру. Девочка идентифицирует себя с матерью. Конечно, не обязательно, чтобы сын подражал отцу, а дочь — матери, может быть и «перекрестное» подражание: сын — матери, а дочь — отцу.

Психологические исследования показывают, что на делинквентное поведение детей гораздо большее влияние оказывает не столько сам факт распада семьи, сколько конфликты внутри нее. Для психики ребенка спокойная обстановка в неполной семье может быть более благоприятной, чем раздоры в так называемой целой, но конфликтной. Не случайно, что среди малолетних правонарушителей гораздо больше представителей полных, чем неполных семей.

Самые разнообразные семейные коллизии становятся для ребенка психологическим прессингом, трагически воздействуют на его неокрепшую, ранимую психику.

Дети во всем идут дальше родителей, возможнее в этом и заключается поступательное развитие, они развивают приобретенное и унаследованное от родителей, в том числе и негативное. В итоге они могут отвергать и те моральные нормы, которые соблюдали родители.

Отрицательное влияние оказывают семейные воспитательные установки, ставшие для многих семей императивными: дети ни в коем случае не должны работать, их дело — учиться; их не следует посвящать в сложные семейные коллизии, а тем более советоваться в таких ситуациях; они не заслуживают уважительного отношения, их следует постоянно предупреждать о возможных ошибках. Неуважительное, доходящее порой до унизительного, отношение может толкнуть подростка на делинквентный поступок, которым он стремится доказать свою неординарность, заслуживающую особого отношения, что, по его представлениям, равносильно уважению. Таким образом превратно понятое проявление добросердечия и любви к ребенку, причем в благополучных семьях, может дать злые всходы.

В напряженном эмоциональном состоянии оказываются дети, чьи родители или кто-нибудь из членов семьи страдает заметными физическими или психическими дефектами. Они ощущают себя смущенными и униженными, изгоями из-за нездорового интереса к ним других детей, а то и насмешек. У таких ребят накапливается чувство несправедливой обиды, горе и озлобленность.

В поисках способа самоутверждения ребенок считает справедливым и адекватным ответом на унижение — унизить других людей: слабых, старых, беззащитных.

На смену прежней «карательной» профилактике делинквентного поведения, построенной в основном на уголовной ответственности, приходит новая — охранно-защитная. Такая профилактика представляет собой комплекс мер, объединяющий соответствующую социально-правовую, социально-педагогическую и психологическую поддержку семьей и детей.

Дети-инвалиды. По-особому тяжела экономическая ситуация и моральная обстановка в семьях с детьми-инвалидами. По утверждению профессора Н.Н. Ваганова, вице-президента Международного фонда охраны здоровья матери и ребенка, динамика ухудшения здоровья детей опережает «взрослую» по таким позициям, как новообразования, сахарный диабет, болезни органов кровообращения, мочеполовой и костно-мышечной системы.

С появлением такого ребенка все семейные функции и сам образ жизни деформируются, семья попадает в группу риска. Накладывается табу на репродуктивную функцию из страха, что несчастье может повториться. Такой ребенок требует от матери вдвое-втрое больших затрат времени и энергии, чем нормальный ребенок, его не принимают в детский сад, он связывает мать, как говорится, по рукам и по ногам. Осуществление культурной функции, т. е. передача культурного наследия, социализация маленького члена семьи (с годами сложности не уменьшаются, а, напротив, увеличиваются), оказывается предельно затрудненным во всех проявлениях. То же самое происходит с функцией удовлетворения эмоциональных потребностей и создания эмоционального равновесия, которое обычно присутствует в семье. Такие семьи более других подвержены конфликтам и распаду.

Воспитательная функция требует поистине педагогического искусства. Известно, что любовь как фактор социальной реабилитации, способствует преодолению неполноценности. К сожалению, любовь, иногда подменяется «псевдолюбовью», настоящая любовь — это всегда огромный труд, тем более по отношению к ребенку-инвалиду. Немецкий радикальный социальный психолог и теоретик психоанализа Эрих Фромм в работе «Человеческая ситуация» подробно рассматривает проблему сочетания воспитания и родительской любви. Для властной женщины беспомощный ребенок — объект ее потребности властвовать. Такую любовь автор называет «безжалостной». Тогда как умение отделить ребенка от себя, предоставив ему возможный максимум самостоятельности, Фромм называет «жалостливой любовью».

Воспитание уверенности в себе у ребенка-инвалида — важнейший педагогический принцип. Необходимо научить ребенка методам компенсации неблагоприятных последствий заболевания или травмы. Компенсации можно добиться, если уравновесить потери за счет его личных сильных сторон. Задача родителей помочь ребенку обнаружить эти сильные стороны, научить пользоваться ими. А задача социального работника — помочь родителям.

Семьи детей-инвалидов стараются отгородиться от посторонних, превращаясь в закрытые социальные группы вне социального контроля и поддержки. И по отношению к семье можно сказать, что весь вопрос в том, сломается она или сгруппируется, сможет ли сохранить себя кар, целое, а ребенка — как личность.

К сожалению, число детей-инвалидов в России постоянно увеличивается. На начало 2000 г. оно составило 592 тыс. Более 60% из них страдают психоневрологическими заболеваниями, 20 — заболеваниями внутренних органов, 9—10 — заболеваниями опорно-двигательного аппарата и еще 17% — нарушениями зрения и слуха.

В стране более двухсот тысяч специальных школ и классов для обучения детей-инвалидов, однако из-за ряда отрицательных условий учатся далеко не все дети. Коррекционно-педагогической помощью охвачено лишь 3—5% детей-инвалидов. Что же касается инвалидов подросткового возраста, то более половины из них не получают профессионального образования. Слабо организована, особенно в условиях растущей безработицы, трудотерапия — один из наиболее эффективных способов социальной реабилитации инвалидов.

Наиболее распространенными причинами роста детской инвалидности являются: ухудшение экологической обстановки, детский травматизм, ослабленное здоровье родителей, отсутствие культуры здорового образа жизни, неудовлетворительная оснащенность медицинских учреждений современной педиатрической диагностической аппаратурой. Федеральная целевая программ «Дети-инвалиды» реализуется не в полной мере. Остаются нерешенными многие социальные, медицинские и психолого-педагогические проблемы, связанные с вопросами детской инвалидности

Экономические проблемы являются наиболее трудно решаемыми проблемами в нынешней острокризисной ситуации, но именно они являются самыми насущными, каждодневными для большинства семей России. Общее ухудшение экономического положения в стране привело к резкому росту числа людей с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума. По данным Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ), в 1999 г. у 55% россиян доход оказался ниже прожиточного минимума. Бедные вместе с малообеспеченными составили более 80% населения, при этом постоянно увеличивается разрыв в доходах самых богатых и самых бедных.

Такая ситуация усиливает дифференциацию семей по материальному благополучию (качество питания и одежды, преодоление болезней, доступность объектов духовной культуры и предметов длительного пользования, уровень комфортности и организации быта). Возможно, высокий уровень благополучия не исключает внутрисемейных кризисов и катаклизмов, но несомненно, что низкий уровень их стимулирует и преумножает. Нужда деформирует всю систему семейных функций, сворачивает их реализацию до полного бездействия.

В Ростовской области на начало 2001 г. зарегистрировано 489 тыс. семей, в них воспитывалось 700 тыс. детей, 40% от этого числа — дети из малообеспеченных семей, 13% детей живет в многодетных семьях, 5% (45 тыс.) — дети одиноких матерей. В 2000 г. через органы социальной защиты населения различные виды помощи получили около 200 тыс. семей с детьми.

В целом по области за 1998 г. выплачено 151 тыс. пособий по нуждаемости на сумму 9,1 млн руб., но это лишь 16% от назначенной суммы пособий, в ряде территорий эти пособия или не выплачивались, или выплачивались неполностью (данные Министерства труда и социального развития Ростовской области за 1999 г.).

Катастрофическое влияние на экономическое состояние семьи оказывает растущая безработица. Известно, что женщины гораздо чаще, чем мужчины, остаются «за воротами» предприятий и учреждений. Что особенно трагически сказывается на неполных и многодетных семьях, семьях, где мать одна воспитывает ребенка, семей с несовершеннолетними детьми.

К категории «семей риска» относят семьи несовершеннолетних матерей. По некоторым оценкам, рождаемость в возрастной группе 15—19 лет в России составляет почти 18% суммарной рождаемости и соответствует странам Латинской Америки. Среди браков, заключенных до 20 лет, невеста бывает беременной более чем в половине случаев. Такие браки увеличивают число малообеспеченных семей, причем имеющих низкий образовательный и профессиональный уровень.

Кроме уже названных «семей риска», необходимо назвать еще семьи матерей, имеющих маленьких детей и освободившихся из заключения, семьи, чьи дети в домах младенцев. Социальная работа призвана смягчить тяготы «семей риска», помочь им. Главные и основные государственные организаторы этой работы — федеральные Министерство труда и социального обеспечения, Министерство образования и их региональные субструктуры.

Необходимо выделить следующие технологии социальной работы: а) для преодоления низкого уровня занятости трудовых ресурсов формируются комплексные региональные программы по созданию и сохранению рабочих мест, проводится профессиональное обучение новым, дефицитным профессиям и повышение квалификации людей, оставшихся без работы; б) контролируется своевременность выплаты заработной платы в организациях различных форм собственности. Такой контроль осуществляет Государственная инспекция труда; в) выплачиваются государственные пособия на детей, в первую очередь такие пособия получают малообеспеченные семьи, этим детям выделяются путевки для летнего оздоровления; г) особое внимание уделяется детям-инвалидам, для них строятся детские дома-интернаты, оснащаемые современным специальным оборудованием; д) нуждающиеся граждане получают финансовую помощь, натуральную — в виде бесплатного или льготного горячего питания, предоставления бесплатных или по льготным ценам продуктовых наборов, обеспечения на зиму топливом и др.; е) оказывается психологическая помощь конфликтным семьям.

В начале 90-х гг. образовалась сеть учреждений социального обслуживания по оказанию помощи семье и детям. В Ростовской области действует более 25 таких учреждений, это центры социальной помощи семье и детям, социальные приюты, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, реабилитационный центр «Добродея», центр психолого-педагогической помощи. Основными направлениями деятельности комплекса перечисленных учреждений являются: выявление причин и факторов социального неблагополучия семьи и детей; поддержка семей с детьми в решении проблем их самообеспечения и преодолении сложных жизненных ситуаций; предоставление различных видов и форм услуг (социально-экономических, медико-социальных, психолого-педагогических, юридических и др.).

В связи с резким ростом числа семей и детей различных «групп риска» возникла необходимость в новых формах социально-педагогической работы с проблемными детьми. Такой формой явилась организация специфических образовательных учреждений — центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям. Новой в этих центрах является и сама педагогика: вместо прежней авторитарной центры строят свою работу на педагогике сотрудничества, обеспечивая комплексный реабилитационный подход, что позволяет не только восстановить здоровье ребенка, родившегося с патологией, но и обеспечить его самореализацию и интеграцию в общество. Контингент центров: дети «групп риска», дети с пограничными (между нормой и патологией) психическими расстройствами, социально дезадаптированные дети, дети-сироты, беженцы, временные переселенцы.

Целенаправленная коррекция поведенческих установок путем психологического и педагогического воздействия проводится в центрах временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Каждое девятое преступление в России совершается несовершеннолетними или при их участии. Повышается криминальная активность детей младшего возраста. Растет групповая преступность несовершеннолетних. Неформальные антиобщественные группировки враждуют между собой, их столкновения не менее жестокие, чем у банд взрослых. Все больше в преступную деятельность вовлекаются подростки-девушки, среди совершивших правонарушения возрастает число детей, имеющих психические расстройства. Каждый десятый подросток, состоящий на учете в органах милиции, психически болен. Центр является режимным учреждением закрытого типа, находящимся в ведении МВД, отсюда особая специфика работы в таком учреждении и с такими детьми.

Десятки тысяч ребят ежегодно по всей стране доставляются в центры этого типа, большинство из них ушли из семьи и из детских учреждений из-за невозможности проживания там по разным причинам, включая издевательство, жестокое обращение, побои и унижение человеческого достоинства. Поэтому усилия педагогов и психологов направлены здесь, с одной стороны, на устранение дефектов личности ребенка, а с другой — на раскрытие его потенциальных возможностей. В центре осуществляется коррекционно-развивающая работа, воздействующая на делинквентные черты характера подростка и одновременно создающая ему условия для получения образования, избавления его от статуса изгоя и ощущения собственной «второсортности» и в результате адаптировать несовершеннолетнего к нормальному образу жизни. Социально-педагогическая работа среди детей и подростков девиантного поведения имеет стратегическое значение для страны. Не обращая должного внимания на эту проблему, общество рискует потерять свое будущее.

Кризис семьи. Главными причинами нынешнего кризиса оказались обветшалость и беспомощность пришедшего в полную негодность господствующего строя и декларируемых им нравственных ориентиров, резкий переход к новой системе общественных и личных отношений. И все же новый кризис, как и все предыдущие, не ведет к отмиранию института семьи. Не случайно все социологические опросы свидетельствуют о том, что семья признается высшей человеческой ценностью. Более того, можно прогнозировать, что холодный рационализм и жесткий прагматизм рыночных отношений приведут к поискам эмоционального равновесия и закономерно породят свою противоположность — сентиментальный романтизм, что прежде всего проявится в стремлении обрести комфорт семейного очага.

Проблемы «семей риска» в теоретическом плане — относительно новая проблема для семьеведения, хотя реально такие семьи существовали всегда, их характеристики, способы воздействия на них и содействия им не подлежали прежде обсуждению, они как бы отсутствовали в социалистическом обществе. Сегодня эти семьи во всем их многообразии стали объектом социальной работы. Необходимы усилия консилиума ряда других специалистов для выяснения характера проблемы и установления способов ее решения. Такими специалистами являются юристы, экономисты, психологи, педиатры, психиатры и педагоги. Их консолидированные усилия должны определить размеры и формы социальной поддержки.

 

7.2. Гендерология и феминология

 

Женщины — один из наиболее значимых объектов социальной работы. Они представляют самую большую социально-демографическую группу населения, нуждающуюся в особой социальной защите. Женщины составляют большинство населения и в России, и во всех развитых странах. Но если в развитых странах на их долю в общей численности населения приходится 51,4 % (или 947 мужчин на 1000 женщин), то в России доля женщин равна 53,1% (или 881 мужчина на 1000 женщин). Для возрастной структуры России тендерный аспект имеет особое значение: среди жителей страны в возрасте 60 лет и старше доля женщин составляет более 65%. Диспропорция мужского и женского населения выражена тем сильнее, чем старше возрастная группа. Женщин 85 лет и старше в три с лишним раза больше, чем их ровесников-мужчин.

Исследованием положения женщин вплотную заняты две науки: гендерология и феминология. Предметом гендерологии являются социальные статусы мужчин и женщин, детерминирующие определенный характер их взаимодействия и взаимовлияния, положение в различных сферах жизнедеятельности общества.

Предмет феминологии — социально-политические, экономические, социально-психологические закономерности решения вечного женского вопроса.

Обе науки имеют глубокий цивилизационный, национально-исторический контекст, т. е. выступают как культурозависимые отрасли знания.

Гендерология (gender + logos). В отличие от феминологии, занимающейся исключительно проблемами женщин, гендерология изучает проблемы обоих полов, их социальные особенности (гендер); не отрицая, однако, биологической составляющей. Здесь биологическое присутствует, говоря философским языком, в «снятом виде», как и вообще в человеке все биологическое преобразуется в социальное, т. е. все, что делает человек, он делает по-человечески. Каждый человек есть продукт сложного взаимодействия наследственности и среды. В течение всей жизни, а особенно в период взросления, обретения личностных характеристик, идет процесс полоролевой социализации, освоения определенных моделей поведения. Доминантная проблема гендерологии, следовательно, заключается в том, что понимается под нормами мужского и женского поведения и каков характер отношений между полами, чем детерминируются это поведение и эти отношения. В различных культурах, а тем более в различные эпохи, господствуют свои собственные укоренившиеся твердые представления о том, каким должно быть поведение мужчины и женщины. Эти представления называются полоролевыми стереотипами.

Проводимые социологами тендерные исследования стремятся ответить на вопрос: каковы особенности поведения людей, мужчин и женщин, их социальные роли в различных культурах? Проще говоря, обусловлены ли эти особенности лишь биологической половой принадлежностью или, напротив, — социальным научением? У обеих крайних точек зрения есть свои приверженцы. Так, к примеру, французская экзистенциалистка Симона де Бовуар в противовес фрейдизму выдвинула модный одно время лозунг: «Женщиной не рождаются, женщиной становятся».

Биологический и социальный пол — это сложившиеся способы тендерной идентичности.

Феминология (от лат. femina — женщина + греч. logos — учение) изучает социально-политическое и экономическое положение женщин в обществе, отношения между полами и отражение этих отношений в общественном сознании и психологии. Наука феминология возникла сравнительно недавно, тогда как общественное движение в защиту женщин, носящее название «феминизм», имеет давнюю историю. Феминизм берет свое начало в XV столетии. Начало современного феминистского движения, а вместе с ним предпосылок феминологии (теории феминизма) может быть датировано 1789 г. — выходом в свет «Декларации прав женщин», написанной Олимпией де Гуж. В 1792 г. опубликована работа англичанки Мэри Уолл-стоункрафт «В защиту прав женщин». «Декларация» представляла собой как бы брачный контракт, в котором оба супруга объявляются равноправными членами семьи как по отношению к семейной собственности, так и в вопросах воспитания детей. Французский социолог Кондорсе (1743—1794) в проекте Конституции, представленной им в конвент, выступил сторонником уравнивания прав женщин и мужчин, предоставления женщинам права на участие в общественной жизни, но только вдовам и незамужним. Замужним женщинам в правах на самостоятельность отказывалось. Такого же мнения относительно замужних женщин придерживалась и Уоллстоункрафт. Последователем Кондорсе выступил немецкий ученый Теодор фон Гиш с трактатом «Об улучшении прав женщин», где утверждал, что существующее положение женщин — позор XVIII в.

Первая волна феминизма (середина XIX — начало XX в.) своей центральной идеей выбрала борьбу за политическое равноправие, главным образом за распространение на женщин права голоса. При этом американские суфражистки боролись за право голоса лишь для белых женщин, и исключительно англосаксонского происхождения, имеющих при этом собственность. Так борьба против дискриминации одной группы женщин шла при явной дискриминации многих других. Затем, когда право голоса было законодательно закреплено за женщинами (в США, например, была принята специальная 19-я поправка к Конституции), наступило отрезвление, оказалось, что юридическое равноправие еще не есть действительное равноправие. Женщины по-прежнему оставались людьми «второго сорта», лишенными неотъемлемых фундаментальных прав — прав человека. Тем большинством, которое заставляют молчать.

На долгие годы феминистское движение ушло в небытие, а идеи феминизма потеряли привлекательность: события глобального значения сделали и то и другое неактуальным. Такими были годы второй мировой войны и послевоенная разруха. Именно в это время женщины доказали полную равноценность с мужчинами: женщины пришли не только на производство, но и в действующую армию, они достойно справлялись с трудовыми и ратными делами. Не случайно, что в 60-е гг. возникла «вторая волна», которая приняла более радикальные формы, направленные на революционные преобразования общества. Феминизм попал под сильное влияние марксизма. Марксизм еще в конце XIX в. включил женский вопрос в свою теоретическую орбиту вместе с работой Августа Бебеля «Женщина и социализм» (1879 г.), в которой один из основателей германской социал-демократии обосновывал неразрывную связь между производственными отношениями и социальным положением женщин. Он строил интеракцию между диалектикой класса и пола и утверждал, что только при социализме произойдет раскрепощение женщин. Коммунисты практически стали во главе женского движения, но, как заметил один американский социолог, «брак» между марксизмом и феминизмом оказался несчастным.

Одной из самых заметных фигур была Анджела Дэвис — активистка КП США, избранная в Советском Союзе почетным доктором двух университетов — Московского и Ташкентского. Лидерство коммунисток-феминисток закончилось с падением коммунистических режимов и компрометацией Анджелы. Деятельность феминисток, по заявлению самой А. Дэвис, сводилась к сбору денег, распространению соответствующей литературы, организации митингов (впрочем, всегда — малочисленных) и подаче петиций за женские права. Иронию вызывали громкие протесты феминисток против всяких проявлений мужской галантности, объявляемых ими фактами дискриминации.

Уже упоминавшаяся Мэри Уоллстоункрафт боролась за получение женщинами такого образования, которое позволило бы им быть учителями, врачами и бизнесвумен, чтобы они могли встать вровень с мужчинами. Но всякая разумная идея может быть доведена до абсурда, например до советского лозунга 30-х гг.: «Женщины на трактор!» и т. п.

В молодой коммунистической России идеалом женщины стала «мадонна с ломом» в красной косынке и в телогрейке. Это особенно заметно в тогдашних произведениях литературы и искусства, например, две картины выдающегося советского художника Александра Дейнеки: «Девушка с кувшином» (1927 г.) и «На стройке новых цехов» (1926 г.). Отвечая на вопрос о семейном положении комсомолки писали: «холоста», а друг друга называли «товарищ Анна» или «товарищ Мария».

Теоретики-социологи утверждают, что существует множество феминизмов как политических тенденций внутри феминизма: от идеи равноправия мужчин и женщин до женской революции с установлением женского верховенства. К последнему течению довольно часто примешивались «черный» и «белый» расизм и даже узаконивание лесбиянства. До сих пор нет единой идеологической позиции феминизма.

Но наряду с реформистскими, социалистическими и радикальными направлениями всегда параллельным курсом шло направление консервативное, а по существу — антифеминистское, рупором которого обычно выступали мужчины. Социологи-феминисты утверждают, что поскольку большинство социологов мужчины, они склонны пренебрегать социологической значимостью различных связанных с женщинами проблем во всех областях этой дисциплины. Но антифеминистское течение поддерживает немало женщин, они тоже «страдают бабушкиным синдромом», ностальгируют по «золотым» временам прошлого, когда существовали покорные жены и многодетные матери. В том или ином виде эти взгляды можно встретить и в России, и в США, то как публицистику на обыденном уровне, то как теоретические построения со ссылками на труды З. Фрейда о биологической сущности женщины. Основной функцией женщин, по мнению консерваторов, является рождение и воспитание детей, а не производственная или политическая деятельность. По данным социологических исследований СМ. Моор — известного российского теоретика феминизма, 42% женщин считают, что политика не женское дело и что женщине не надо быть руководителем (опрос проводился в Тюменском регионе).

Профессор Т.В. Шеляг видит объяснение страха перед женщинами и недоброжелательного отношения к ним в выполнении ими генеративной функции. Женщина всегда обеспечивала продолжение человеческого рода, но именно эта способность представляла большую опасность для традиционного общества, потому что «лишние рты» чреваты угрозой недоедания и голода. Сложившаяся в патриархальном обществе феминофобия дожила до настоящего времени.

Одно из популярнейших течений антифеминизма — это стремление доказать умственную ограниченность женщин: от неспособности к какому бы то ни было управлению до неумения играть в шахматы. Возможно, что первым или одним из первых эти взгляды высказал Конфуций: «У обыкновенной женщины ума столько, сколько у курицы, а у необыкновенной — сколько у двух». Маргарет Тетчер, Индира Ганди, Галина Старовойтова, Мария Кюри-Склодовская, Наталья Бехтерева, женщины-космонавты, женщины-менеджеры и миллионы других достаточно аргументированно опровергли эти заскорузлые взгляды.

Существует немало деклараций, требующих равноправия полов, ликвидации принципа двойного подхода, двойных стандартов вплоть до Конвенции ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» (1979), так называемой «Женской Конвенции». На Венской конференции по правам человека в 1993 г. 171 государство согласилось с выводом конференции, получившим название «Венская Декларация», в которой сказано: «Права человека женщин и девочек являются неотъемлемой, составной частью всеобщих прав человека. Полное и равное участие женщин в политической, гражданской, экономической, общественной и культурной жизни на национальном, региональном и международном уровнях, а также ликвидация всех форм дискриминации по признаку пола является первоочередными целями международного сообщества». Но фактического равноправия не существует по сей день. Патриархат мимикрует под влиянием времени и новых форм общественной организации, но не исчезает. Последнее особенно заметно в сфере занятости и выборной власти: чем выше уровень, тем меньше женщин. Безусловно, необходимы изменения во всех перечисленных формах общественной жизни, но дискриминация будет существовать до тех пор, пока не произойдут соответствующие изменения в общественном сознании, в социальной психологии, в конечном счете, в понимании мужчинами и самими женщинами места и роли женщины в обществе и его ячейке — семье.

Решение пресловутого «женского вопроса» лежит в гармонии общества и его «простейших элементов — мужчины и женщины» (выражение Ф. Энгельса). Не насилие над человеческой природой, над генеративным предназначением женщины, а свобода выбора собственного образа жизни. Феминизм, стремясь доказать глобальность женских проблем, общность женщин всех культур, страдает абстрактностью, стирает специфику этнических, демографических, культурных и психологических особенностей женщин различных стран. Сравним два российских демографических поколения женщин, назовем их условно: бабушки и их дочки. В первой группе 10—15% никогда не были замужем, почти столько же бездетных и соответственно «безвнучных», очень немногие имеют высшее образование (6%), 30% окончили лишь начальную школу. Во второй группе вдвое меньше бездетных, 20% имеют высшее образование и только 1% — начальное образование. Для дочек, а тем более для внучек отсутствует проблема низкой вероятности замужества, потому что в младших поколениях не существует дисбаланса в соотношении численности мужчин и женщин в возрастных когортах. Объяснения названным различиям во многом связаны с той исторической обстановкой, в которой живут разные поколения.

Следовательно, технология социальной помощи и защиты женщин должна прежде всего учитывать специфику социальных проблем различных групп женщин, их зависимость от культурного и образовательного уровня, от семейного положения и национальных традиций, от профессиональной принадлежности и возрастных особенностей.

Определенная часть (трудно оценить, большая или меньшая) феминологических статей пишется в «сочувствующем» тоне. Из статьи в статью пересказываются факты угнетенного положения женщин на протяжении веков и их тяжелого положения в настоящем. В таком же духе повествуют о женской доле некоторые большие монографии и обсуждаются проблемы равноправия на продолжительных дискуссиях.

Гражданское общество должно отказаться от традиционной тендерной сегрегации и выработать стратегию поддержки женщин, создания равных возможностей для выбора ими собственной роли в самых различных сферах жизнедеятельности. Но при этом ни в коем случае нельзя игнорировать психологический фактор, начиная с раннего возраста воспитывать у девочек самоуважение и высокую самооценку; у женщин — отказ от устаревших гендерных установок, уверенность (ассертивность) в успешном преодолении барьеров на пути к властным структурам, командным ролям в менеджменте, предпринимательстве и к другим традиционно закрытым для женщин областям деятельности, к устранению дискриминации женщин и традиционных стереотипов о роли женщины в семье и обществе.

 

7.3. Социальная геронтология

 

Учебной дисциплиной и научной теорией, изучающей социальные проблемы старости и старения, является социальная геронтология, «она сосредоточивается на общественных последствиях увеличения пропорции пожилых людей в населении, их социальном статусе и персональном опыте старения» (Большой толковый социологический словарь) (Collins).

Численность пожилых россиян превышает 30 млн человек, и год от года это число увеличивается. Социальная защита пожилых людей в Российской Федерации базируется на основополагающих нормах Конституции, гарантируется законодательством, отвечающем международным стандартам.

В постановлении Генеральной Ассамблеи ООН (1999 г.) определены основные принципы в отношении пожилых людей. Эти принципы призваны «привнести жизнь в годы, добавленные к жизни», они объединены в пять групп: независимость, участие, уход, реализация внутреннего потенциала, достоинство.

Принцип «независимость» подразумевает, что пожилые люди должны иметь доступ к основным благам и обслуживанию, возможность работать или заниматься другими видами приносящей доход деятельности, участвовать в определении сроков прекращения трудовой деятельности, сохранять возможность участия в программах образования и профессиональной подготовки, жить в безопасных условиях с учетом личных наклонностей и изменяющегося состояния, получать содействие в проживании в домашних условиях до тех пор, пока это возможно.

Принцип «участие» отражает вопросы вовлеченности пожилых людей в жизнь общества и активного участия в разработке и осуществлении затрагивающей их благосостояние политики, возможность создавать движения или ассоциации лиц пожилого возраста.

Принцип «уход» затрагивает проблемы обеспеченности уходом и защитой со стороны семьи и общества, доступа к медицинскому обслуживанию в целях поддержания или восстановления оптимального уровня физического, психического и эмоционального состояния и предупреждения заболеваний, доступа к социальным и правовым услугам, пользования услугами попечительских учреждений и обязательного соблюдения в социальных учреждениях прав человека и основных свобод, включая полное уважение достоинства, убеждений, нужд и личной жизни, а также права принимать решения в отношении ухода и качества жизни.

Принцип «реализация внутреннего потенциала» призывает к тому, чтобы пожилые люди имели возможности для всесторонней реализации своего потенциала, чтобы им всегда был открыт доступ к общественным ценностям в области образования, культуры, духовной жизни и отдыха.

Принцип «достоинство» затрагивает вопросы недопущения эксплуатации, физического или психологического насилия в отношении пожилых людей, обеспечения им права на справедливое обращение независимо от возраста, пола, расовой или этнической принадлежности, инвалидности или иного статуса, а также от предыдущего экономического вклада.

Принципы ориентированы на то, чтобы при их осуществлении помочь людям старшего возраста вести полнокровную и плодотворную жизнь и обеспечить им условия, необходимые для поддержания или достижения удовлетворительного качества жизни.

Закрепляя особый статус пожилых людей, Принципы ООН, по существу, представляют собой одновременно свод этических норм и рекомендаций по установлению приоритетов в том, что касается пожилого населения. Это служит воплощению в жизнь фундаментальных положений Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) о признании достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, о праве каждого на социальное обеспечение, на обеспечение по случаю наступления старости.

Принципы ООН носят рекомендательный характер, но они могут и должны стать основополагающими для организации социальной работы с пожилыми людьми России, где доля граждан старших поколений в составе населения составляет 20,7%. Вместе с тем старение население сильнее выражено у сельских жителей: среди сельчан пожилые составляют 22,9%, а среди горожан —19,9%. На 1000 человек трудоспособного возраста приходится почти 349 человек старше трудоспособного возраста. Доля людей пенсионного возраста превысила долю детей до 15 лет. В дальнейшем это превышение будет расти. Такой высокий процент пожилых в общей численности населения сохранится еще долгие годы. Предполагается, что к 2015 г. на одного работающего в России будет приходиться один нетрудоспособный. Среди нетрудоспособных более половины составят престарелые.

Социальное обслуживание пенсионеров России осуществляется на основании Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 4 августа 1995 г., Федерального закона «Об основах социального обслуживания населения в РФ» от 10 декабря 1995 г., Федерального закона «О ветеранах» от 12 января 1995 г., Постановления Правительства РФ «О федеральном перечне гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания» от 25 ноября 1995 г., Указа Президента РФ «О дополнительных мерах по реализации Федерального закона "О ветеранах" от 30 апреля 1996 г.

Этапным событием стало утверждение Правительством Российской Федерации в 1997 г. федеральной целевой программы «Старшее поколение». Концепция программы строится на идеях межведомственного взаимодействия и прямой федеральной помощи субъектам Российской Федерации в комплексном решении наиболее острых проблем пожилых людей. На выполнение мероприятий федеральной целевой программы в 1999—2001 гг. из средств федерального бюджета было направлено почти 1 млрд 70 млн рублей.

По разным оценкам, в целом по России около 5 млн граждан старших возрастов могут нуждаться в различной помощи. Из их числа 1,5 млн человек нуждаются в постоянной посторонней помощи и социальных услугах по причине неудовлетворительного состояния здоровья или преклонного возраста. Среди них около 300 тыс. человек, которым необходимы социально-медицинские услуги на дому. В наиболее тяжелом положении оказываются следующие группы пожилых людей: одинокие пожилые женщины; лица пожилого возраста с выраженной социальной недостаточностью или ограниченными возможностями передвижения и самообслуживания, нуждающиеся в постоянной посторонней помощи и уходе; тяжело больные пожилые люди, которым остро необходимы социально-медицинская помощь и паллиативный уход; пожилые люди, оказавшиеся по различным причинам в трудной жизненной ситуации, особенно проживающие в малодоступных сельских районах, беженцы и вынужденные переселенцы, лица без определенного места жительства.

В соответствии с федеральным законодательством определены следующие формы социального обслуживания пенсионеров: на дому, включая социально-медицинское; полустационарное в отделениях дневного (срочного) пребывания учреждений социального обслуживания; стационарное в стационарных учреждениях социального обслуживания (домах-интернатах, пансионатах и других, независимо от их наименования); срочное в целях оказания неотложной помощи разового характера остро нуждающимся в социальной поддержке; социально-консультативная помощь, направленная на адаптацию граждан пожилого возраста и инвалидов в обществе, развитие опоры на собственные силы, облегчение адаптации к меняющимся социально-экономическим условиям (Федеральный закон «О социальном обслуживании граждан», ст. 16).

Порядок оплаты всех видов обслуживания регламентируется федеральным законом. Особое место в социальной работе занимает организация помощи на дому одиноким нетрудоспособным гражданам. Служба помощи, ее работники, систематически навещая одиноких, чаще всего малоподвижных людей, в какой-то мере избавляют их от вынужденного одиночества. Не менее важно, что социальные работники предлагают подопечным широкий набор услуг. Согласно Положению о центре социального обслуживания, к ним относятся: доставка на дом продуктов питания из магазинов, с рынка; горячих обедов из столовых, необходимых товаров и лекарств, гуманитарной помощи; оформление различных коммунальных и других платежей, сдача вещей в ремонт. По поручению подопечного социальный работник свяжется с нотариусом, вызовет врача, получит заказанную ортопедическую обувь, поможет написать письмо родственникам, оформит необходимые документы (в том числе и для помещения в дом-интернат), пригласит мастеров по ремонту квартиры или какой-нибудь аппаратуры (телевизор, стиральная машина и т. п.). Некоторые территориальные центры расширяют рамки и этого довольно широкого перечня услуг.

Основные услуги на дому предоставляются бесплатно, отдельные виды услуг, не связанные с потребностями первой необходимости, оплачиваются пенсионером, но при условии, что он получает надбавку к пенсии по уходу. Размер платы составляет 25% от суммы надбавки.

Средства, поступающие на обслуживание, зачисляются на счета центров и направляются на их развитие. Они являются значительным подспорьем в связи с острейшим дефицитом денежных средств в местных бюджетах. За счет этих поступлений приобретается спецодежда, обувь для социальных работников, в сельских районах — велосипеды. Часть средств направляется на премирование работников.

После создания служб социальной помощи на дому резко сократились очереди для поступления в дома-интернаты среди людей, лишенных возможности самообслуживания, нуждающихся в помощи и уходе. Теперь эти люди могут проживать у себя дома, в привычных условиях, с прежним стилем жизни.

Для малоимущих пенсионеров организуется бесплатное и льготное питание на частных и государственных предприятиях. Встречи пенсионеров во время обедов напоминают своеобразные клубы, частично разрешают проблему дефицита общения.

Для пенсионеров, которые временно не могут обслуживать себя сами и нуждаются в медицинском присмотре, в районных и сельских больницах открываются социальные палаты, некоторые из них превращаются в геронтологические. В них пенсионеры проводят по несколько месяцев, а подлечившись, возвращаются домой.

Во многих центрах социального обслуживания созданы стационарные отделения. Формы работы стационара близки к деятельности домов-интернатов, но пребывание здесь временное (от одной недели до трех месяцев). Такая форма обслуживания особенно притягательна для пожилых людей, которые временно утратили способность к самообслуживанию, но не хотят покинуть уютный дом. Пребывание в этих отделениях не грозит психологическим дискомфортом, довольно часто возникающим при помещении пожилого человека в дом-интернат.

Другая форма работы — отделения дневного пребывания. Смысл таких отделений в том, чтобы помочь пожилым людям преодолеть одиночество. В таких отделениях сотрудники стараются создать подобие домашней обстановки, гостеприимной гостиной, в которой приятно общаться со старыми знакомыми, заводить новых. Здесь же можно получить доврачебную помощь, оздоровительные процедуры, бесплатное или льготное питание. В таких отделениях организуются различные виды посильного труда, где можно подработать шитьем, рукоделием, ремеслом, снова ощутить свою полезность. Клиенты дневного отделения совместно отмечают праздники, дни рождения, в итоге и старость и одиночество уже не выглядят столь грустными, как прежде. В штате отделения, как правило, имеется медсестра, которая навещает заболевших, вызывает врача, выполняет его назначения.

Социологические исследования пациентов дневного отделения выявили, что 74% из них привлекает возможность общаться, совместно проводить время, участвовать в праздничных мероприятиях, 26 — получить бесплатный обед, 29% — избавить себя от процесса приготовления пищи.

Центры организуют работу с пенсионерами по месту жительства, создавая различные клубы по интересам. Эти объединения носят, как правило, названия с претензией на поэтичность: «Серебряная ниточка», «Поздняя радость», «Под знаком Зодиака». Это направление работы привлекает значительное число пенсионеров и не только тех, кто одинок, в них с удовольствием участвуют и семейные пары. Иногда эти пары возникают здесь же, приходит поздняя любовь.

Дома-интернаты. Результаты социологического исследования, проведенного в Москве, показали, что абсолютное большинство опрошенных пенсионеров (92% ) отрицательно относятся к перспективе возможного переезда в дома-интернаты, даже те из них, кто живет в коммунальных квартирах.

В настоящее время в системе социальной защиты населения действует более 1000 стационарных учреждений для лиц пожилого возраста и инвалидов. Причины, заставляющие стариков переезжать в такие учреждения, можно классифицировать по трем группам: социальные (отсутствие жилья или угроза его утратить, мизерная пенсия, отсутствие социальных и медицинских учреждений вблизи места проживания); медико-социальные (необходимость постоянного медицинского ухода и наблюдения, психиатрической коррекции); психологические (семейные конфликты, грубое отношение окружающих, одиночество) Статистические данные показывают, что 88% людей, находящихся в домах-интернатах, страдают психическими отклонениями; у 68% — ограниченная двигательная активность; от 62 до 70% не в состоянии себя обслужить.

В современных условиях становится все более очевидным, что необходимо каким-то образом заставить недвижимость (чаще всего это квартира), имеющуюся у одиноких стариков, «работать» на пользу владельцев, одновременно оградив их от посягательств недобросовестных и криминальных элементов не только на жилье, но и на саму жизнь стариков.

В Ростовской области есть опыт решения этой проблемы путем рентного залога жилья и поддержания жизненного уровня одиноких пенсионеров. Суть его в том, что пенсионер заключает договор с предприятием о продаже тому своей квартиры с условием пожизненного проживания в ней. Предприятие ежемесячно выплачивает пенсионеру содержание в размере двух минимальных пенсий и такую же сумму — центру социального обслуживания, гарантирующему пенсионеру ряд социальных, бытовых и медицинских услуг. Предприятие берет на себя также обязанность поддерживать хорошее техническое состояние квартиры.

У москвичей более богатый опыт такой деятельности, но, к сожалению, в том числе и криминального характера, когда к доброму делу примазываются различные авантюристы, которых сейчас стало гораздо больше, чем одиноких старушек с квартирой.

Социологические опросы показывают, что абсолютное большинство клиентов службы социальной помощи выражают признательность, благодарность и доверие своим опекунам — социальным работникам, однако, по данным тех же опросов, они хотели бы видеть социальных работников более великодушными, понимающими, способными к состраданию. В этих желаниях кроется затаенная потребность пожилых людей в большем внимании к себе, добром, всепонимающем взгляде и заботливой умелой руке.

В то же время клиенты часто недовольны слабой профессиональной подготовленностью социальных работников. Это объясняется тем, что среди них много случайных людей. Заработная плата социальных работников, обслуживающих пенсионеров, находится на минимальном уровне. Но для получения этой небольшой ставки полностью необходимо иметь на обслуживании 8 пенсионеров. Единственное, что привлекает — это свободный режим работы. Чаще всего ее выполняют женщины, оставшиеся без работы из-за закрытия предприятия или учреждения, у которых и в своей семье — «хлопот полон рот»: маленькие дети или собственные больные старики. Стоит ли удивляться, что социальные работники стараются выбрать для себя «удобных» подопечных, таких, которые еще в состоянии сами себя обслужить.

Проект Программы пенсионной реформы в Российской Федерации не предусматривает законодательного повышения пенсионного возраста, хотя он самый низкий во всем мире, но уже предлагаются меры материального стимулирования более позднего выхода на пенсию мужчин и женщин.

Опыт такой работы в США говорит о том, что в домах для нетрудоспособных живут в основном престарелые люди, нуждающиеся в долговременном уходе, их средний возраст — 84 года. Большей частью это женщины, никогда не состоявшие в браке и не имеющие детей.

Большинство домов для нетрудоспособных (80%) в США приносят прибыль концернам, которые ими владеют, но финансируются государством. Государство выдает лицензии и контролирует условия содержания в них. Нормативы имеют федеральный характер, т. е. обязательны для всех учреждений такого типа.

Часть домов — некоммерческие и принадлежат различным благотворительным и религиозным организациям или государству. Все конфессии США (наиболее значительные — протестантская, католическая и иудейская) имеют свои благотворительные организации, в том числе и дома для престарелых, но клиентами являются не только единоверцы, но и люди, принадлежащие к другим религиозным общинам. В штате организаций много добровольцев-мирян.

Частные пансионаты отличаются тем, что в них для пенсионеров предоставляются услуги различного класса, в зависимости от размеров вносимой платы. Для состоятельных постояльцев — роскошные апартаменты с обилием обслуживающего персонала. Для малообеспеченных — дешевые заведения с несколькими жильцами в одной комнате и минимумом услуг. Персонал государственных учреждений: один врач, одна медсестра и технические работники. И все-таки даже те, кто живет в суперкомфортабельных домах престарелых, называют их «мягкими, дорогими, но тюрьмами».

За весь XX в. во время вооруженных конфликтов погиб один миллион американцев. Американцы проявляют особую заботу о ветеранах вооруженных сил и тех, кто служил в военное время. Еще в 1636 г. отцы-пилигримы, основатели государства, приняли закон, по которому если человек был послан на поле боя и вернулся инвалидом, то общество обязано обеспечить ему нормальное существование до конца его жизни. Президент Авраам Линкольн призывал заботиться о тех, на кого легли тяготы сражения, об их вдовах и сиротах. Медицинские, исследовательские, образовательные и клинические центры занимаются поисками высокоэффективных способов лечения пожилых ветеранов.

Американские геронтологи основательно и подробно рассматривают проблему жилья для престарелых граждан. Альтернативой домов для нетрудоспособных выступает проектирование специальных зданий, приспособленных для проживания функционально неполноценных людей. В европейских странах уже есть широкомасштабные программы строительства подобных домов. Есть они и в России. Этот путь представляется перспективным, поскольку позволяет экономить на услугах и в то же время обеспечивает максимум самостоятельности для пациентов, предусматривает улучшение условий проживания, общения, отдыха, медицинского обслуживания.

В политическом лексиконе Америки прочно удерживается выражение — «неразбериха в системе социальной помощи». Чиновники этой системы «страдают» всемирно известной, традиционно-профессиональной «болезнью» — бюрократизмом с сопутствующим невнимательным отношением к клиентам.

В ряде американских школ введено обучение детей сопереживанию (эмпатии), дети учатся понимать страдания других людей, сочувствовать их бедам. Это называется «походи в чужих ботинках». Отрадно отметить, что в осуществлении этой идеи возникло сотрудничество американских и российских педагогов. В США активно поощряется деятельность молодых добровольцев-энтузиастов шефской работы.

В Дании вообще больше не открывают интернаты для престарелых, вместо них строятся отдельные жилища, приспособленные к потребностям пожилого человека, но они могут быть и в обычных домах. Некоторые дома для престарелых уже переоборудованы в дома с отдельными квартирами и названы «Центрами для пожилых граждан».

Если попытаться одним словом обозначить все те принципы, которые сформулированы в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о пожилых людях, то это, безусловно, уважение. Уважение и цивилизация — понятия одного порядка. Уважение к старым людям выражается теми материальными условиями жизни, которые общество может им предоставить: размером пенсий, качеством жилья, уровнем здравоохранения, комфортностью услуг. Необходимо понимать, что пожилые люди — одна из самых больших социально-демографических групп, их материальная неустроенность может отрицательно влиять на социальную стабильность общества. Следовательно, достойная старость — важнейшая государственная задача.

Но не менее важна духовная сторона жизни — включенность пожилого человека в социум. Материальное обеспечение вне социального общения ведет к деградации личности, к сокращению срока жизни. Социальное общение в широком смысле — это участие в решении политических проблем общества, в узком — в делах собственной семьи, постоянная коммуникация с другими людьми. Задача социальных работников, близких людей и всего общества в целом сводится к оказанию пожилому человеку по мере возможности, со знанием и пониманием геронтопсихологии, материальной и моральной поддержки и уважения.

 

7.4. Социальная педагогика и социальная работа

 

Социальная педагогика выделилась из общей в результате процессов дифференциации и специализации, широко распространившихся в науке в последнее время. Тот факт, что социальная педагогика выделилась из общей, означает, что в поле ее зрения находятся те же процессы и явления, которые изучаются педагогикой, но рассматриваются они в определенном специфическом аспекте, отраженном в слове «социальная».

Понятием «социальный» (от лат. socialis — общий, общественный) объединяется все то, что связано с совместной жизнью людей, с различными формами их общения и взаимодействия. Социальные отношения человека составляют лишь часть всех общественных отношений, и результатом их реализации является приобретение или восстановление человеком социального положения, социального статуса, социального функционирования.

Сам термин «социальная педагогика» введен в дискуссию о воспитании в 1844 г. немецким ученым К. Маге-ром, который определил содержание понятия как «социальное в воспитании». Дальнейшее развитие понятие получило в трудах Адольфа Дистервега и Пауля Наторпа. Пауль Наторп (1854—1924) понимал социальную педагогику, как аспект общей. Рассматривая основные функции человеческого существования, он выделил три основные функции социальной педагогики способствовать половому воспитанию ребенка семьей и ближайшим окружением; развивать у ребенка эмоциональные, социальные и моторные способности на основе обучения и воспитания воли; развивать разум через общение в социуме.

Главная цель социальной педагогики, по мнению ученого: воспитание в молодежи начал солидарности и общественности. Последователи Наторпа, развивая его идеи, рассматривали социальную педагогику, как принцип воспитания, пронизывающий всю педагогическую деятельность и способствующий воспитанию человека в обществе, для общества и через общество.

Адольф Дистервег определял «социальную педагогику» — как педагогическую помощь в определенных социальных условиях. Его последователь Герман Ноль (1879— 1960) рассматривал задачу социальной педагогики как экстренную помощь, которая необходима в тех случаях, когда семья и школа не могут по каким-либо причинам выполнять свои функции. Идеи Г. Ноля нашли свое воплощение в законе о благотворительности молодежи, принятом в Германии в 1922 г. Это был первый документ в Германии, который регулировал воспитание молодежи.

Школа должна быть органично связана с социально-экономическими потребностями общества. Но как соединить образовательные и социальные ориентиры в условиях определенной консервативности традиционной школы? Как реализовать принципы демократизации и гуманизации обучения и воспитания? Как способствовать развитию индивидуальности, умеющей жить в обществе? Поиски ответов на эти вопросы породили в начале XX в. большое количество проектов «общинных школ» как альтернатива традиционной школе.

Большую известность и широкое распространение в мире получила так называемая Вальдорфская школа. Первая школа с таким названием появилась в 1919 г. в Вальдорфе. Она была создана для обучения детей рабочих и служащих табачной фабрики «Асториц» известным немецким ученым Рудольфом Штейнером. Для Штейнера человек — единство души, духа и тела, существо вне времени и пространства. Цель воспитания в таком случае: индивидуальное развитие человека через специальные педагогические средства, чтобы физическое развитие шло параллельно с моральным и интеллектуальным. Школа, по мнению Штейнера, не должна готовить человека таким, каким требует общество, но в то же время, наряду с развитием свободы духа, воспитывать чувство общности с группой, сообществом, чувство сотрудничества и гармонии. Вся деятельность школы строилась на принципе самоуправления. Был создан общественный совет, в который входили родители, учителя и учащиеся, все, кто способствовал развитию школы.

В качестве важнейших педагогических принципов были провозглашены: отказ от заранее запланированных целей воспитания, оценок за успеваемость, ликвидация второгодничества; ориентация на уровень развития, социальный опыт и потребности каждого учащегося, индивидуальное стимулирование; использование разнообразной практической деятельности с акцентом на развитие эмоционального восприятия через музыкальные и художественные предметы; тесное сотрудничество с родителями; развитие свободы и сотрудничества.

Вальдорфская школа была закрыта после прихода к власти фашистов, но интерес к ней сохранился и по настоящее время. Многие последователи Р. Штейнера рассматривают его систему воспитания как особого рода форму социализации молодежи, ее социального воспитания. В настоящее время представители социальной педагогики в Германии, в частности К. Молленхауэр, отмечают, что необходимость создания третьего пространства воспитания — государственной социальной помощи — детерминирована слабостью таких общественных институтов, как школа и семья. Причем социальная педагогика, по их мнению, имеет дело исключительно с решением проблем, возникающих в процессе развития и включения в общество подрастающего поколения.

Социальное воспитание рассматривается как помощь детям, совершившим правонарушения, внешкольная работа в специализированных детских учреждениях: приютах, интернатах, центрах и т. д. Активно развивается сфера профессиональной деятельности в области социальной педагогики. Подготовка социальных педагогов в Германии, начатая с 1908 г., особенно активизировалась в 70-х гг. XX в.

Однако не во всех странах мира социальная педагогика развивается так, как в Германии. Ведутся дискуссии о том, какое место занимает социальная педагогика в системе педагогических наук; является она наукой или это только область практической деятельности; как соотносятся понятия «социальная педагогика» и «социальная работа».

Так, в США социальный педагог — это социальный работник, ориентированный на оказание помощи детям, имеющим проблемы. В ряде других стран — это специалисты, работающие с определенными категориями детей, например с глухими или со слабовидящими. За рубежом широкое распространение получила практическая деятельность, обозначаемая термином «социальная работа», организуемая государственными и общественными организациями, содержанием которой является помощь семье, интеграция воспитательных усилий школы и других социальных институтов.

Основные идеи и принципы того, что все больше называется социально-педагогической теорией и практикой, никогда не были чужды русскому обществу. В России книга П. Наторпа «Социальная педагогика» была издана в начале XX в. и вызвала огромный интерес широких кругов научной общественности. К тому времени многие русские ученые рассматривали вопрос, четко сформулированный П. Сорокиным: «...чему следует приписать большую способность к мышлению современного мозга —закону ли, наследственности или же социальной среде?...» В своей статье «Проблема новой социальной педагогики» известный социолог так ответил на этот вопрос: «...та или иная степень интеллектуального развития определяется, если не исключительно, то по преимуществу, окружающей человека социальной средой, а не наследственностью. Именно благодаря нажиму и давлению этой среды развивается и культивируется мышление. Один и тот же по биологическому строению мозг будет плохо мыслить и мало знать, если его носитель с малых лет будет учиться в среде варваров и будет недурно мыслить, если обладатель будет жить в культурной среде... Задача же новой социальной педагогики... подвергнуть контролю эти воздействия среды, выделить искомые факторы и скомбинировать их надлежащим образом».

Один из основателей социальной педагогики в России, философ, психолог, теоретик образования и священник В.В. Зеньковский, исходил из того, что человека не понять, если не изучить окружающую его среду, среда — главный фактор социализации личности. Это влияние на ребенка семьи, школы, народных традиций, развития науки, религиозной жизни. Религиозному воспитанию и образованию он отдавал приоритеты в формировании сознания личности и ее социализации в обществе. Другой замечательный русский педагог СТ. Шацкий считал, что главным в педагогике должно быть развитие ребенка не в его генетических задатках, а в той социальной и экономической среде, в которой происходит его формирование и развитие. Его главный тезис сводится к тому, что в формировании личности главным является «социальная наследственность» , т. е. нормы, традиции, обычаи, которые передаются из поколения в поколение, закладка подобных норм и традиций возможна только в условиях свободного воспитания.

Исходя из вышесказанного, мы могли бы определить, что объектом изучения социальной педагогики является человек, имеющий проблемы в осуществлении своей социализации, а предметом изучения — закономерности социализации этих людей. Однако говорить о том, что помощь необходима только людям, имеющим особые нужды, несколько неправильно. Сразу встает вопрос о соотношении таких сфер деятельности, как социальная педагогика и социальная работа. Объект изучения социальной работы — именно человек, имеющий проблемы, которые он не может решить самостоятельно. Поэтому объектом изучения социальной педагогики будет не только человек в процессе его социализации, но и факторы, влияющие на нее, определяющие ее успешность, а предметом изучения будут как закономерности социализации личности, так и закономерности влияния различных социальных институтов на процесс социализации.

Существуют разные определения социальной педагогики как науки, исходящие из единого понимания того, что является предметом изучения, но выбирающие разные подходы к изучению. В современной России социальная педагогика введена императивно, «сверху» и развивается как отрасль педагогики, хотя фактически является междисциплинарной областью исследования. Мы можем воспользоваться определением, данным В.А. Никитиным: «Социальная педагогика — это теория и практика познания, регулирования и реализации образовательно-воспитательными средствами процесса социализации или ресоциализации человека, результатом которого является приобретение ориентации и поведения по отношению к обществу, различным слоям и группам населения и индивидам, обеспечение соответствующего уровня и вида социальной адаптации, социального функционирования».

Есть более краткое определение, данное уральским ученым В.Д. Семеновым: «Социальная педагогика — это наука о воспитательном влиянии среды». Система знаний науки отражается в ее понятиях и категориях. Социальная педагогика как интегративная наука широко пользуется заимствованными понятиями из психологии, социологии и других наук о человеке. К собственным понятиям можно отнести следующие: социальное воспитание, социальное обучение, социально-педагогическую деятельность.

Социальное воспитание — целенаправленный процесс формирования социально значимых качеств личности, необходимых для успешной социализации личности. Воспитание в целом направлено на формирование личности, однако, когда мы говорим о каких-то конкретных качествах личности, то с точки зрения структуры и содержания педагогической деятельности, применяемых технологий и методик выделяем различные аспекты: физическое, эстетическое, правовое, в том числе и социальное. Социальное воспитание во всех его модификациях, моделях и технологиях объективно служит общественно-государственным инструментом стабилизации общества и направлено на успешность социализации подрастающих поколений в современных условиях и саморазвитие человека как субъекта деятельности и личности.

Социальное воспитание подрастающих поколений — задача всего общества, а не только образовательных учреждений. Важнейшим условием эффективности деятельности в этой сфере является совпадение целей и задач социального воспитания со стратегией развития общества. Содержание социального воспитания — это обеспечение процесса социализации и саморазвития на основе технологий и средств педагогической поддержки, что предполагает следующие направления деятельности: усиление воспитывающего характера обучения, создание во всех типах образовательных учреждений эффективных гуманистических воспитательных систем; гармонизация социального поля ребенка, педагогическое освоение среды в радиусе действия образовательного учреждения; развертывание клубной, досуговой и любительской деятельности, поддержка имеющихся и стимулирование новых детских, молодежных объединений, развитие и поощрение демократических начал в управлении образовательным учреждением, в том числе детского самоуправления; введение в школу дополнительных образовательных программ, направленных на профессиональное и жизненное самоопределение молодежи с целью повысить конкурентоспособность на рынке труда; усиление социально-защитной функции образовательного учреждения, повышения эффективности сфер по охране жизни, физического, умственного и психического здоровья детей средствами образования и в процессе воспитательной работы; сохранение, укрепление ресурсной базы и развитие сети учреждений дополнительного образования, а также здравоохранения, социальной защиты, спорта, комитетов молодежи, выполняющих социальный заказ по реализации дополнительных образовательных программ разного уровня, предназначенных для различных групп детей и молодежи, имеющих возможность в отличие от школы точно и гибко реагировать на запросы конкретного социума.

Социальное обучение понимают как целенаправленный процесс передачи социальных знаний и формирования социальных умений и навыков, способствующих социализации. К ним можно отнести освоение социально-психологического пространства: восприятие людей, выделение близких, привыкание к имени, определение своего места, выделение себя из окружающей среды, осознание себя личностью, освоение речи, формирование социальных умений и навыков в игре и учебной деятельности.

Социально-педагогическая деятельность — разновидность профессиональной деятельности, направленная на оказание помощи индивиду в процессе его социализации, освоения им социокультурного опыта и на создание условий для его самореализации в обществе. Она носит адресный, локальный характер и осуществляется в различных образовательных и социальных учреждениях. Как правило, социально-педагогическая деятельность имеет две составляющие: непосредственную работу с индивидом и посредническую деятельность во взаимоотношениях индивида со средой. По содержанию социально-педагогическая деятельность весьма многообразна. Сложившейся, всеми признанной классификации видов социально-педагогической деятельности в науке на сегодняшний день не существует. В качестве признаков классификации сегодня можно выделить: место осуществления социально-педагогической деятельности (школы, учреждения дополнительного образования, учреждения государственной поддержки детства, различные социальные службы) и категорию клиента, на которого она направлена (дезадаптированные дети и взрослые, инвалиды, беспризорные дети, дети-сироты и др.). В настоящее время теоретическая разработка, организационное оформление, нормативное закрепление, оснащенность методиками и технологиями различных видов профессиональной социально-педагогической деятельности реализованы в разной степени. Должность социального педагога введена далеко не во всех учреждениях, а там, где имеется, профессиональный потенциал специалистов реализуется не в полной мере по разным причинам: либо из-за неразработанности функциональных обязанностей, либо из-за отсутствия специального образования, и т. п.

Социализация человека всегда протекает в определенных условиях, кроме того, человек сам влияет на создание этих условий и может стать не только субъектом или объектом социализации, но и жертвой тех или иных условий. Социальная практика давно уже эмпирическим путем выделила людей, ставших жертвами условий социализации, например сироты или инвалиды. В обществе существуют специальные учреждения для поддержки этих людей, а в науке — области знания, изучающие их проблемы. Дефектология изучает проблемы людей, лишенных зрения, слуха, речи, а коррекционная педагогика — проблемы их обучения и воспитания. В русле социальной работы объектами внимания и помощи становятся все новые группы людей, которых можно рассматривать в качестве жертвы неблагоприятных условий социализации. Социально-педагогическая виктимологкя w^>v4aeT развитие людей с физическими, психическими, социальными и личностными дефектами и отклонениями, а также тех, чей статус в условиях конкретного общества предопределяет дефицит возможностей для жизненного старта.

Являясь частью социальной педагогики, социально-педагогическая виктимология решает следующие задачи: исследуя развитие людей с различными отклонениями, разрабатывает формы и методы профилактики, компенсации и коррекции отклонений; изучая виктимогенные факторы и опасности процесса социализации, определяет возможности общества, государства, институтов и агентов социализации по компенсации и коррекции их влияния на развитие человека в зависимости от его пола, возраста и пр.; выявляя людей, которые предрасположены к более чувствительному восприятию жизненных обстоятельств, вырабатывает социальные и психолого-педагогические рекомендации по профилактике превращения человека в жертву социализации; изучая самоопределение человека, выявляет причины восприятия им себя жертвой социализации и дает прогноз его дальнейшего развития и возможности оказания коррекционной помощи по изменению самовосприятия.

Виды жертв неблагоприятных условий социализации можно условно разделить на реальные, потенциальные и латентные или скрытые. Реальными являются люди с физическими, психо-социальными дефектами или отклонениями, например, инвалиды. Потенциальными можно считать людей, оказавшихся в зависимости от изменения социального статуса или имеющих акцентуации характера. Например, мигранты или беженцы, военнослужащие, участвовавшие в локальных военных конфликтах, и др. Латентными жертвами можно считать тех, кто не смог реализовать заложенные в них задатки, например, одаренные люди. Названные категории жертв не всегда представлены в «чистом виде». Часто происходит наложение ряда неблагоприятных факторов, которые вызывают вторичные изменения в развитии человека и формируют неадекватные или ущербные отношения к себе и миру. Яркий пример тому — судьбы выпускников детских домов. Многие из них становятся бомжами, преступниками, кончают жизнь самоубийством. Одни обстоятельства, позволяющие отнести человека к жертвам социализации, имеют постоянный характер (инвалидность), другие проявляются на определенном этапе возрастного развития (алкоголизм, наркомания), одни неустранимы, другие могут быть предотвращены или изменены (девиантное поведение). Факторы виктимизации человека могут быть объективными, когда они вызваны суровыми природно-климатическими условиями или особенностями общества и государства, природными или социально-экономическими катаклизмами. Тогда возможная минимизация последствий подобных условий зависит от уровня экономического развития общества, социальной политики государства, специальных усилий всего общества в целом и социальных служб, созданных для разрешения подобных проблем.

Субъективными предпосылками того, станет или нет человек жертвой неблагоприятных условий социализации, являются его индивидуальные и личностные особенности, которые могут способствовать или препятствовать виктимизации человека. К таким характеристикам можно отнести степень устойчивости и меру гибкости человека, развитость у него рефлексии и саморегуляции, его ценностные ориентации и т. д. Очень важно и то, каким образом личность предрасположена реагировать на невозможность реализации наиболее значимых для нее потребностей, на крушение идеалов и ценностей, на переживание критических жизненных ситуаций. От этого зависит ее способность преобразовывать свой внутренний мир, переосмыслять свое существование, обретать благодаря переоценке ценностей осмысленность существования в изменившихся условиях. Индивидуальные особенности. а также нормы и отношения ближайшего окружения могут приводить к тому, что благополучный в обыденном смысле слова человек считает себя неудачником, несчастным, относится к себе как к жертве жизненных обстоятельств. Это самоотношение определяет его поведение и отношения с окружающими и может привести к психическим и социальным отклонениям, т. е. превратить в реальную жертву.

В связи с этим, необходима специальная работа по переориентации отношения человека к собственной судьбе. Это становится реальным, если у него формируются определенные социальные установки на себя, свое настоящее и возможное будущее, на окружающих, на различные сферы жизнедеятельности и отношений как потенциальные сферы самореализации. Большую роль может сыграть обучение целеполаганию, раскрытию перед человеком спектра позитивных, реальных конкретно для него жизненных целей. Очень важным аспектом социально-педагогической работы становится работа с семьей и ближайшим окружением. Социально-педагогическая работа становится более эффективной, если в обществе создаются условия для вовлечения различных категорий граждан к участию в различных сферах социальной практики. Например, в последнее десятилетие развернулась большая работа по вовлечению инвалидов в спортивные соревнования, различные художественные конкурсы, вплоть до международного уровня, что способствует их социальной реабилитации.

Особо следует отметить, что в последнее время в ряде экономически развитых стран помощь тем или иным группам людей — жертв в их приспособлении к жизни в обществе дополняется законодательными и экономическими мерами по приспособлению среды обитания к особенностям этих людей. Пример тому — законы, принятые в ряде стран, которые стимулируют создание и резервирование рабочих мест для инвалидов, требуют строить жилье, общественные здания так, чтобы они были доступны для инвалидов-колясочников; создавать специально приспособленные для этой категории граждан общественные средства транспорта.

Как практика социальная педагогика представляет собой систему социально-педагогических технологий, ориентированных на различные категории клиентов. Центральное место в социально-педагогической практике занимают человек и проблемы личностного развития, что предполагает использование в работе основных педагогических принципов и в первую очередь принципа гуманистического подхода. В соответствии с этим принципом социальный педагог должен утверждать в своей деятельности идею признания человека высшей социальной ценностью. Поскольку социальная педагогика является относительно новой отраслью педагогического и социального знания, в ней активно используются общепедагогические принципы, адаптированные к специфике предмета. В.А. Никитин предлагает строить социально-педагогическую деятельность на следующих принципах.

Принцип личностно-гуманистического подхода состоит в признании человека высшей социальной ценностью, что предполагает необходимость в процессе социально-педагогической деятельности относиться к нему как к равноправному партнеру, имеющему права, свободу выбора и чувство ответственности за свои поступки, учитывать особенности его индивидуального развития. Принцип социальности предполагает развитие «открытой» в социальном плане личности, относящейся к другим с гуманистических и демократических позиций. Принцип практически-деятельностного подхода заключается в осуществлении социализации и ресоциализации через активную практическую деятельность. Принцип развития осуществляется через учет динамики развития подопечного, через учет внешних и внутренних факторов, влияющих на человека. Принцип многомерно-диалектического подхода требует постоянного совершенствования техник и технологий социально-педагогической деятельности, индивидуального подбора средств и методов решения каждой конкретной ситуации.

Говоря о соотношении социальной работы и социальной педагогики, следует отметить ряд моментов. В широком смысле слова теория и практика социальной работы включает более широкое содержание, в рамках которого социально-педагогическая деятельность и теория является составной, но единственной ее частью. Кроме нее в содержание социальной работы включается достаточно большой спектр других аспектов и технологий. Нередко социально-педагогические технологии выступают на первый план, и социальный педагог становится интегративным представителем профессии социального работника. Исходя из этого, любой социальный работник должен быть подготовлен и в социально-педагогическом отношении.

 

7.5. Конфликтология в социальной работе

 

Конфликт (от лат. Conflictus — столкновение) — есть форма выражения противоречия. В теории конфликтов (конфликтологии) принято описывать конфликт как борьбу с целью нейтрализации противника, нанесения ему ущерба, как психическое напряжение и антагонистическую враждебность, как достижение своих целей за счет подавления противоположных им. Конфликт анализируется с точки зрения несоответствия ценностей, целей и интересов, явного или скрытого соперничества. В конфликте принято выделять по меньшей мере двух участников, действия которых являются взаимоисключающими. С учетом этого можно сделать следующее рабочее определение.

Конфликт — это взаимодействие двух или более субъектов, имеющих взаимоисключающие цели и реализующие их один в ущерб другому (или один за счет другого).

Субъектами конфликта могут быть индивиды или группы индивидов, объединенные некоторой общей целью. На этой основе можно различать персональные (индивидуальные) и коллективные субъекты конфликтов. В конфликте, в котором участвуют индивидуальные субъекты, например А и В, обычно мера достижимости цели одним из участников такого взаимодействия находится в обратной зависимости от меры достижимости своей цели другим участником. Можно сказать, что их цели объединяет и прямая зависимость меры недостижимости ими поставленных целей.

Как известно, конфликт — это столкновение противоположный тенденций, намерений, целей, позиций, ценностей, мнений или взглядов тех или иных субъектов взаимодействия. Английский социолог Э. Гидденс дал такое определение конфликта: «Под конфликтами я имею в виду реальную борьбу между действующими людьми или группами, независимо от того, каковы истоки этой борьбы, ее способы и средства, мобилизуемые каждой стороной». Каждое общество, каждая социальная общность в той или иной степени развивается «под знаком конфликта».

Большинство политологов и социологов считают, что существование общества без конфликтов невозможно. Они разделяют давнюю социально-философскую традицию, согласно которой конфликт является неотъемлемой частью социального бытия, одним из главных двигателей общественного развития, социальной динамики. А это значит, что конфликт — это не дисфункция, не аномалия, а норма отношений между людьми, необходимый элемент социальной жизни, который дает выход социальной напряженности, энергии деятельности, порождая тем самым разные социальные изменения.

Наиболее ярко эта позиция представлена в работах немецких социологов Г. Зиммеля, Р. Дарендорфа и американского социолога Л. Козера. Основное положение теории конфликта Г. Зиммеля заключается в том, что конфликт, хотя и является одной из форм разногласия, в то же время представляет собой социализирующую силу, объединяющую противоборствующие стороны, способствующую стабилизации общества и сохранению им социальной динамики. Л. Козер в своей классической работе «Функции социальных конфликтов» подчеркивал, что конфликт несет в себе не только деструктивную (разрушительную) функцию, в нем заложен большой позитивный потенциал. Л. Козер вычленяет основные функции конфликта, которые, по его мнение, благотворно сказываются на актуальном состоянии общества и способствуют его развитию. В числе таких функций следующие:

• Образование социальных групп.

• Установление и поддержание нормативных и физических границ социальных групп.

• Установление и поддержание относительно стабильной структуры внутригрупповых отношений.

• Поддержание стабильной структуры межгрупповых отношений.

• Социализация и адаптация индивидов.

• Социализация и адаптация социальных групп.

• Создание и поддержание баланса сил.

• Оформление власти.

• Получение информации об окружающей среде.

• Стимулирование нормотворчества.

• Сознание и укрепление социального контроля.

• Создание новых социальных институтов.

Говоря о причинах конфликтов, конфликтологи выдвигают много версий. Доминировавшая достаточно долгое время марксистская концепция исходила из того, что главной силой истории и всех социальных изменений были общественные противоречия, которые в условиях классово-антагонистических формаций реализуются в формах классовой борьбы. Классы в марксистском учении — это прежде всего экономическая реальность, поскольку основными классовообразующими признаками выступают формы отношения к собственности. Следовательно, в основу анализа социальных конфликтов должна быть положена борьба за собственность. В марксистской литературе различались два вида такой борьбы. Первый вид — социальное противоборство за изменение принципов распределения материальных ценностей и благ, т. е. борьба за коренное изменение той или иной социальной системы или даже за ее уничтожение насильственным путем; второй — за изменение критериев их распределения в рамках сложившейся социальной системы, т. е. за совершенствование существующей социальной системы. Применительно к общепринятым критериям общественного развития, первый путь назывался революционным, второй — реформаторским.

Выдвигая на первый план экономические факторы социальных конфликтов, марксистская социология полагает, что политические факторы являются их следствием, функцией. Современный классик конфликтологии немецкий социолог Р. Дарендорф в основу социальных конфликтов положил именно политические факторы, борьбу за власть, престиж, влияние, авторитет. Конфликт может возникнуть в любом сообществе, в любой социальной группе, где есть господствующие и подчиненные. По мнению Р. Дарендорфа и его последователей, причиной конфликта является стремление к доминированию. Иерархия социального доминирования — движущий фактор социальных конфликтов.

Склонность к доминированию, социальные претензии и притязания людей не являются внеисторическими, обусловленными только их человеческой природой. Они (эти склонности) формируются на основе сопоставления положения одних людей с положением других. Значит, социальный конфликт является прямым следствием социального неравенства. Неравенство социальных позиций и социальных ролей означает неодинаковый доступ к ресурсам развития индивида или социальной группы. Поэтому одним из самых главных вопросов конфликтологии, по Дарендорфу, является вопрос: кто и каким образом распоряжается ресурсами? Ответ на этот вопрос отсылает нас к вопросу о власти, которая представляет совокупность социальных позиций, позволяющих одной группе распоряжаться результатами деятельности другой группы или других групп людей.

Питирим Сорокин указывал на связь конфликта с удовлетворением потребностей людей. По его мнению, источник конфликтов лежит в подавлении таких потребностей человека, без которых он не может существовать. Это прежде всего потребности в пище, одежде, жилье, самосохранении, самовыражении, творчестве, свободе и т. п. Вместе с тем он подчеркивал, что важны не сами по себе потребности, но и средства их удовлетворения, доступ к соответствующим видам деятельности и общественных отношений, доступ к общественным организациями и социальным институтам, которые удовлетворяют потребности в социальном статусе, социальном престиже и социальной роли. Именно в этой связи встает вопрос не только о равенстве или неравенстве в уровне благосостояния, но и о сопоставлении жизненных шансов различных социальных групп.

Итак, основными субъектами социальных конфликтов являются индивиды или социальные группы. Поскольку их потребности, интересы, притязания и цели могут реализоваться через использование власти, одной из главных мотиваций в конфликте является борьба за власть.

Социальные конфликты имеют свою особую динамику. Конфликтология — наука, изучающая конфликты, выработала две основные модели для описания конфликтов: процессуальную и структурную.

Процессуальная модель делает акцент на динамике конфликта, возникновении конфликтной ситуации, перехода конфликта из одной фазы в другую, формах конфликтного поведения и конечном исходе конфликтного взаимодействия.

Структурная модель конфликта акцентирует анализ условий, лежащих в основе конфликта, определяющих его параметры и основные черты. Основная цель этой модели — установить те характеристики, которые влияют на конфликтное поведение.

В конфликте обычно выделяют четыре основных фазы: предконфликтная, конфликтная, разрешение конфликта и послеконфликтная. Предконфликтная фаза разбивается на две стадии. Первая стадия — накопление и обострение противоречий в системе межличностных и межгрупповых отношений в силу появившегося резкого расхождения интересов, ценностей и установок субъектов конфликтного взаимодействия. Это скрытая (латентная) стадия развития конфликта.

Вторая стадия обычно начинается с какого-то инцидента, повода. Им обычно служит какое-то внешнее событие, которое приводит в действие конфликтующие стороны. На этой стадии происходит осознание конфликтующими сторонами побудительных мотивов для конфликтного взаимодействия. На этой стадии конфликт выходит из скрытой формы и становится явным. Он выражается в разных формах конфликтного поведения.

Конфликтное поведение характеризует вторую, основную фазу конфликта. Конфликтное поведение — это действия, направленные на то, чтобы прямо или косвенно блокировать достижения противостоящей стороны. Для вступления в эту фазу необходимо не только осознание своих целей и намерений как противоположных другой стороне, но и формирование установки на борьбу, психологической готовности к ней. Формирование такой готовности является задачей первой фазы конфликтного поведения. Конфликт интересов в этой фазе принимает форму острых разногласий, которые индивиды и социальные группы не только не стремятся урегулировать, но и всячески развивают, усугубляют, продолжая разрушать прошлые структуры, договоренности, формы нормальных взаимосвязей и отношений. В эмоциональной сфере эта фаза характеризуется нарастанием агрессивности, переходом от предубежденности к откровенной враждебности, которая психологически закрепляется в «образе врага». Таким образом, конфликтные действия резко обостряют эмоциональный фон протекания конфликта, эмоциональный же фон, в свою очередь, стимулирует более резкое конфликтное поведение.

В современной конфликтологии, как отмечает Р. Преториус, большое внимание уделяется понятию «сила» участников конфликта. Сила — это способность оппонента реализовать свою цель вопреки воле противника. Она может включать в себя следующие компоненты;

• Физическая сила, которая может трактоваться как сила военная, техническая, как инструмент давления и насилия.

• Информационная сила — совокупность информационных средств и сведений, оперативных и стратегических данных, которые позволяют добиваться превосходства, предвидеть и моделировать конфликтные ситуации.

• Социальная сила, выражающаяся в совокупных социальных статусах, власти, престиже, социальных ролях участников конфликта.

• Ресурсная сила, включающая в себя деньги, экономические, природные ресурсы, территорию, сторонников, лимит времени и пространства.

Большое влияние на развитие конфликтных ситуаций оказывает окружающая социальная среда. Она во многом определяет условия, в которых протекают конфликтные процессы. Среда может выступать либо источником внешней поддержки участников конфликта, либо сдерживать его развитие, либо быть нейтральным фоном.

Социальные конфликты объективно неизбежны в любой социальной структуре. Более того, они являются необходимым условием общественного развития. Весь процесс развития общества состоит из конфликтов и консенсусов, согласия и противоборства. Сама социальная структура общества с ее жесткой дифференциацией различных классов, социальных слоев, групп и отдельных индивидов представляет собой неиссякаемый источник конфликтов. И чем сложнее социальная структура, чем более дифференцировано общество, чем больше в нем свободы, плюрализма, тем больше несовпадающих, а порой и взаимоисключающих интересов, целей, ценностей и, соответственно, больше источников для потенциальных конфликтов. Но одновременно в сложной социальной системе существует и больше возможностей и механизмов для успешного решения конфликтов, для нахождения консенсуса. Поэтому проблема любого общества, любой социальной общности состоит в том, чтобы не допустить (максимально снизить) негативные последствия конфликта, использовать его для позитивного решения возникших проблем.

Социальный конфликт — это открытое противоборство, столкновение двух и более субъектов и участников социального взаимодействия, причинами которого являются несовместимые потребности, интересы и ценности. Необходимо иметь в виду, что понятия «субъект» и «участник» конфликта не всегда тождественны. Субъект — это «активная сторона», способная создать конфликтную ситуацию и влиять на ход конфликта в соответствии со своими интересами. Участник конфликта может сознательно, или не вполне сознавая цели и задачи противостояния, принять участие в конфликте, а может быть случайно или помимо его (участника) воли вовлеченным в конфликт. Следовательно, субъект конфликта, вступая в противоборство, сознательно преследует и отстаивает свои цели и интересы. В ходе развития конфликта статусы «участников» и «субъектов» могут меняться местами.

Также необходимо различать прямых и косвенных участников конфликта. Последние представляют собой определенные силы, преследующие в предполагаемом или реальном «чужом» конфликте свои личные интересы. Косвенные участники могут:

а) провоцировать конфликт и способствовать его развитию;

б) содействовать уменьшению интенсивности конфликта или полному его прекращению;

в) поддерживать ту или иную сторону конфликта или обе стороны одновременно. Косвенные участники конфликта составляют определенную часть окружающей социальной среды, в которой протекают конфликты. Поэтому социальная среда может выступать либо катализатором конфликта, либо сдерживающим или нейтральным фактором в его развитии.

В социологии конфликта часто используется понятие «сторона конфликта». Это понятие может включать в себя как прямых, так и косвенных участников конфликта. Иногда косвенных участников за их особый интерес в конфликте называют «третьей стороной» или «третьим участником». Субъекты и участники социального конфликта могут иметь различные ранги, статусы и обладать определенной силой.

Статус социальный — это общее положение личности или социальной группы в обществе, связанное с определенной совокупностью прав и обязанностей. Статус может оказывать значительное влияние на положение (позицию) того или иного субъекта и участника в реальном конфликте. Например, статус депутата Государственной Думы или Совета Федерации гарантирует отдельным индивидам и группам лиц депутатскую неприкосновенность. Статус беженца предполагает определенные политические, экономические и другие льготы и гарантии для лиц, получивших его. Статус женщины-матери может быть учтен при определении меры наказания за те или иные правонарушения, и т. д.

Сила в социальном конфликте — это возможность и способность сторон конфликта реализовать свои цели вопреки противодействию противника (оппонента). Она включает в себя всю совокупность средств и ресурсов, как непосредственно задействованных в противоборстве, так и потенциальных. Пока конфликт находится в стадии зарождения, его потенциальные субъекты имеют лишь примерное представление о реальной силе противоположной стороны и о возможной реакции окружающей среды на предполагаемый конфликт. Только с началом конфликта и в ходе его развития информация о силе сторон становится более полной.

Окружающая среда также является одним из элементов в структуре социального конфликта. Она состоит из физической среды (географических, климатических, экологических и других факторов) и социальной среды — определенных социальных условий, в которых развивается конфликт.

Одним из непременных элементов конфликта является объект, из-за которого создается конфликтная ситуация. Объект — это конкретная причина, мотивация, движущие силы конфликта. Все объекты подразделяются на основные три вида:

1. Объекты, которые не могут быть разделены на части, и владеть ими совместно с кем-либо невозможно,

2. Объекты, которые могут быть разделены в различных пропорциях между участниками конфликта.

3. Объекты, которыми оба участника конфликта могут владеть совместно. Это ситуация «мнимого конфликта».

Определить объект в каждом конкретном конфликте далеко не просто. Субъекты и участники конфликта, преследуя свои реальные или мнимые цели, могут скрывать, маскировать, подменять искомые мотивы, побудившие их к противоборству. Например, в политической борьбе объектом конфликта является реальная власть в обществе, но каждый из субъектов политического противоборства старается доказать, что основной мотив его конкретной конфликтной активности — стремление добиться максимально возможных благ для своих избирателей.

Манипуляция объектом способна принести значительные выгоды одной из сторон конфликта и существенно осложнить положение другой. Например, человек, совершивший убийство, может быть оправдан судом, если защита докажет, что ее подзащитный вынужден был применить оружие в целях самообороны. Трудности в нахождении действительного объекта конфликта чаще всего возникают в сложных конфликтах, когда одни противоречия накладываются на другие, или одни причины конфликта подменяются другими. Иногда и сам субъект конфликта не в полной мере осознает реальные мотивы противоборства. Например, в конфликте между руководителем и его подчиненным может сложиться ситуация, когда руководитель обвиняет подчиненного в нежелании работать с необходимой отдачей, а подчиненный обвиняет руководителя в предвзятом отношении к нему лично. Реальный же объект конфликта, возможно, заключается в том, что подчиненный не обладает объемом знаний и умений, необходимым для выполнения поставленных перед ним задач.

Определение основного объекта является непременным условием успешного разрешения любого конфликта. В противном случае конфликт или не будет разрешен в принципе (тупиковая ситуация), или будет разрешен не в полной мере, и во взаимодействии субъектов останутся тлеющие угли для новых столкновений.

По проблемам классификации социальных конфликтов среди исследователей нет единой точки зрения. Так, если за основание берутся особенности сторон, то можно выделить межличностные конфликты, конфликты между личностью и группой, внутригрупповые конфликты, конфликты между малыми и большими социальными общностями, межэтнические и межгосударственные конфликты. Если за основание классификации берутся сферы общественной жизни, в которых проявляется конфликт, то можно говорить о политических, экономических, идеологических, социальных, юридических, семейно-бытовых, социокультурных конфликтах и т. п.

В зависимости от мотивации конфликта исследователи выделяют три блока социальных конфликтов: 1) конфликты по поводу распределения властных полномочий и позиций, имеющихся в иерархии властных или управленческих структур; 2) конфликты по поводу материальных ресурсов; 3) конфликты по поводу ценностей, важнейших жизненных установок.

Один и тот же вид конфликта может вовлекать в противоборство самые различные уровни сторон. Например, конфликты по поводу властных полномочий, материальных ресурсов или ценностных ориентации могут возникать на уровне и межличностного, и межгруппового, и межгосударственного взаимодействия людей. В процессе своего возникновения и развития один вид конфликта может накладываться на другой, образуя сложные конфликты, состоящие сразу из нескольких видов.

Существуют также сложные конфликты, в которых одновременно взаимодействуют (содействуют, противодействуют) интересы разных сторон и разные типы конфликтов. При этом одна сторона может быть в содружестве с другой стороной, в коалиции с третьей, в жестком конфликте с четвертой, в нейтралитете с пятой, в антагонизме с шестой, а шестая в антагонизме со второй и т. д.

В зависимости от форм, методов и интенсивности противодействия социальные конфликты подразделяют на насильственные и ненасильственные, более интенсивные и менее интенсивные, открытые и закрытые (латентные); в зависимости от времени протекания выделяют затяжные и быстротечные конфликты; в зависимости от масштабов распространения — локальные и широкомасштабные конфликты.

С учетом мотивации конфликта и субъективных восприятий конфликтной ситуации выделяют следующие виды конфликтов:

• конфликта нет, ложный конфликт — субъект воспринимает ситуацию как конфликтную, хотя реальных причин для этого нет;

потенциальный конфликт — существуют реальные основания для возникновения конфликта, но пока одна из сторон или обе стороны в силу тех или иных причин (например, из-за недостатка информации) еще не осознали ситуацию как конфликтную;

истинный конфликт — реально возникшее столкновение между сторонами. В свою очередь истинный конфликт можно разделить на следующие подвиды:

конструктивный конфликт, возникший на основе реально существующих между субъектами противоречий;

случайный конфликт — конфликт, возникший по недоразумению или случайному стечению обстоятельств;

смещенный конфликт — конфликт, возникший на ложном основании, когда истинная причина конфликта скрыта. Например, студент, недовольный низкой оценкой своих знаний, ищет любой повод, чтобы вступить в конфронтацию с экзаменующим его преподавателем;

неверно приписанный конфликт — это конфликт, в котором истинный виновник, субъект конфликта находится за «кулисами» противоборства, а в конфликте задействованы участники, не имеющие отношения к конфликту. Например, человека обвиняют в преступлении, которого он не совершал.

Если за основание классификации берется психическое состояние сторон и соответствующее этому состоянию поведение людей в конфликтных ситуациях, то конфликты делят на рациональные и эмоциональные. В зависимости от целей конфликта и его последствий конфликты подразделяют на позитивные и негативные, конструктивные и деструктивные.

Обычно в социальном конфликте выделяют четыре стадии развития: предконфликтную, собственно конфликт; (стадию развития конфликта), стадию разрешения конфликта, послеконфликтную стадию.

Конфликту предшествует предконфликтная ситуация. Это рост напряженности в отношении между потенциальными субъектами конфликта, вызванный определенными противоречиями. Но противоречия, как уже говорилось выше, не всегда влекут за собой конфликт. Лишь те противоречия, которые осознаются потенциальными субъектами конфликта как несовместимые противоположности интересов, целей, ценностей и т. д., ведут к обострению социальной напряженности и конфликтам.

Социальная напряженность тоже не всегда является предвестником конфликта. Это сложный социальный феномен, причины возникновения которого могут быть самые различные. Назовем некоторые, на наш взгляд, наиболее характерные из причин, вызывающих рост социальной напряженности:

а) реальные «ущемления» интересов, потребностей и ценностей людей;

б) неадекватное восприятие происходящих в обществе или отдельных социальных общностях изменений;

в) неверная или искаженная информация о тех или иных (реальных или мнимых) фактах, событиях и т.д.

Социальная напряженность по сути представляет собой психологическое состояние людей и до начала конфликта носит латентный (скрытый) характер. Наиболее характерным проявлением социальной напряженности в этот период являются групповые эмоции. Следовательно, определенный уровень социальной напряженности в оптимально функционирующем обществе является вполне естественным как защитная и адаптивная реакция социального организма. Однако превышение «определенного» (оптимального) уровня социальной напряженности может привести к конфликтам.

В реальной жизни причины возникновения социальной напряженности могут «накладываться» одна на другую или подменяться одна другой. Например, негативное отношение к рынку у части российских граждан вызвано прежде всего экономическими трудностями, но часто проявляется как ценностная ориентация. И наоборот, ценностные ориентации, как правило, обосновываются экономическими причинами.

Одним из ключевых понятий в социальном конфликте является также «неудовлетворенность». Накопление неудовлетворенности существующим положением дел или ходом развития событий ведет к росту социальной напряженности. При этом происходит трансформация неудовлетворенности из субъективно-объективных отношений в субъективно-субъективные. Суть этой «трансформации», заключается в том, что потенциальный субъект конфликта, недовольный объективно существующим положением дел, выявляет (персонифицирует) реальных и предполагаемых виновников неудовлетворенности. Одновременно происходит осознание субъектом (субъектами) конфликта неразрешимости сложившейся конфликтной ситуации обычными способами взаимодействия.

Предконфликтную стадию можно условно разделить на три фазы развития, для которых характерны следующие особенности во взаимоотношении сторон:

• возникновение противоречий по поводу определенного спорного объекта; рост недоверия и социальной напряженности; предъявление односторонних или взаимных претензий; уменьшение контактов и накопление обид;

• стремление доказать правомерность своих притязаний и обвинение противника в нежелании решать спорные вопросы «справедливыми» методами; замыкание на своих собственных стереотипах; появление предубежденности и неприязни в эмоциональной сфере;

• разрушение структур взаимодействия; переход от взаимных обвинений к угрозам; рост агрессивности; формирование образа «врага» и установка на борьбу.

Таким образом, конфликтная ситуация постепенно трансформируется в открытый конфликт. Но сама по себе конфликтная ситуация может существовать длительный период времени и не перерастать в конфликт. Для того, чтобы конфликт стал реальным, необходим инцидент.

Инцидент — это формальный повод для начала непосредственного столкновения сторон. Инцидент может произойти случайно, а может быть спровоцирован субъектом (субъектами) конфликта. Инцидент может также явиться результатом естественного хода развития событий. Бывает, что инцидент готовит и провоцирует некая «третья сила», преследующая свои интересы в предполагаемом «чужом» конфликте. Инцидент знаменует собой переход конфликта в новое качество. В сложившейся ситуации возможны три основных варианта поведения конфликтующих сторон:

• стороны (сторона) стремятся уладить возникшие противоречия и найти компромисс;

• одна из сторон делает вид, что «ничего особенного не произошло» (уход от конфликта);

• инцидент становится сигналом к началу открытого противостояния.

Выбор того или иного варианта во многом зависит от конфликтной установки (целей, ожиданий, эмоциональных ориентации) сторон.

Начало открытого противоборства сторон является результатом конфликтного поведения, под которым понимают действия, направленные на противостоящую сторону с целью захвата, удержания спорного объекта или принуждения оппонента к отказу от своих целей или к их изменению. Конфликтологи выделяют несколько форм конфликтного поведения:

а) активно-конфликтное поведение (вызов);

б) пассивно-конфликтное поведение (ответ на вызов);

в) конфликтно-компромиссное поведение;

г) компромиссное поведение.

В зависимости от конфликтной установки и формы конфликтного поведения сторон конфликт приобретает свою собственную логику развития. Развивающийся конфликт имеет тенденцию создавать дополнительные причины своего углубления и разрастания. Каждая новая «жертва» становится «оправданием» для эскалации конфликта. «И если ему ничто не мешает, он начинает как бы питать сам себя, порождая все новые и новые основания дальнейшего развития». Поэтому каждый конфликт является в определенной степени уникальным.

 

7.6. Содержание, методика и организационно-правовое обеспечение социально-медицинской работы

 

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет, что «здоровье — это состояние полного физического, духовного и социального благополучия, когда органы и системы организма человека уравновешены с окружающей, производственной и социальной средой, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Одной из характеристик состояния здоровья является понятие «общественное здоровье». Общественное здоровье отражает здоровье индивидуумов, из которых и состоит общество. Но общественное здоровье нельзя сводить лишь к совокупности показателей здоровья отдельных членов общества. Общественное здоровье — это такое состояние, такое качество общества, которое обеспечивает условия для активного продуктивного образа жизни, не стесненного заболеваниями, физическими и психическими дефектами.

В настоящее время общепризнанными показателями, характеризующими здоровье населения, являются: 1) демографические показатели; 2) показатели заболеваемости; 3) показатели инвалидности; 4) показатели физического развития населения.

В настоящее время более или менее определены источники получения статистической информации о здоровье населения. Такими источниками являются: статистические материалы, собираемые в порядке обязательной, постоянной информации в виде отчетов Министерства здравоохранения РФ, медицинской промышленности и Госкомстата РФ; материалы, основанные на разработке первичных медицинских и технологических документов оперативного и учетного характера лечебно-профилактических учреждений; специальные разработки на основе выборочных исследований и специальной документации в виде карт, анкет, переписей.

Критериями состояния здоровья различных возрастных контингентов могут быть не только наличие или отсутствие заболеваний, но также его стадии (острая, хроническая), степени тяжести течения патологического процесса (компенсированные, субкомпенсированные и декомпенсированные формы).

Перечисленные критерии позволяют представить укрупненную характеристику состояния здоровья изучаемого населения, распределив его на пять групп здоровья.

1-ю группу здоровья составляют здоровые люди, редко болевшие острыми заболеваниями, не имевшие никаких хронических болезней или функциональных отклонений от нормы. В настоящее время удельный вес здоровых людей составляет 20—25 % населения.

2-я группа здоровья объединяет лиц, имевших различные функциональные отклонения от нормального физического статуса, а также определенные состояния, возникшие вследствие перенесенных заболеваний и травм, нарушение зрения слабых степеней, имеющие факторы риска. Эта группа практически здоровых составляет 20—25%.

3-ю группу здоровья составляют лица, страдающие длительно протекающими хроническими заболеваниями без нарушения функциональных возможностей организма, т. е. в стадии компенсации.

4-я группа объединяет лиц, имевших длительно протекающие хронические заболевания с выраженным снижением функциональных возможностей организма в стадии субкомпенсации.

5-я группа здоровья включает хронических больных в стадии декомпенсации.

3—5-ю группы здоровья составляют 50 % и более населения, из них половина находится в стадии компенсации, а другая половина — в стадии суб- и декомпенсации.

В связи с тем, что основной целью медико-социального обеспечения населения является достижение наиболее высоких показателей здоровья, необходимо четко представлять факторную обусловленность здоровья населения. Исследования, проведенные как у нас в стране, так и за рубежом, показали, что состояние здоровья определяется факторами образа жизни, т. е. труда и быта (от 50 до 55%), окружающей средой (от 20 до 25%), генетическими факторами (от 15 до 20%) и организацией медицинской помощи (от 10 до 15%).

Образ жизни — определенный исторически обусловленный тип, вид жизнедеятельности или определенный способ деятельности в материальной и нематериальной (духовной) сферах жизнедеятельности индивида, группы людей.

В настоящее время определены несколько моделей, составных частей образа жизни, позволяющих исследовать их влияние на здоровье различных групп населения: а) производственная, б) общественно-политическая, в) социальная, г) деятельность в быту, д) социально-культурная, е) физическая, ж) медицинская активность и др.

Итак, образ жизни квалифицируется как система наиболее существенных, типичных характеристик способа деятельности или активности людей в единстве их количественных и качественных сторон, являющихся отражением уровня развития производительных сил и производственных отношений.

Медико-социальная активность отражает наиболее характерные формы активности, деятельности людей — в области охраны, улучшения индивидуального и общественного здоровья, зависящие от конкретной социально-экономической, политической обстановки. Медико-социальная активность включает в себя деятельность лиц, отдельных социальных групп, населения в целом, работу органов и учреждений социальной защиты и здравоохранения по обеспечению населения медико-социальной помощью. Важным ее элементом следует считать гигиеническое поведение, слагающееся из отношения к своему здоровью и здоровью других людей, выполнения медицинских предписаний и назначений.

Понятие образа жизни взаимосвязано с другими его составляющими: условия жизни, определяющие (социальные условия) и опосредующие образ жизни (природные условия); качество жизни, уровень жизни, стиль жизни и др.

Здоровый образ жизни — это деятельность, наиболее характерная, типичная для конкретных социально-экономических, политических, экологических условий, направленная на сохранение и улучшение, укрепление здоровья людей. Формирование здорового образа жизни — основа мер по индивидуальной первичной профилактике как системе социально-экономических и медицинских мер, предупреждающих возникновение и развитие болезней.

Целью здорового образа жизни является утверждение более разумных форм личного и коллективного поведения по сохранению и укреплению здоровья. Процесс формирования здорового образа жизни включает: информирование населения о факторах риска и степени их влияния на состояние здоровья; формирование убежденности в необходимости выполнения рекомендаций по устранению факторов риска; воспитание навыков, оказывающих благоприятное влияние на здоровье и сводящих к минимальному действие отрицательных факторов. Формирование навыков здорового образа жизни должно быть комплексным и сочетать осуществление общегосударственных мероприятий с индивидуальным поведением.

Важнейшая функция и задача всех органов и учреждений, всех организаций, которые занимаются формированием здорового образа жизни, и прежде всего учреждений первичной медико-социальной помощи (поликлиник, МСЧ, амбулаторий), а также центров здоровья — это эффективная пропаганда здорового образа жизни.

В соответствии с Декларацией ООН о правах человека и пониманием здоровья как состояния полного физического, духовного и социального благополучия Устав Всемирной организации здравоохранения гласит, что обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья является одним из основных прав каждого человека без различия расы, религии, политических убеждений, экономического и социального положения, а достижения каждого государства в улучшении и охране здоровья представляют ценность для всех. Право на здоровье приобрело характер одного из важнейших политических, социальных и экономических положений в современном мире.

Учитывая накопленный в нашей стране и зарубежных странах опыт по правовому обеспечению охраны здоровья населения, в Российской Федерации действующее законодательство в основном соответствует международным нормам и правилам.

В РФ основополагающими законами, регламентирующими охрану здоровья населения, являются Конституция РФ и «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» (1993 г.).

В Основах четко определено понятие «охрана здоровья граждан» как совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его активной долголетней жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья. Основными принципами охраны здоровья граждан определены: соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий; приоритет профилактических мер в области охраны здоровья граждан; доступность медико-социальной помощи; социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья; ответственность органов государственной власти и управления, предприятий и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья.

«Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» регулируют отношения граждан, органов государственной власти и управления хозяйствующих субъектов, субъектов государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья граждан. Законодательные акты всех субъектов Российской Федерации не должны ограничивать права граждан в области охраны здоровья. В Основах определены задачи законодательства в области охраны здоровья граждан, которые сводятся к определению ответственности и компетенции Российской Федерации, республик в составе РФ, автономных образований, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга по вопросам охраны здоровья граждан в соответствии с Федеральным договором, а также к определению ответственности и компетенции органов местного самоуправления по вопросам охраны здоровья граждан; к правовому регулированию в области охраны здоровья граждан, деятельности предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, а также государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения; к определению прав граждан, отдельных групп населения в области охраны здоровья и установлению гарантий их соблюдения; к определению профессиональных прав, обязанностей и ответственности медицинских и фармацевтических работников, установлению гарантий их социальной защиты.

В Основах разграничены ответственности всех субъектов Российской Федерации за состояние здоровья населения. В частности, в компетенцию РФ в области охраны здоровья граждан входят: принятие и изменение федеральных законов в области охраны здоровья граждан и контроль за их исполнением; защита прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья; установление основ федеральной государственной политики в области охраны здоровья граждан, разработки и реализации федеральных программ по развитию здравоохранения, профилактики заболеваний, оказания медицинской помощи, медицинского образования населения и др.; установление структуры федеральных органов управления государственной системой здравоохранения, порядка их организации и деятельности; определение доли расходов на здравоохранение при формировании федерального бюджета, целевых фондов на охрану здоровья граждан, определения налоговой политики в области охраны здоровья граждан; природопользование, охрана окружающей среды, обеспечение экологической безопасности; организация государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ, рассмотрение, разработка и утверждение федеральных санитарных правил, норм и гигиенических нормативов, обеспечение государственного санитарно-эпидемиологического надзора; организация системы санитарной охраны территории РФ; спасение жизни людей и защита их здоровья при чрезвычайных ситуациях, информационное обеспечение обстановки в этих зонах; установление единой федеральной системы статистического учета и отчетности в области охраны здоровья граждан и социально-медицинской работы; установление стандартов качества социально-медицинской работы и контроля за их соблюдением; разработка и утверждение базовой программы обязательного медицинского страхования граждан РФ; установление страхового тарифа взносов на обязательное медицинское страхование граждан РФ — установление льгот отдельным группам населения в оказании медико-социальной помощи и лекарственном обеспечении; координация деятельности органов государственной власти и управления, хозяйствующих субъектов, субъектов государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья граждан, охраны семьи, материнства, отцовства и детства; установление порядка производства медицинской экспертизы.

Действующие законы допускают отнесение и передачу отдельных полномочий РФ субъектам в составе РФ и территориальным органам управления. Субъекты в составе РФ определяют всю тактику в области охраны здоровья и медико-социального обеспечения граждан с учетом их особенностей. В соответствии с действующим законодательством граждане РФ обладают неотъемлемым правом на охрану здоровья, которое обеспечивается охраной окружающей среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением населению медико-социальной помощи. Граждане имеют право на получение информации о факторах, влияющих на здоровье и оказывающих на него вредное влияние.

Действующее законодательство определяет права граждан на медико-социальную помощь. В случаях заболевания с утратой трудоспособности граждане имеют право на медико-социальную помощь, включающую профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь. Гражданам гарантируются меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами, включая выплату пособия по временной нетрудоспособности.

Медико-социальная помощь обеспечивается медицинскими, социальными работниками и другими специалистами в учреждениях государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения и социальной защиты населения. Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственной и муниципальной системах здравоохранения в пределах программ обязательного медицинского страхования.

Законодательно закреплены права граждан пожилого возраста на медико-социальную помощь на дому, в учреждениях государственной или муниципальной систем здравоохранения, а также в учреждениях системы социальной защиты населения и на лекарственное обеспечение, включая льготные условия.

В ст. 27 Основ отражены права инвалидов, в которые включаются медико-социальная помощь, реабилитация, обеспечение медикаментами, протезами, протезно-ортопедическими изделиями, средствами передвижения на льготных условиях, а также на профессиональную подготовку и переподготовку, которые обеспечиваются в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения, социальной защиты населения. Местные органы могут устанавливать для инвалидов дополнительные льготы. Важно отметить, что в данной статье оговорена возможность предоставления четырех дополнительных оплачиваемых выходных дней в месяц одному из работающих родителей или лицам, их замещающим, для ухода за детьми-инвалидами и инвалидами с детства до достижения ими возраста 18 лет.

Определены права граждан при чрезвычайных ситуациях, предоставление бесплатной медицинской помощи, санаторно-курортного и восстановительного лечения, проведение гигиенических и противоэпидемических мероприятий по преодолению последствий чрезвычайной ситуации. Важен вопрос обеспечения прав граждан (пациента) при оказании медико-социальной помощи. Пациент имеет право на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; выбор врача и лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; создания соответствующих санитарно-гигиенических условий в период обследования, лечения в лечебно-профилактических учреждениях; проведение по просьбе больного консилиума и консультаций специалистов; облегчение боли, связанной с заболеванием или медицинским вмешательством; сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении; информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство; отказ от медицинского вмешательства; получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья; получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования; возмещение ущерба в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинской помощи; доступ к нему адвоката или иного законного представителя для защиты его прав; предусмотрен допуск к пациенту священнослужителя, а в больничном учреждении обеспечение права на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения. В случае нарушения его прав пациент может обратиться с жалобой непосредственно к руководителю или иному должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в профессиональные медицинские ассоциации и лицензионные комиссии либо в суд.

Граждане имеют право на информацию о состоянии здоровья. В доступной форме должны предоставляться сведения о результатах обследования, наличии заболевания и его прогнозе и методах лечения, связанном с ним риске. В законе оговаривается, что информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли, а в случаях неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме пациенту и членам его семьи, если он не запретил сообщать им об этом или не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация.

Гражданину предоставляется право на ознакомление с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать консультации по ней у других специалистов; получение копий медицинских документов, отражающих состояние его здоровья.

В действующем законодательстве даются разъяснения о согласии и отказе от медицинского вмешательства. При отказе от медицинского вмешательства медицинские работники в доступной форме разъясняют гражданину или его законному представителю возможные последствия. Отказ оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином или его законным представителем, а также медицинским работником.

Оказание медицинской помощи, включающей медицинское освидетельствование, госпитализацию, наблюдение и изоляцию без согласия граждан или их законных представителей, допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, а также лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасные деяния. Решение принимается врачом (консилиумом) или судом (при госпитализации).

Гражданам РФ гарантирована первичная медико-санитарная помощь (ПМСП), которая включает лечение наиболее распространенных болезней, травм, отравлений и других неотложных состояний, проведение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, медицинской профилактики важнейших заболеваний, санитарно-гигиеническое образование, проведение мер по охране семьи, материнства, отцовства и детства. Объем ПМСП устанавливается местной администрацией в соответствии с территориальной программой обязательного медицинского страхования.

Первичная медико-санитарная помощь обеспечивается учреждениями муниципальной системы здравоохранения и санитарно-эпидемиологической службы, а также государственной и частной систем здравоохранения на основе договоров со страховыми медицинскими организациями. На основании нормативных актов Министерства здравоохранения Российской Федерации, Государственного комитета санитарно-эпидемиологического надзора Российской Федерации, органов управления здравоохранением субъектов в составе РФ и правовых актов органов управления муниципальной системы здравоохранения устанавливается порядок оказания первичной медико-санитарной помощи. Финансирование первичной медико-санитарной помощи осуществляется за счет средств муниципального бюджета, целевых фондов.

В Основах определен порядок оказания скорой медицинской помощи. Важно отметить, что скорая медицинская помощь осуществляется бесплатно и безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности. Служба скорой медицинской помощи создается в соответствии с порядком, который определяется Министерством здравоохранения РФ.

Здесь же определяется порядок оказания специализированной медицинской помощи, которая осуществляется врачами-специалистами при заболеваниях, требующих специальных методов диагностики, лечения и использования сложных медицинских технологий. Специализированная медицинская помощь оказывается в лечебно-профилактических учреждениях, имеющих лицензию на этот вид деятельности. Министерство здравоохранения РФ, министерства здравоохранения республик в составе РФ устанавливают виды, объем и стандарты качества специализированной медицинской помощи. Специализированная медицинская помощь оказывается за счет средств бюджетов всех уровней, личных средств граждан и других источников, не запрещенных законом РФ. Отдельные виды дорогостоящей специализированной медицинской помощи определяются по перечню МЗ Российской Федерации. Перечень устанавливается ежегодно, финансируется за счет средств государственной системы здравоохранения.

Порядок оказания медико-социальной помощи гражданам, страдающим социально значимыми заболеваниями, определен в ст. 41. Перечень социально значимых заболеваний, перечень и виды льгот при оказании медико-социальной помощи определяется правительствами Российской Федерации и республик в составе РФ и органами государственной власти территорий; виды, объем медико-социальной помощи устанавливаются министерствами здравоохранения РФ и республик в составе РФ. Финансирование медико-социальной помощи при социально значимых заболеваниях осуществляется за счет средств бюджетов всех уровней, целевых фондов охраны здоровья и иных источников, не запрещенных законодательством.

Правительство Российской Федерации, правительства республик в составе РФ, органы государственной власти и управления территорий устанавливают льготы в предоставлении жилья и иные льготы, в частности, сохранение места работы на период временной нетрудоспособности, для граждан, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих. Финансирование медико-социальной помощи осуществляется за счет средств бюджетов всех уровней и иных источников, не запрещенных законодательством.

В законодательстве определяется порядок применения новых методов профилактики, диагностики, лечения, лекарственных средств, иммунобиологических препаратов и дезинфекционных средств и проведения биомедицинских исследований. Этот порядок устанавливается Министерством здравоохранения Российской Федерации. Не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечение и лекарственные средства могут использоваться в интересах излечения пациента только после получения его письменного согласия, а для лиц до 15-летнего возраста — законного представителя.

Одним из важнейших аспектов социально-медицинской работы является обеспечение населения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, иммунобиологическими препаратами и дезинфекционными средствами. Правительство РФ обеспечивает производство и закупку лекарственных средств и изделий медицинского назначения в соответствии с потребностями населения, а Министерство здравоохранения осуществляет контроль за их качеством. Правительство РФ и правительство субъектов РФ устанавливают категории граждан, обеспечиваемых на льготных условиях лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения индивидуального пользования. Лечащие врачи государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения наделены правами на выписку рецептов для лекарственного обеспечения граждан на льготных условиях.

В настоящее время на страницах медицинских изданий и периодической печати обсуждается вопрос о возможности разрешения эвтаназии, т. е. удовлетворении просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами. В ст. 45 Основ медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии, а лицо, сознательно побуждающее больного или осуществляющее эвтаназию, несет уголовную ответственность.

Основы не обошли вниманием и такой очень важный вопрос, как определение смерти человека. Только медицинский работник (врач или фельдшер) осуществляет констатацию смерти. Соответствующим положением, утвержденным МЗ РФ и согласованным с Министерством юстиции РФ, министерствами здравоохранения республик в составе РФ, устанавливаются критерии и порядок определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий.

В действующем законодательстве дано исчерпывающее разъяснение в связи с патологоанатомическими вскрытиями. Подчеркнуто, что патологоанатомическое вскрытие проводится врачами в целях получения данных о причине смерти и диагнозе заболевания и что порядок его проведения определяется Министерством здравоохранения Российской Федерации. Впервые в Основах определено, что по религиозным или иным мотивам в случае наличия письменного заявления членов семьи, близких родственников или законного представителя умершего либо волеизъявления самого умершего, высказанного при его жизни, патологоанатомическое вскрытие при отсутствии подозрения на насильственную смерть не проводится.

Заключение о причине смерти и диагнозе заболевания выдается членам семьи, близким родственникам или законному представителю умершего. Основы допускают приглашение членами семьи или родственниками специалиста соответствующего профиля для участия в патолого-анатомическом вскрытии или проведение независимой медицинской экспертизы.

Особое место отводится экспертизе временной нетрудоспособности, которая проводится в связи с болезнью, увечьем, беременностью, родами, уходом за больным членом семьи, протезированием, санаторно-курортным лечением и в иных случаях лечащими врачами государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения с выдачей листка нетрудоспособности сроком до 30 дней. Выдача листка нетрудоспособности на более длительный срок осуществляется врачебной комиссией, назначаемой руководителем медицинского учреждения. Проведение экспертизы временной нетрудоспособности предусматривает также определение необходимости и срока временного или постоянного перевода работника по состоянию здоровья на другую работу или его направление на медико-социальную экспертную комиссию.

По решению местных органов управления здравоохранением экспертиза временной нетрудоспособности граждан в учреждениях государственной или муниципальной систем здравоохранения может быть поручена работнику со средним медицинским образованием.

В Основах определена медико-социальная экспертиза, которая проводится учреждениями системы социальной защиты населения для установления группы и причины инвалидности, степени утраты трудоспособности граждан, вида, объема и срока проведения их реабилитации, мер социальной защиты и рекомендаций по их трудовому устройству. Рекомендации медико-социальной экспертизы по трудовому устройству граждан являются обязательными для администрации предприятий, учреждений, организаций независимо от формы собственности.

Гражданин или его законный представитель имеет право на приглашение по своему заявлению любого специалиста с его согласия для участия в проведении медико-социальной экспертизы. Заключение учреждения, производившего медико-социальную экспертизу, может быть обжаловано в суде. Определен также и порядок проведения военно-врачебной экспертизы, которая определяет годность к военной службе граждан по состоянию здоровья, устанавливает у военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы) и уволенных с военной службы причинную связь заболеваний, ранений, травм с военной службой (прохождением военных сборов), назначает виды, объем, сроки осуществления медико-социальной помощи военнослужащим и их реабилитации. Правительство Российской Федерации определяет порядок организации и производства военно-врачебной экспертизы, а также требования к состоянию здоровья граждан, подлежащих призыву на военную службу, и военнослужащих. Заключения военно-врачебной экспертизы являются обязательными для исполнения должностными лицами на территории РФ. Допускается производство независимой военно-врачебной экспертизы. Заключение учреждения, производившего военно-врачебную экспертизу, может быть обжаловано в суд.

Отдельная статья Основ посвящена судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизе, которая производится на основании постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора или определения суда. Судебно-медицинская экспертиза производится в медицинских учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения, экспертом бюро судебно-медицинской экспертизы, а при его отсутствии — врачом, привлеченным для производства экспертизы. Судеб-но-психиатрическая экспертиза проводится в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения, предназначенных для этой цели. Органы, назначившие судебно-медицинскую или судебно-пси-хиатрическую экспертизу, могут удовлетворить ходатайство гражданина или его законного представителя о включении в состав экспертной комиссии дополнительно специалиста соответствующего профиля с его согласия Заключения учреждений, производивших судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизы, могут быть обжалованы в судебном порядке.

Впервые в Основах дается определение понятия «независимая медицинская экспертиза», которая проводится при несогласии граждан с заключением медицинской экспертизы по их заявлению. Правительство Российской Федерации утверждает положение о независимой медицинской экспертизе. Важно отметить, что экспертиза признается независимой, если производящие ее эксперт либо члены комиссии не находятся в служебной или иной зависимости от учреждения или комиссий, производивших медицинскую экспертизу, а также от органов, учреждений, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой экспертизы. Гражданам предоставлено право выбора экспертного учреждения и экспертов. В конфликтных случаях окончательное решение по заключению медицинской экспертизы выносится судом.

Медицинское страхование является формой социальной защиты населения в сфере охраны здоровья населения. Медицинское страхование (страховая медицина) — это система профилактических и лечебных мероприятий, осуществляемых за счет средств страхования здоровья граждан, формирующихся на основе периодических целевых денежных взносов.

Страховая медицина характеризуется децентрализованным управлением, прямым участием потребителей в финансировании здравоохранения, разнообразием организационных форм, возможностью потребителей влиять на организацию медицинской помощи. Потребность в развитии страховой медицины определяется показателями общественного здоровья, экономическими трудностями в здравоохранении, в охране здоровья населения в целом, необходимостью повышения качества медицинской помощи, привлечения населения к управлению здравоохранением и решением многих других актуальных задач.

Цель медицинского страхования — повышение качества, расширение объема медицинской помощи населению за счет:

а) радикального увеличения ассигнований на здравоохранение;

б) децентрализации управления охраной здоровья населения;

в) экономической заинтересованности и повышения ответственности медицинских работников за конечные результаты своей деятельности;

г) заинтересованности предпринимателей в здоровом трудящемся;

д) экономической заинтересованности самого населения в сохранении здоровья.

Принципы медицинского страхования. Медицинскому страхованию подлежит все население (работающее и неработающее). Застрахованный, имеющий страховой полис, независимо от места проживания имеет право на получение медицинской помощи в любом медицинском учереждении России. Система обязательного медицинского страхования строится на безвозвратной основе, т. е. предприятию страховая сумма не возвращается, а идет на расширение услуг. Каждый гражданин имеет право на дополнительное медицинское страхование сверх установленного минимума. Эти взносы могут быть возвратными или частично возвратными.

В условиях медицинского страхования каждый гражданин имеет право выбирать страховую организацию, лечебно-профилактическое учреждение и врача. Медицинское страхование осуществляется в двух видах: обязательное и добровольное.

Обязательное медицинское страхование. Обязательное медицинское страхование (ОМС) является составной частью государственного социального страхования и обеспечением всех граждан Российской Федерации равными возможностями в получении медицинской и лекарственной помощи, предоставляемой за счет средств обязательного медицинского страхования в объемах и на условиях, соответствующих программе обязательного медицинского страхования.

В соответствие с Законом РФ «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» каждый гражданин получает медицинские услуги в объеме, предусмотренном программами обязательного медицинского страхования, гарантирующими соответствующий объем и условия оказания медицинской и лекарственной помощи.

Гарантированный объем медицинской помощи предусматривает: 1) необходимую диагностическую, лечебную и консультативную медицинскую помощь всем категориям больных (с острыми и хроническими заболеваниями). 2) проведение профилактической работы (включая вакцинацию) среди декретированных контингентов населения. 3) диспансеризацию и реабилитацию больных, перенесших тяжелые заболевания и нуждающихся в этом виде медицинской помощи (III группа диспансерного учета).

Базовая программа обязательного медицинского страхования разрабатывается Министерством здравоохранения РФ и утверждается Правительством РФ.

Добровольное медицинское страхование. Закон «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» определяет, что добровольное медицинское страхование осуществляется на основе программ добровольного медицинского страхования, обеспечивает гражданам получение дополнительных медицинских и иных услуг (социальных, сервисных и т. д.) сверх установленных программами обязательного медицинского страхования. Добровольное медицинское страхование может быть коллективным и индивидуальным, может осуществляться за счет средств застрахованного или за счет средств работодателя. Добровольное страхование может быть смешанным. Условиями договора может быть оговорена возвратность части страховых взносов при добровольном медицинском страховании. Размеры страховых взносов на добровольное медицинское страхование устанавливается по соглашению сторон. Тарифы на медицинские и иные услуги при добровольном медицинском страховании устанавливаются по согласованию сторон между страховой медицинской организацией и предприятием, организацией, учреждением или лицом, предоставляющим эти услуги.

На территории РФ лица, не имеющие гражданства, имеют такие же права, как и граждане РФ. Медицинское страхование граждан РФ, находящихся за рубежом, осуществляется на основе двусторонних соглашений РФ со странами пребывания граждан. Медицинское страхование иностранных граждан, временно находящихся в РФ, осуществляется в порядке, установленном Правительством РФ. Иностранные граждане, постоянно проживающие в РФ, имеют такие же права и обязанности в области медицинского страхования, как и граждане РФ.

Субъекты медицинского страхования. В ст. 2 Закона «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» определено, что в качестве субъектов медицинского страхования выступают: а) гражданин; б) страхователь; в) страховая медицинская организация; г) медицинское учреждение.

Каждый гражданин Российской Федерации имеет право: а) на обязательное и добровольное медицинское страхование; б) выбор страховой медицинской организации; в) выбор медицинского учреждения и врача; г) получение медицинской помощи на всей территории РФ, в том числе за пределами постоянного места жительства; д) получение медицинских услуг, соответствующих по объему и качеству программе обязательного медицинского страхования; е) предъявление иска страхователю, страховой медицинской организации, медицинскому учреждению, в том числе на материальное возмещение причиненного по их вине ущерба здоровью.

Каждый гражданин, в отношении которого заключен договор медицинского страхования или который заключил такой договор самостоятельно, получает страховой медицинский полис. Страховой медицинский полис выдается страховой медицинской организацией, хранится на руках у застрахованного и имеет силу на всей территории РФ.

Страхователь как субъект медицинского страхования, права, обязанности.

Страхователями при обязательном медицинском страховании являются: а) для неработающего населения — органы государственного управления и местная администрация территорий; б) для работающего населения: организации, учреждения, предприятия независимо от форм собственности и организационно-правовых форм деятельности, в том числе предприятия с иностранными инвестициями; крестьянские (фермерские) хозяйства; родовые семейные общины малочисленных народов Севера; граждане, занимающиеся индивидуальной трудовой деятельностью и предпринимательской деятельностью без образования юридического лица; граждане, занимающиеся в установленном порядке частной практикой (деятельностью): адвокаты, частные детективы, частные охранники, нотариусы; граждане, использующие труд наемных работников; лица творческих профессий, не объединенные в творческие союзы.

Страхователями при добровольном медицинском страховании выступают отдельные граждане, предприятия, организации, учреждения всех форм собственности, представляющие интересы граждан. Страхователь имеет право на участие во всех видах медицинского страхования; свободный выбор страховой организации; осуществление контроля за выполнением условий договора медицинского страхования; возвратность части страховых взносов от страховой медицинской организации при добровольном медицинском страховании в соответствии с условиями договора; привлечение средств из прибыли (доходов) предприятия на добровольное медицинское страхование своих работников.

Страхователь обязан: пройти регистрацию в территориальном фонде обязательного медицинского страхования в порядке, предусмотренном законодательством РФ (в течение 30 дней со дня учреждения и создания территориального фонда); заполнить карту постановки на учет; получить регистрационный номер и письменное извещение о постановке на учет, размере страховых взносов (платежей); начислять страховые взносы в установленных законодательством РФ размерах по отношению к начисленной оплате труда по всем основаниям в денежной натуральной форме, включая договора подряда, до вычета соответствующих налогов, и независимо от источников финансирования; уплачивать страховые взносы один раз в месяц в срок, установленный для получения заработной платы; представлять в банк платежные поручения на перечисление страховых взносов одновременно с документами на выдачу средств на оплату труда (независимо от наличия средств на текущем или расчетном счете); при реорганизации или ликвидации письменно заявить об этом в территориальный фонд обязательного медицинского страхования; при истечении установленных сроков уплаты страховых взносов начислять пени за каждый день просрочки (1% для работодателей и иных плательщиков; 0,1% — для органов исполнительной власти); вести учет расчетов по средствам страховых взносов с фондами обязательного медицинского страхования; составлять ежеквартально расчетные ведомости по страховым взносам в двух экземплярах и за подписью руководителя и главного бухгалтера, один экземпляр представлять в территориальный фонд; принимать меры по устранению неблагоприятных факторов воздействия на здоровье граждан; предоставлять информацию о показателях здоровья контингента, подлежащего страхованию.

Страховыми медицинскими организациями выступают юридические лица, осуществляющие медицинское страхование и имеющие государственное разрешение (лицензию) на право заниматься медицинским страхованием (ст. 2 Закона «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»). Страховыми медицинскими организациями выступают юридические лица, являющиеся самостоятельными хозяйствующими субъектами, с любыми предусмотренными законодательством РФ формами собственности, обладающие необходимым для осуществления медицинского страхования уставным фондом и организующие свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Страховые медицинские организации не входят в систему здравоохранения. Органы управления здравоохранением и медицинские учреждения имеют право владеть акциями страховых медицинских организаций. Суммарная доля акций, принадлежащих органам управления здравоохранением и медицинским учреждениям, не должна превышать 10% общего пакета акций страховой медицинской организации.

Страховые медицинские организации осуществляют свою деятельность на основании государственной лицензии на право заниматься медицинским страхованием, которая выдается Министерством финансов Российской Федерации. Страховая медицинская организация вправе осуществлять обязательное и добровольное медицинское страхование. Но для этого она должна получить лицензии как на обязательное, так и на добровольное медицинское страхование. Страховая медицинская организация не имеет права заниматься иными видами деятельности, включая другие виды страховой деятельности.

Страховая медицинская организация имеет право: свободно выбирать медицинские учреждения для оказания медицинской помощи и услуг по договорам медицинского страхования; принимать участие в аккредитации медицинских учреждений; устанавливать размер страховых взносов по добровольному медицинскому страхованию; принимать участие в определении тарифов на медицинские услуги; предъявлять в судебном порядке иск медицинскому учреждению или медицинскому работнику на материальное возмещение физического или морального ущерба, причиненного застрахованному по их вине.

Страховая медицинская организация обязана: осуществлять деятельность по обязательному медицинскому страхованию на некоммерческой основе; заключать договоры по обязательному медицинскому страхованию с территориальным фондом обязательного медицинского страхования; заключать договоры по добровольному медицинскому страхованию с предприятиями, организациями и иными хозяйствующими субъектами и частными лицами; заключать договоры с медицинскими учреждениями на оказание медицинской помощи застрахованным по обязательному и добровольному медицинскому страхованию; защищать интересы застрахованных; с момента заключения договора медицинского страхования выдавать застрахованному страховые медицинские полисы; осуществлять возвратность части страховых взносов страхователю или застрахованному, если это предусмотрено договором добровольного медицинского страхования; контролировать объем, сроки и качество медицинской помощи в соответствии с условиями договора; предоставлять страхователям возможность контроля за выполнением условий договора обязательного и добровольного медицинского страхования.

Медицинскую помощь в системе медицинскою страхования оказывают лечебно-профилактические учреждения с любой формой собственности, аккредитованные в установленном порядке, являющиеся самостоятельными хозяйствующими субъектами и строящие свою деятельность на основе договоров. Лечебно-профилактические учреждения могут осуществлять свою деятельность в рамках обязательного и добровольного медицинского страхования. Медицинские учреждения, выполняющие программы медицинского страхования, имеют право оказывать медицинскую помощь и вне системы медицинского страхования.

Гражданам Российской Федерации на территории Российской Федерации предоставляется за счет средств: а) федерального бюджета — медицинская помощь, оказываемая в федеральных лечебно-профилактических медицинских учреждениях, в том числе дорогостоящие виды медицинской помощи по перечню МЗ РФ; б) бюджетов субъектов РФ и муниципальных образований.

В настоящее время контроль качества медико-медицинской помощи населению осуществляется в рамках систем: а) ведомственного контроля; б) вневедомственного контроля.

Экспертиза временной нетрудоспособности граждан — вид медицинской экспертизы, основной целью которой является оценка состояния здоровья пациента, качества и эффективности проводимого обследования и лечения, возможности осуществлять профессиональную деятельность, а также определение степени и сроков временной утраты трудоспособности.

Экспертиза временной нетрудоспособности проводится в соответствии с «Инструкцией о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан» и «Положением об экспертизе временной нетрудоспособности» (Приложение № 1 к Приказу МЗ РФ № 5 от 13.01.95). Экспертиза временной нетрудоспособности осуществляется лечащими врачами в лечебно-профилактических учреждениях, независимо от их уровня, профиля, ведомственной принадлежности и формы собственности, при наличии лицензии на данный вид медицинской деятельности.

В настоящее время действуют 5 уровней экспертизы временной нетрудоспособности: первый — лечащий врач; второй — клинико-экспертная комиссия лечебно-профилактического учреждения, возглавляемая заместителем руководителя по клинико-экспертной работе; третий — клинико-экспертная комиссия органа управления здравоохранением территории (города, района), входящей в субъект федерации. Возглавляет комиссию главный внештатный специалист по клинико-экспертной работе (обычно зам. руководителя ведущего лечебно-профилактического учреждения территории); четвертый — клинико-экспертная комиссия органа управления здравоохранения субъекта федерации. Возглавляет комиссию главный внештатный специалист по клинико-экспертной работе (обычно заместитель руководителя ведущего лечебно-профилактического учреждения субъекта федерации); пятый — главный специалист по экспертизе временной нетрудоспособности МЗ РФ.

При комиссионном рассмотрении и проведении экспертной оценки работы специалистов или подразделений присутствие проверяемых лиц и руководителя обязательно. Решение КЭК принимается простым большинством голосов, заключение вносится в первичные медицинские документы, а также в книгу записей заключений комиссии. Копии заключений, заверенные печатью лечебно-профилактического учреждения или органов управления здравоохранением, выдаются по требованию пациента либо в другие инстанции в установленном порядке.

В соответствии с «Инструкцией о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан» (Приказ Минздрава России № 206 от 19.10.94 и постановление Фонда социального страхования РФ № 21 от 19.10.94) документами, удостоверяющими временную нетрудоспособность и подтверждающими временное освобождение от работы (учебы), являются: листок нетрудоспособности (Ф.095-у), справки, установленной формы (Ф.095-у). По предъявлении листка нетрудоспособности назначается и выплачивается пособие по временной нетрудоспособности, беременности и родам.

Право на выдачу листков нетрудоспособности (справок) имеют лечащие врачи государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения; врачи, занимающиеся частной медицинской практикой (при наличии лицензии и удостоверения об окончании курса повышения квалификации по экспертизе временной нетрудоспособности); средние медицинские работники (по решению местных органов управления здравоохранением).

Охрана здоровья и медико-социальное обеспечение населения Российской Федерации. Здравоохранением России накоплен большой исторический опыт разработки теоретических основ и практической реализации принципов организации различных видов медицинской, в том числе первичной медико-санитарной помощи населению, берущий свое начало в земской медицине. Такие важные принципы организации здравоохранения, как государственный характер, всеобщность, доступность и бесплатность основных видов медицинской помощи, профилактическая направленность и другие, не потеряли своего значения и до настоящего времени.

В настоящее время здравоохранение России, как и другие отрасли народного хозяйства, адаптируется к рыночным условиям.

За последние годы новое звучание приобрели такие понятия, как «медико-социальная работа» и «медико-социальная помощь». А.П. Мартыненко и Н.А. Кравченко считают указанные виды деятельности элементами социальной работы. По мнению И.П. Катковой и Н.А. Кравченко «под медико-социальной помощью следует понимать такой вид общественно полезной межсекториальной деятельности работников социальных служб, при котором наряду с социально-бытовыми, юридическими, воспитательными и другими функциями выполняется определенный объем медицинских услуг по уходу за больными, престарелыми и детьми, а также ведется просветительская работа по гигиеническому воспитанию населения и профилактике заболеваний». А.П. Мартыненко и Н.А. Кравченко так трактуют медико-социальную работу: «Медико-социальная работа — это профессиональная деятельность междисциплинарного характера, направленная на оказание медико-реабилитационной, правовой, психологической, педагогической и социально-бытовой помощи гражданину в восстановлении и сохранении физического и психического здоровья, а также достижении социального благополучия ».

Однако, с нашей точки зрения, было бы совершенно неправомерно считать оказание медико-социальной помощи прерогативой лишь работников социальных служб. Приведенные выше трактовки понятий «медико-социальная работа» и «медико-социальная помощь» показывают, что в деятельности врача любого профиля непреложно присутствуют различные элементы социальной помощи семье. Особенно значимо социальная акцентуация деятельности врача проявляется в вопросах охраны здоровья семьи, материнства, отцовства и детства; при решении вопросов врачебно-трудовой экспертизы; трудоустройстве больных и инвалидов; оказании медицинской помощи пожилым; при проведении медико-социальной экспертизы и т. д. и т. п. — этот перечень можно продолжать бесконечно.

Охрана здоровья населения является комплексной задачей всего общества, в реализации которой принимают участие множество секторов народного хозяйства и структур управления (от федеральных до местных органов самоуправления). Для принятия научно обоснованного решения в области обеспечения охраны здоровья требуются данные медико-социального, экономического, правового и иного характера. Следует также учитывать факторы, определяющие формы и методы управления сложной системой охраны здоровья населения в целом и на отдельных территориях: социальные факторы (социальная направленность решений и действий федеральных, региональных и муниципальных органов власти); уровень социально-экономического развития страны в целом и отдельных регионов; реализация принципов социальной справедливости и доступность для всех членов общества достижений науки и практики в области охраны здоровья населения; уровень научного обеспечения проблем охраны здоровья населения; адаптация международного опыта в области медико-социального обеспечения населения РФ в целом и в различных регионах.

В основе организации медико-социальной помощи населению лежит первичная медико-санитарная (социальная) помощь (ПМСП). Основные принципы и элементы ПМСП были разработаны и рекомендованы всем странам с различными системами здравоохранения Алмаатинской международной конференцией по первичной медико-санитарной помощи, которая состоялась в 1978 г. В Алмаатинской Декларации ВОЗ (1978) указано, что ПМСП является неотъемлемой частью системы здравоохранения каждой страны, ее основной функцией и целью, существенной частью общего социального и экономического развития общества. ПМСП включает в себя следующие элементы: санитарное просвещение по актуальным проблемам охраны здоровья и способам их решения, включая профилактику; обеспечение достаточным количеством продуктов питания и содействие рациональному питанию; снабжение достаточным количеством чистой питьевой воды; проведение основных санитарно-гигиенических мероприятий; охрана здоровья матери и ребенка, включая планирование семьи; вакцинация против основных инфекционных болезней; лечение распространенных заболеваний и травм; обеспечение основными лекарственными средствами.

ПМСП — это первый уровень контакта индивидуума, семьи или общества с национальной системой здравоохранения, который максимально приближает медицинскую помощь к месту жительства и представляет собой первый элемент продолжительного процесса здравоохранения. Она адресована к основным проблемам здравоохранения и предусматривает соответствующие службы укрепления здоровья, реабилитации и лечения, а также участие населения в планировании, организации, функционировании и контроле за ПМСП.

Концепция ПМСП, принятая в России, ориентирована на преимущественное оказание медицинской помощи в амбулаторно-поликлинических учреждениях. В поликлиниках, оказывающих общую и специализированную помощь, начинает и заканчивает лечение 80—86% пациентов. Амбулаторно-поликлинические учреждения работают по принципу участковости (терапевты, педиатры, акушеры-гинекологи). Основным методом работы является диспансерный метод. В систему диспансерного наблюдения включены дети, беременные женщины, декретированные контингенты работающих (работники пищевых объектов; детских дошкольных и школьных учреждений и др.), инвалиды и участники ВОВ и приравненные к ним категории населения, участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, больные с хроническими заболеваниями (диабет, болезни системы кровообращения, болезни крови и др.).

Государство берет на себя заботу об охране здоровья членов семьи, и каждый гражданин имеет право по медицинским показаниям на бесплатные консультации по вопросам планирования семьи, наличия социально значимых заболеваний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих, по медико-психологическим аспектам семейно-брачных отношений, а также на медико-генетические, другие консультации и обследования в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения в целях предупреждения возможных наследственных заболеваний у потомства.

Государство обеспечивает беременным женщинам право на работу в условиях, отвечающих их физиологическим особенностям и состоянию здоровья. В учреждениях государственной, муниципальной систем здравоохранения каждая женщина в период беременности, во время и после родов обеспечивается специализированной медицинской помощи за счет средств целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан. Женщины во время беременности и в связи с рождением ребенка, а также во время ухода за больными детьми в возрасте до 15 лет имеют право на получение пособия и оплачиваемого отпуска. Продолжительность оплачиваемого отпуска по беременности и родам определяется законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Медико-социальная экспертиза (МСЭ) — определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функции организма. МСЭ осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных освидетельствуемых лиц. МСЭ осуществляется Государственной службой медико-социальной экспертизы, входящей в систему (структуру) органов социальной защиты населения РФ (Министерство труда и социального развития РФ).

На Государственную службу медико-социальной экспертизы возлагаются: определение группы инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты; разработка индивидуальных программ реабилитации инвалидов; изучение уровня и причин инвалидности населения; участие в разработке комплексных программ профилактики инвалидности, медико-социальной реабилитации и социальной защиты инвалидов; определение степени утраты профессиональной трудоспособности лиц, получивших трудовое увечье или профессиональное заболевание; определение причины смерти инвалида в случаях, когда законодательством Российской Федерации предусматривается предоставление льгот семье умершего.

Требуется определить основные понятия.

Инвалид — лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

Инвалидность — социальная недостаточность вследствие нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма, приводящая к ограничению жизнедеятельности и вызывающая необходимость его социальной защиты.

Нарушение здоровья — нарушение физического, душевного и социального благополучия вследствие потери, расстройства, аномалии физической, психической или анатомической структуры или функции организма человека.

Ограничение жизнедеятельности — полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.

Степень ограничения жизнедеятельности — степень отклонения от нормы деятельности человека вследствие нарушения здоровья.

Социальная недостаточность — социальные последствия нарушения здоровья, приводящие к ограничению жизнедеятельности, невозможности (полностью или частично) выполнять обычную для человека роль в социальной жизни и обусловливающие необходимость социальной защиты.

Социальная защита инвалидов — система гарантированных государством экономических, социальных и правовых мер, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления, замещения (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества.

Социальная защита предусматривает постоянные или долговременные мероприятия, ориентированные на устранение или уменьшение социальной недостаточности инвалида.

Социальная поддержка — одноразовые или эпизодические мероприятия, способствующие преодолению лицом кратковременной трудной жизненной ситуации, обусловленной нарушением здоровья, при отсутствии признаков социальной недостаточности.

Социальная помощь — периодические мероприятия краткосрочного характера, способствующие преодолению лицом трудной жизненной ситуации, обусловленной нарушением здоровья, при отсутствии признаков социальной недостаточности.

Трудная жизненная ситуация — ситуация, объективно затрудняющая жизнедеятельность лица, которую он не может преодолеть самостоятельно.

Реабилитация инвалидов — система медицинских, психологических, педагогических, социально-экономических мероприятий, направленных на устранение или возможно более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций организма. Целью реабилитации являются восстановление статуса инвалида, достижение им материальной независимости и его социальная адаптация.

Реабилитационный потенциал — комплекс биологических, психологических и социально-средовых факторов, обусловливающих возможность в той или иной степени компенсировать или устранить ограничение жизнедеятельности.

Требуется дать классификацию основных категорий жизнедеятельности: 1. Способность к самообслуживанию — способность самостоятельно удовлетворять основные физиологические потребности, выполнять повседневную бытовую деятельность и навыки личной гигиены; 2. Способность к самостоятельному передвижению — способность самостоятельно перемещаться в пространстве, преодолевать препятствия, сохранять равновесие тела в рамках выполняемой бытовой общественной, профессиональной деятельности; 3. Способность к обучению — способность к восприятию знаний (общеобразовательных, профессиональных и др.), овладению навыками и умениями (социальными, культурными и бытовыми); 4. Способность к трудовой деятельности — способность осуществлять деятельность в соответствии с требованиями к содержанию, объему и условиям выполнения работы; 5. Способность к ориентации — способность определяться во времени и пространстве; 6. Способность к общению — способность к установлению контактов между людьми путем восприятия, переработки и передачи информации; 7. Способность контролировать свое поведение — способность к осознанию себя и адекватному поведению с учетом социально-правовых норм.

Основанием для признания гражданина инвалидом является: нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствием травм или дефектами; ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); необходимость осуществления мер социальной защиты гражданина. Наличие одного из указанных признаков не является условием, достаточным для признания лица инвалидом.

Причинами инвалидности являются общие заболевания, трудовое увечье, профессиональное заболевание, инвалидность с детства вследствие ранения (контузии, увечья), связанная с боевыми действиями в период Великой Отечественной войны, военная травма или заболевание, полученное в период военной службы, инвалидность, связанная с аварией на Чернобыльской АЭС, последствиями радиационных воздействий и непосредственным участием в деятельности подразделений особого риска, а также другие причины, установленные законодательством Российской Федерации.

Переосвидетельствование инвалидов I группы проводится 1 раз в 2 года, инвалидов II и III групп — один раз в год, а детей-инвалидов — в сроки, установленные в соответствии с медицинскими показаниями.

Инвалидность является интегративным показателем здоровья населения, условий жизни, труда, быта и в целом среды обитания. Инвалидизация населения определяется многими факторами, среди которых можно назвать демографические (возрастно-половой состав населения, удельный вес лиц пенсионного возраста и др.)» экономический и социальный уровень развития территории, состояние окружающей среды (экологическая обстановка), заболеваемость населения, уровень и качество лечебно-профилактической помощи, качество медико-социальной экспертизы.

Правовое и организационное обеспечение реабилитации инвалидов. Задачей органов и учреждений социальной защиты населения и медико-социальной экспертизы, также как и лечебно-профилактических учреждений, является организация реабилитации инвалидов с целью уменьшения нарушений со стороны здоровья, социальной недостаточности и как можно более полной личностной, социальной и профессиональной адаптации инвалида. Выделяют следующие основные виды реабилитации.

Медицинская реабилитация направлена на восстановление нарушенных функций или на проведение различных лечебных и корригирующих мероприятий, приспосабливающих инвалида к жизни и общественно полезной деятельности, например, при инвалидности с детства вследствие врожденных дефектов. К мероприятиям медицинской реабилитации относят медикаментозное и оперативное лечение, физиотерапию, лечебную физкультуру, грязелечение, бальнеолечение, общеукрепляющее и специальное санаторно-курортное лечение, протезирование.

Психологическая реабилитация тесно примыкает к медицинской и включает психотерапию, выработку активной жизненной позиции и положительной трудовой установки.

Профессиональная реабилитация включает комплекс мероприятий по профессиональной ориентации, профессиональной подготовке и переподготовке, подбор соответствующей профессии, обеспечение условий труда, отвечающих состоянию здоровья, приспособление рабочего места к имеющемуся дефекту и т. д.

Социальная реабилитация инвалидов — это система и процесс восстановления способностей к самостоятельной общественной и семейно-бытовой деятельности, который включает социально-средовую ориентацию и социально-бытовую адаптацию.

Социально-средовая ориентация инвалидов предусматривает индивидуальный подбор доступных видов общественной и семейно-бытовой деятельности.

Социально-бытовая адаптация предусматривает определение оптимальных режимов общественной и семейно-бытовой деятельности в конкретных социально-средовых условиях и приспособление к ним инвалидов.

 

7.7. Социальный менеджмент в социальной работе

 

Понятие менеджмента как новой формы управления социальными процессами и отношениями сегодня прочно вошло в теоретический и практический обиход. Вместе с тем это понятие достаточно многопланово. При том, что понятие менеджмента применяется и к социальной, и к политической, и к коммуникативной сферам, корневым, базисным все-таки является управление социально-экономическими процессами. Поэтому мы прежде всего рассмотрим социально-экономический менеджмент.

Менеджмент — специфическая часть управления. Ее особенности состоят в следующем:

Управление — внутреннее свойство, функция любой сложно организованной системы (биологической, технической, социальной), обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание режима деятельности и реализацию ее программы (цели).

Управление, как очевидно, имеет много аспектов. Выделим такой аспект, как социальное управление. Управление в этой сфере имеет особые объект и субъект: человека. Оно предполагает сознательное воздействие на различные общности людей для организации, координации, согласования, стимулирования (мотивации) и контроля их деятельности для оптимального решения социально- экономических задач в разных сферах; политической (государственное управление — government administration или public administration), правовой, социологической, психологической, экономической и организационно-технической (business management).

Менеджмент как подсистема социально-экономического управления означает не управление вообще, а только управление хозяйственными системами. Управление и менеджмент соотносятся как общее и частное. То есть менеджмент — часть управления, а понятие «менеджмент» несколько уже понятия управления. При этом объективные общие законы управления являются основополагающими и в сфере менеджмента.

В экономическом аспекте управление — условие функционирования любой кооперации труда. Управление как особый вид деятельности людей возникло на определенном этапе развития производства в результате углубления разделения труда и его специализации. При натуральном хозяйстве и простом товарном производстве сам производитель планировал, координировал и организовывал свою деятельность. Управление как таковое было включено в сам процесс производительного труда, работником и управленцем был один человек.

В настоящее время особый человек — управляющий (мастер, менеджер) — обеспечивает согласованность, упорядоченность, скоординированность, целенаправленность совместной работы, он устанавливает урегулированность и порядок между индивидуальными работами в ходе движения всего производственного организма. Управление объективно становится необходимым условием осуществления производственного процесса, управленческий труд рассматривается как производительный, а расходы на управление производством — как производственные издержки.

1. Управление производством — функция собственности, то есть управляет всегда собственник или человек по его поручению: менеджер, работающий по найму и чаще всего не являющийся собственником ресурсов, которые он организует и объединяет для успешного осуществления производственной деятельности и достижения целей фирмы. Поэтому управление всегда имеет социально-экономическую окраску, адекватную господствующим в обществе отношениям присвоения. Индивидуальным формам присвоения соответствует индивидуальное управление, групповым (общества, партнерства) — коллегиальное. Демократизация отношений собственности (распределение акций предприятия среди его работников, совместное владение работниками своим предприятием, внутрифирменное предпринимательство и пр.) объективно сопровождается соответствующими процессами демократизации управления и привлечением работников к управлению предприятием в различных формах.

2. Управление экономическими и хозяйственными системами осуществляется на разных уровнях. Менеджмент касается только микроуровня экономики — организации (предприятия, фирмы). Понятия «менеджмент народного хозяйства» или «менеджмент отрасли» не имеют смысла.

3. Менеджмент занимается не любыми существующими организациями на микроуровне, а только организациями как открытыми системами. Такие организации существуют во взаимосвязи и взаимозависимости от внешнего мира, «открыты» для его воздействия, зависят от внешних поставок ресурсов (материальных, финансовых, трудовых, информационных) и передают вовне свой продукт. Для сохранения стабильности, долгосрочного развития и реализации своих целей организации по принципу «экономического дарвинизма» должны адекватно и своевременно реагировать на изменения своей внешней среды как прямого, так и косвенного воздействия.

Менеджмент — деятельность, направленная на поддержание устойчивости организации в постоянно изменяющейся внешней среде.

4. Организации в сфере экономики имеют специфические цели, связанные в первую очередь с получением чистого дохода.

Основной целью социально-экономического менеджмента является поиск путей эффективного управления, направленного на поддержание динамической устойчивости и конкурентоспособности предприятия на рынке и получение устойчивой прибыли.

Проще говоря, понятие менеджмента (в социально-экономическом смысле) неприменимо к некоммерческим организациям, для которых извлечение прибыли не является главой целью. Вместе с тем в последнее время понятие «менеджмент» стало использоваться в расширительной трактовке как характеристика успешного функционирования любой организации в условиях рынка, приводящего к достижению ее целей н задач.

Профессиональная деятельность менеджера только тогда может считаться эффективной, когда ее результат — стабильная долгосрочная прибыль. Поэтому кажется весьма проблематичным говорить о прибыльности деятельности государственного чиновника или работника общественной сферы, а соответственно, о менеджменте в государственном учреждении или благотворительной организации.

Базисными понятиями социально-экономического менеджмента являются следующие: рентабельность, производительность, ответственность веред обществом, в том числе социальная и экологическая, нововведения, положение на рынке, материальные и финансовые ресурсы.

Достижение этих целей предполагает управление процессами, происходящими внутри организации, внимание к ее внутренней микросреде.

5. Производственная организация в современном представлении — это не просто организованная техническая совокупность работников, информации, сырья и оборудования для его переработки в продукт, но сложные социально-экономическая и еоциотехничеекая системы. Главными элементами в ней являются люди, работники, сотрудники. Менеджмент — практическая деятельность не по управлению предметами, а организация и управление эффективной работой людей.

Известный теоретик менеджмента Мэри Паркер Фол-лет отмечала, что менеджмент — это «искусство получать вещи через людей». Главная задача менеджера в связи с этим — научить людей работать вместе для решения поставленных задач*.

Другой важный аспект нацеленности бизнес-организаций на человека предполагает достижение целей фирмы путем изучения и максимально полного и эффективного удовлетворения нужд и потребностей потребителя через производство и продажу товаров и услуг; он связан с разработкой теории и практики маркетинга как функции менеджмента. Во внутренней микросреде предприятия приоритеты менеджера любого звена и уровня (низшего, среднего, высшего) предполагают нацеленность на мотивацию и повышение эффективности работы персонала, во внешней среде главный для менеджера — потребитель. Именно такие основополагающие подходы характерны для современного менеджмента, хотя исторически они сформировались далеко не сразу.

Согласно существовавшим ранее представлениям управление человеческими коллективами рассматривалось как искусство, как деятельность субъектов, наделенных особыми, исключительными талантами и способностями. Руководство предприятием осуществляется на основе предвидения, прогнозирования изменений внешней среды и осуществления соответствующих изменений (инноваций) внутри организации для адекватной подстройки к ним.

Современный системный подход рассматривает организацию как целостный социально-технический организм во всей сложности и многоаспектности функционирования в быстро и непрерывно изменяющейся среде. Управление осуществляется на основе гибких экстренных решений и в гибких формах. Очевидно, что такое возможно только с использованием нежестких и дебюрократизированных методов управления и организационных структур. Поэтому адекватными требованиями производства становятся программно-целевой метод управления и программно-целевые (проектные и матричные) управленческие структуры. В них в отличие от жестких формально-бюрократических механистических способов построения организации используются преимущества адаптивных систем управления. В последних отсутствует жесткая иерархия и регламентация работ, преобладают горизонтальные коммуникации и неформальные связи, управление частными задачами может осуществляться на любом уровне и в любом звене организации, что предполагает инициативу и творчество исполнителей и их непосредственную «включенность» в процесс достижения общей цели организации. Главное в такой управленческой структуре — «сельскохозяйственный» (вырастить продукт), а не «индустриальный» (получить готовым и при необходимости заменить на такой же стандартный массовый продукт) подход к персоналу: развитие персональных качеств работников и их потенциала. В этом — залог качественного выполнения работ.

Отметим, что в практике реального управления в современной России имеют место все подходы к организации менеджмента. Менеджмент — это система философии и политики управления, имеющая свою систему ценностей и приоритетов, пропорции и направления экономического развития, свой инструментарий управления.

Так, в арсенале методов управления существуют четыре основные группы:

• прямые, административные, или организационно-распорядительные методы основаны на использовании в руководстве объективных упорядоченных организационных отношений между людьми типа «управляющий — управляемый»;

• экономические, или косвенные методы, как более мягкие, воздействуют на экономические интересы субъекта управления через систему экономических и финансовых инструментов, таких как цены, заработная плата, кредит, финансы, налоги и т. п.;

• социально-психологические методы включают конкретные способы воздействия на процессы формирования и развития коллектива, на социальные процессы, протекающие внутри него. С их помощью комплектуются группы и коллективы, осуществляется психологическая мотивация труда и его гуманизация, учитывается и направляется функционирование неформальных структур, проводится профессиональный отбор и обучение, анализ и постановка стиля руководства и т. п.;

• идеологические методы воздействуют на мировоззрение людей, на гражданские и патриотические чувства коллективов и каждого работника. Их диапазон широк: от политической пропаганды и агитации до контроля деятельности администрации трудовым коллективом и привлечения трудящихся к управлению производством.

Выбор методов управления в каждом конкретном случае специфичен. Он зависит от множества обстоятельств, например, таких как внутренняя и внешняя среда организации, ее цели и задачи, характеристики персонала и руководства.

Менеджмент — совокупность социально-экономических методов, средств и форм управления фирмами в конкурентных рыночных условиях, направленных на обеспечение устойчивости организации и получение долгосрочной прибыли.

Развитие менеджмента привело к его современному пониманию не только как искусства, но и науки, использующей в том числе количественные методы и ориентирующей производственные системы на получение эффективного результата через людей.

В структуре современного менеджмента можно выделить теорию руководства (управления) и практические образцы эффективного управления, демонстрирующие сочетание искусства и практики в руководстве организациями в конкретных ситуациях.

Современный менеджмент основывается на междисциплинарном подходе. Он понимается как единство техники, политики и культуры управления (Н. Тичи, М. Девана).

Успешное, эффективное управление возможно при научном использовании объективных экономических и социально-психологических закономерностей правления на всех уровнях народного хозяйства. Изучение менеджмента — практическая задача не только высших управленцев, но и всех участников рыночных отношений.

Эволюция менеджмента показала, что развитие методологических подходов, принципов и организационных структур управления предприятиями идет от жестких, формальных, централизованных — к более гибким, децентрализованным, основанным на развитии демократии и усилении непосредственного производителя в управлении производством.

Менеджмент есть специфическая часть теории и практики управления. Характеристиками социального менеджмента являются следующие.

Управление — параметр упорядочивания функции любой сложноорганизованной социальной системы, обеспечение сохранения ее структуры, оптимизации ее внутренних функций.

Социальное управление — оптимизация сложной системы взаимодействия, системы, которая включает в себя объект и субъект. Менеджмент (социальный менеджмент) как подсистема социального управления означает не управление вообще, а управление социальными системами.

Управление социальными системами осуществляется на разных уровнях. Социальный менеджмент на микроуровне — это технология управления на уровне индивидуально-общественных связей. Мегауровень — это уровень управления социальных структур и социальных систем.

Главной задачей социального менеджмента является поиск эффективного управления технологическими действиями, направленного на поддержание устойчивости, эффективности, рациональности управляемой системы. Существует несколько разновидностей социального менеджмента как подвида социального управления:

1. Традиционный. Подход основан на представлении о статичности социального объекта и предполагает статичные технологические методы. Ориентируется на такие способы оптимизации системы, которые могут быть объяснены конечным числом технологических предписаний и находятся в соответствии с заданными параметрами цели, каким бы образом цель не трансформировалась под действием тех или иных обстоятельств.

2. Командный. Служит выражением воли руководителя или центрального органа власти. Ориентируется на такие способы оптимизации, которые основаны на волевом, чаще всего идеологическом представлении об оптимизации системы.

3. Рыночный. Основывается на дилемме двух основных параметров: цели и результаты, которые могут модифицироваться в параметры факторов и условий, ресурсов и возможностей, спроса и предложении, цены и ставки, основной сети (стратегии) и ее ветвлении (множества тактик).

4. Научный. Является развитием классического (организационно-технического) управления и основывается на поиске общих законов управления.

5. Социально-поведенческий (бихевиористский). Основан на анализе поведенческих реакций субъектов социально-технологического процесса в связи с управленческими действиями. Критерием оптимизации технологического действия видит оптимальное взаимодействие между людьми. Включает в себя координацию мотивации и рационализации действий.

6. Ситуативный. Основан на поиске оптимальных решений в каждой конкретной ситуации. Ориентирован на опережающий характер принятия управленческих решений, предвидение и прогнозирование развития социального процесса.

7. Системный. Является выражением целостного (комплексного, междисциплинарного) метода упорядочивания сложных динамических социальных систем.

На основании вышесказанного можно заключить, что социальный менеджмент в системе социальных технологий является целой системой (теорией и практикой) управления сложными социальными процессами, имеет свои парадигмы, уровни, методы, ценности, специфические системы технологических императивов, пропорции, временные параметры, качественные и количественные критерии гармонизации систем.

Управление социальным, экономическим, политическим и духовным развитием — одна из важнейших форм социального управления, модификации и модернизации социальных отношений. В основе создания сбалансированного общественного организма, конечно, лежит экономико-хозяйственная жизнь. Поэтому рассмотрение вопросов социального управления начнем с проблем управления в экономико-хозяйственной сфере. При этом часть вопросов методов современного управления в условиях рыночных отношений отнесем к социальному и экономическому менеджменту.

Управленческие функции на экономико-хозяйственном уровне сосредоточиваются на решении социальных проблем труда, на его превращении в действенный критерий оценки деловитости и потенциала каждого человека. В этой связи растет стремление воздействовать на условия трудовой деятельности, содержание труда и направления его интеллектуального развития. Так как общество заинтересовано в росте благосостояния, то вопросы собственности, поведения людей в условиях рыночной экономики вышли в число важнейших проблем социального управления. И наконец, повышение эффективности общественного и личного труда невозможно без заинтересованного участия человека в управлении производством.

Важной социальной ценностью является создание гарантий для справедливого распределения материальных благ, осуществление на деле соответствия меры труда и меры потребления. Актуальной в этой связи является социальная роль многообразных форм собственности, методов организации труда не только в промышленности и сельском хозяйстве, но и в сфере быта, в торговом и коммунальном обслуживании. Управление социально-экономическими процессами охватывает и такую важную сторону жизни трудящихся, как укрепление их здоровья, обеспечение нормального отдыха.

Все более значимой для управления становится демографическая политика, предусматривающая регулирование соответствующего поведения населения, семейно-бытовых отношений, создание условий для таких социальных групп, как молодежь, женщины, дети и люди преклонного возраста.

В условиях рыночных отношений приобрели особое звучание проблемы совершенствования управления в таких новых производственных и коммерческих образованиях, как акционерные общества, биржи, товарищества, совместные и частные предприятия. Предметом большой заботы становится управление во вновь образуемых свободных экономических зонах, учет и направление осуществления проводимой в стране приватизации.

1. При управлении в сфере политики огромную роль играет определение цели, на достижение которой мобилизуются усилия многих людей. В настоящее время наша общественно-политическая жизнь характеризуется огромным количеством новаций для решения политических проблем. Появляются и тут же исчезают бесчисленные проекты устройства государственных структур, замены их новыми образованиями, предложениями о проведении экспериментов и просто проверки некоторых идей. Проблема взвешенности политических решений, проявление политической дальновидности обострилась как никогда ранее. Как и при управлении другими сферами общественной жизни, в политике важно видеть то, из чего складывается результат, на чем он основывается. Это связано с тем, что показатели развития социально-политических процессов не всегда могут ограничиваться количественными характеристиками, например, такими как количество партий, процент проголосовавших, число крестьян, рабочих, представителей интеллигенции среди депутатов и т. п. Необходимо заметить, что от того, как участвуют люди в управлении, какими правами обладают, какое влияние оказывают и могут оказать на принятие решений, зависит нормальное функционирование многих политических структур.

2. Управление в сфере социально-политических отношений не сводится к некоторым техническим приемам и методам. Речь должна идти о создании механизма рационального управления развитием и функционированием политики, умело и органично сочетающего в себе централизацию с самоуправлением, с участием каждого человека в решении актуальных проблем.

3. Управление духовными процессами нацелено на создание реальных условий для оптимального развития культурных запросов и склонностей каждого человека, для наиболее полного и всестороннего их удовлетворения. Оно предполагает мягкое и гибкое воздействие на изменения, происходящие в сфере образования, науки, литературы и искусства. Очень трудную и сложную область представляет взаимодействие национальных культур, весь спектр проблем общественной жизни.

4. Кадры и стиль управления. Ключевую роль в развитии и функционировании системы правления играют ее кадры. От их компетентности, умения плодотворно работать во многом зависит эффективность решения экономических, социальных и других задач. Социальное управление давно уже обратило внимание на необходимость специального анализа этого звена, ибо это дает возможность критично оценить ситуацию, сделать соответствующие выводы и предложения.

Одна из важнейших проблем совершенствования стиля управления — это умение видеть перспективу, не теряться в сиюминутных заботах, не упускать ориентиров. Однако нередко все силы уходят на то, чтобы провести одно мероприятие, затем другое, третье, и где-то волей-неволей исчезает из виду главное, во имя чего затрачиваются энергия, время. Работа на перспективу предполагает возможные потери в пути, но она окупается тем, что воплощается в жизнь центральная, ведущая идея.

Особенно высока ответственность руководителя, который призван задавать тон, служить примером для окружающих. От его решений и действий во многом зависит нравственная атмосфера в коллективе. Поэтому неумение критически оценивать свои поступки, начальническая амбиция, неуважение к людям не могут быть оправданы ни в каких ситуациях.

Задачей менеджера и руководителя любого уровня является: познание своего объекта управления; выявление факторов, закономерностей и причин, влияющих на его поведение; рассмотрение общеупотребительных и частных методов воздействия на объект с целью получения необходимого результата; определение методов анализа или эксперимента применяемости предлагаемых подходов к своему объекту; применение отобранных методов; анализ полученных результатов, корректировка и модификация методов управления применительно к своей системе.

Современный социальный менеджер выступает в нескольких ипостасях.

Во-первых, это управляющий, наделенный властью и руководящим коллективом.

Во-вторых, это лидер, способный вести за собой подчиненных, используя свой авторитет, высокий профессионализм, положительные качества и эмоции.

В-третьих, это дипломат, устанавливающий контакты с партнерами и властями, успешно преодолевающий внутренние и внешние конфликты.

В-четвертых, это воспитатель, обладающий высокими нравственными качествами, способный создать коллектив и направляющий его развитие в нужное русло.

В-пятых, это инноватор, понимающий роль науки в современных условиях, умеющий оценить и без промедления внедрить в производство то или иное изобретение или «ноу-хау».

В-шестых, это просто человек, честный, обладающий глубокими знаниями и разносторонними способностями, высоким уровнем культуры, отличающийся решительностью характера и в то же время рассудительностью, способный быть образцом во всех отношениях.

 

7.8. Коммуникативная деятельность социального работника

 

Речевое общение между людьми очень многолико. Его можно рассматривать под разными углами зрения. Первый и основной — это человек в мире коммуникаций в процессе обмена информацией. Эта ипостась общения характеризует человека как субъекта коммуникативных связей. Вопросы, связанные с таким аспектом, касаются теории и практики коммуникации, социальных институтов коммуникации, особенностей процесса коммуникации в науке, бизнесе, политике.

Другая разновидность общения — характеристика его структуры, видов, типов. В этом отношении требуется различать переговоры и торги, полемику и спор, деловые игры и разные виды обсуждений. Все такие разновидности делового общения имеют свою «драматургию», свои сюжеты, свою особенности.

Общение обычно преследует явно определенные цели. В нем можно и нужно различать стратегию и тактику достижения целей. Деловые стратегии общения дают экспозицию способов постановки цели и выбора средств их реализации, разновидностей тактик, стратегических сценариев. Подобное обсуждение черт делового общения с неизбежностью привлекает потребность выявления стиля делового общения и его принципов, различения принципиальности по существу и формальной принципиальности в общении. Указанные принципы дают своеобразные императивы и правила делового общения. Наряду с этим обоснованным тогда представляется служебный деловой этикет. Он характеризуется как систематика методов коммуникативно-управленческого влияния, как коммуникативный менеджмент. Общение — это часто разрешение конфликтной ситуации. И в связи с этим необходимо обсуждение природы конфликта в коммуникации, типов коммуникативных конфликтов и способов их разрешения. В числе трудностей процесса межличностной коммуникации, порождающих конфликтные ситуации, должны быть учтены барьеры общения, ошибки, разрушающие разговор, барьеры восприятия речи, первого впечатления, особенности экспрессивного поведения человека в общении.

Межличностное общение — это всегда обмен эмоциями, взаимодействие, психологический контакт. Поэтому не случайно то, что управленческое, деловое общение должно рассматриваться под углом зрения практической социологии и психологии.

Средства публичной речи, особенности речевой деятельности — следующая важная грань общения. Она характеризует лексический словарь личности, смысловые коды взаимопонимания, социокоммуникативную совместимость в общении, И, наконец, весомой составляющей процесса коммуникации является аргументированность, доказательность.

Общение — очень многогранный процесс. Он реализуется в разнообразных формах (межличностное общение, социальный диалог, деловое и профессиональное общение, коммуникация и т. п.) и изучается философией, психологией, социологией, педагогикой, языкознанием. Сложность феномена общения, его многофакторность и многообразие подходов к объяснению, описанию и изучению форм общения порождает множество точек зрения и позиций. Задача данного раздела — не перечисление множества подходов, а реконструкция феномена общения с точки зрения различных подходов, выявление, различных граней общения. Такая позиция ориентируется на воспроизведение различных аспектов общения, несмотря на многообразие подходов, в целостном единстве, позволяющем рассматривать методы, средства и приемы эффективного делового общения как инструментарий социальной работы. Изучение каждой из граней общения должно дать специфические методы коммуникативной техники социальной работы.

Общение — это прежде всего взаимодействие, взаимоотношение. Сторонами такого взаимоотношения являются люди, субъекты общения. В основе общения лежит прежде всего их отношение друг к другу. Конечно, можно рассматривать как общение, например, и отношение человека к природе (к объекту, а не к субъекту). Но «общение с природой» если и не является «литературным способом выражения», то, скорее всего, знаменует несколько иной тип отношений. Подобному типу «общения» не присущи все особенности процесса коммуникации; кооперация усилий и борьба, речевой этикет и психологические нюансы, аргументация и критика, убеждение и переубеждение и многое другое.

Если процесс взаимодействия субъекта с объектом и можно назвать общением, то лишь в крайне узком смысле. Изначально, по определению, общение понимается как взаимодействие по меньшей мере двух равных по активности (или возможности активности) партнеров, субъектов общения. Поэтому общение — это субъектно-субъектное взаимодействие. Если же реконструировать схему общения в виде субъектно-объектного взаимодействия, то очевидно, что противоположные стороны этого процесса имеют слишком разные характеристики.

Общение — это процесс взаимодействия между людьми. Будучи многогранным, процесс общения включает в себя:

• формирование и развитие личности;

• развитие общества и общественных отношений;

• социализацию личности;

• создание и развитие общественных способов взаимодействия людей;

• социально-психологическую адаптацию людей;

• обмен эмоциями;

• обучение, передачу умений и навыков;

• обмен информацией;

• обмен деятельностью;

• формирование отношения к себе, к другим людям и к обществу в целом.

Предмет общения составляет такую его характеристику, которая определяет содержательный характер человеческого взаимодействия. В зависимости от того, что является предметом общения, его содержанием, увеличивается многообразие разновидностей общения: бытовое, деловое, специально-профессиональное и общенаучное, социально-политическое и т. д. Учитывая организацию процесса общения, цели, которые преследует общение, уровень эмоционального настроя, на котором оно реализуется, можно говорить о разнообразных способах такого взаимодействия. Общение между людьми имеет много параметров и изменение каждого из них ведет к той или иной модификации данного процесса.

Социальный работник должен знать эти параметры, уметь их задавать, формировать и тем самым уметь управлять процессом общения. Превращение знания об этих характеристиках общения в умение их использовать в разговоре, беседе, споре, собеседовании, переговорах, т. е. владеть коммуникативной техникой, составляет важное профессиональное качество социального работника.

Одной из важнейших особенностей деятельности педагога, социолога, соционома, философа и вообще гуманитария является умение вести диалог, организовать процесс коммуникации, общения. Указанный диалог может быть в индивидуально-личностной форме и в виде социального диалога, выражающего собою процесс формирования общественного мнения, управления им. Умение вести диалог предполагает ряд специфических профессиональных навыков.

Профессионал должен уметь выслушать и понять, объяснить и доказать, спросить и ответить, убедить и переубедить, создать атмосферу доверительности в беседе и делового настроя в собеседовании, найти тонкий психологический подход к клиенту, разрешить конфликт, снять напряжение.

В основе всего этого лежит коммуникативная техника общения. Владение ею — важный признак профессиональной пригодности. Теории общения как самостоятельной дисциплины не существует. Однако это не означает, что не существует методов научного анализа человеческого общения, различных концепций, школ и направлений.

Отсутствие единой и цельной научной теории, видимо, отражает тот факт, что человеческое общение — чрезвычайно многогранный процесс, реализующийся в разных сферах и на разных уровнях социальных отношений и изучаемый различными науками: психологией и теоретической лингвистикой, общим языкознанием и социальной психологией, социологией и логикой, философией и педагогикой, а также дополняемый изысканиями в таких областях, как риторика, теория и практика аргументации, управленческий менеджмент, медиаторинг, полемология, техника и методика делового общения, социология массовых коммуникаций (mass media), изучение и формирование общественных связей и отношений (Public Relations).

Создать всеобъемлющую теорию человеческого общения, погрузив в нее все нюансы речевого взаимодействия людей, невозможно. Но возможно и необходимо разрабатывать общие принципы и конкретные методики общения, язык общения, его логику, лексику, семантику, психологию, прагматику и праксеологию. Эти общие принципы общения, не претендующие на то, чтобы быть единой (или единственной) теорией общения, можно назвать философией общения.

Общение — процесс взаимодействия и взаимоотношения субъектов (личностей, социальных групп), в котором происходит взаимообмен деятельностью, информацией, эмоциями, навыками, умениями, а также волевой контакт.

В общении можно выделить много аспектов. Философский аспект общения связан с пониманием социального статуса субъектов общения. Поэтому само общение в философии понимается как социализация субъектов (приобщение к обществу, обретение социальных ценностей, выполнение социальных ролей и т. п.). В таком процессе индивид понимает свои качества как социальные, социально значимые, и в этом отношении становится личностью. В процессе социализации, меняясь, индивид одновременно изменяет и сообщество, в которое он вступает, дополняя его своей индивидуальностью.

Психология общения — это психологические характеристики нравственного климата сообщества, его психологической устойчивости, динамики сплочения и разобщения. Здесь определяющими являются параметры когнитивной (осмысленной), эмоциональной и волевой совместимости.

Коммуникация имеет несколько значений. Во-первых, это путь сообщения (например, воздушные или водные коммуникации), во-вторых, это форма связи (к примеру, радио, телеграф и т. п.), в-третьих, это процесс сообщения информации с помощью технических средств — средств массовой коммуникации (печать, радио, кинематограф, телевидение и пр.), наконец, в-четвертых, коммуникация выражает акт общения, связь между двумя или более индивидами, сообщение информации одним лицом другому. Это словарное определение термина показывает, что наиболее близким по значению является последний случай.

Итак, коммуникация — это не общение во всем его комплексе и многогранности, а лишь акт общения. Определение термина «коммуникация» начинается с характеристики множественных информационных систем передачи человеческой речи, сигналов и изображений. Термин «коммуникация» означает буквально меру «участия» (или «соучастия») в процессе потребления, обмена и использования информации. Но вместе с тем находиться в состоянии коммуникации — это не просто передавать и получать информацию. В процессе коммуникации образуется коммуникативное сообщество. Оно характеризуется отношениями единства, взаимосвязи, обмена взаимодействия, взаимопонимания и т. п. Именно такое сообщество правомерно определять как людей, находящихся в отношении коммуникации.

Согласно этому можно выделить ряд характеристик, которые составляют профессиональный портрет гуманитария с точки зрения владения им коммуникативной техникой. Эти характеристики называются коммуникативной профессиограммой. Специалист в области теории и практики общения должен:

• знать речевой этикет и уметь его использовать;

• уметь формулировать цели и задачи делового общения;

• организовать и управлять общением;

• анализировать предмет общения, разбирать жалобу, заявление;

• ставить вопросы и конкретно отвечать на них;

• владеть навыками и приемами делового общения, его тактикой и стратегией;

• уметь вести беседу, собеседование, деловой разговор, спор, полемику, дискуссию, диалог, дебаты, прения, диспут, круглый стол, деловое совещание, командную деловую игру, переговоры, торги;

• уметь анализировать конфликты, кризисные ситуации, конфронтации и разрешать их;

• иметь навык доказывать и обосновывать, аргументировать и убеждать, критиковать и опровергать, достигать соглашений и решений, компромиссов и конвенций, делать оценки и предложения;

• владеть техникой речи, риторическими фигурами, и приемами, уметь правильно строить речь и другие публичные выступления;

• знать речевой и служебный этикет и уметь его использовать;

• уметь с помощью «слова» осуществлять психотерапию, снимать стресс, страх, адаптировать клиента к соответствующим условиям, корректировать его поведение.

Это всего лишь малая толика чисто профессиональных навыков, без которых нет и не может быть профессионала.

Как выяснено выше, термин «коммуникация» достаточно многозначен и имеет много разговидностей. К таким разновидностям будем относить: деловой разговор, беседу, обсуждение, собеседование, спор, полемику, дискуссию, дебаты, прения, диспут, переговоры и торги.

Разговор — это всегда коммуникация, если, конечно, он не является просто рассказом чего-либо одним лицом другому. Но даже и в таком случае должны использоваться механизмы убеждения, формирования мнения, наведения мостов под будущее соглашение. Будем рассматривать разговор как контактный метод. Он неотделим от ситуационного поведения, где, как говорится, «встречают по одежке» (манере держаться, двигаться, говорить, управлять своими эмоциями и пр.), а «провожают по уму» (по способности емко и глубоко представить проблему, обо-

сновать ее, сформулировать свое собственное суждение, выставить возражение и т. п.). В разговоре варьируются ясно осмысленные цели, интуитивные резоны и бессознательные мотивы.

Чтобы выявить доминирование тех или иных акцентов, будем различать разговор, беседу (в собственном смысле слова) и деловую беседу. Разговор представляет собой форму ситуационного контакта. Даже краткий обмен репликами, вопросами и ответами, мнениями и оценками выступает достижением некоторого ситуационного соглашения на основе обмена информацией.

Обычно структура ситуационного контакта представляется следующим образом:

• Обращение.

• Запрос (вопрос, затребование информации или ситуации).

• Ответ (предоставление информации или требуемой ситуации). Непредоставление ситуации или информации также является ответом определенного рода.

• Согласованные действия или ситуация (взаимодействие) на основе ситуационного контакта.

Несомненно, целью ситуационного контакта служит некоторое согласованное действие (аналог соглашения или договора). Поэтому все компоненты разговора должны быть обоснованы и мотивированы. Здесь можно выделить предпосылки правильной организации разговора. Среди них явно выделяются две сферы: когнитивная и аффектативная.

Мотивированность и обоснованность разговора достигается за счет осмысления всех этих составляющих. Когнитивная сфера — это сфера познания и осознания. Первая часть ее говорит о том, что необходимо отдать себе отчет о том: «Кто я?»-, «Где я?», «Каково мое место в данной ситуации?». Вторая часть непосредственно связана с осознанием должного в желательного, необходимого и возможного. Основные вопросы здесь таковы: «Что я хочу?», «Как это возможно?».

Аффектативная сфера подразумевает понимание того, что разговор — психологический контакт. Поэтому в ней звучат вопросы: «Кто он (она)?», «Какое место он (она) занимает?», «Каково мое отношение к нему (к ней)?». На основе ответа на последний вопрос формируется эмоционально-психологическая фабула разговора. Однако не нужно думать, что фабула переговоров в разговоре проста. Во всей внешней простоте разговора в форме ситуационного контакта скрыто множество спонтанно развивающихся событий, и даже некоторый спровоцированный инцидент.

В первом круге, который означает соотношение когнитивной и аффектативной зон, кружится весь разговор. И его наполнение существенно зависит от проработки его сегментов. Если в первом из них имеется превышение притязаний (кем хочу представиться) над подтверждением (кто есть на самом деле), то такой разговор развивается в область, которую назовем «экспозицией». Она характеризуется тем, что субъект разговора просто стремится выставиться в нужном ему свете. Умаление притязаний в пользу подтверждений может варьироваться в диапазоне от самоуничижения до обычной клоунады. Эта сфера, по сути, есть мера соотношения сущего и должного в коммуникации. Она с неизбежностью определяет содержание второго сегмента, постановку целей, равно и последующие характеристики их мотивированности и обоснованности разговора.

Дополнение характеристики разговора мотивированностью формы обращения, корреляцией между выбранным предметом (объектом) и субъектом разговора дает представление о том, что разговор — не такое уж простое дело.

Начнем с того, что есть разные формы бесед. Есть беседа равных (по положению) партнеров, коллег, есть беседа не равных по положению партнеров (начальника и подчиненного, учителя и ученика и т. п.). В каждом случае беседа имеет свою драматургию. Если разговор является ситуационным контактом, то беседа отличается от разговора тем, что это контакт предметный. Перефразируя, можно сказать, что беседа — это предметный разговор, а разговор — беспредметная беседа

Нас интересует прежде всего тот механизм общения, который реализуется в беседе как форме коммуникации между двумя субъектами. Деловой разговор — это разговор с коллегами и партнерами, клиентами и заказчиками, соперниками и конкурентами.

Контекст общения охватывает не только сказанное и увиденное. Он более широкий, в том числе и по временным параметрам. Пространство беседы также оказывает большое влияние на ее процесс и на ее продуктивность. Как, позитивно или негативно, влияет информация на самовосприятие и на самооценку? Доброжелателен или холоден сигнал, ясен или смутен, однозначен или многозначен, полезен или бесполезен, вызывает симпатию или антипатию?

Для проведения успешной беседы нужно стремиться как можно больше узнать о собеседнике, «прочитать» его. Узнать собеседника — это, разумеется, не только иметь сведения о нем и о его биографии, чертах характера, вкусах и привычках, особенностях поведения и культуры. Это еще и умение «прочитать» его в сложившейся ситуации.

Спор как вид делового общения широко применяется при обсуждении спорного положения. В изучении спора существует много мнений о его характеристиках и природе. Часто спор квалифицируют как процедуру, в которой один доказывает, что какая-то мысль верна, а другой — что она ошибочна. Более строго говоря, можно констатировать, что в споре идет такой обмен мнениями, в котором оппонент борется за отстаивание собственного тезиса и опровержения тезиса пропонента; последний же, наоборот, доказывая свое положение, критикует и опротестовывает мнение противника. Но вместе с этим такой характеристики спора недостаточно. И прежде всего потому, что в споре главной целью является не доказательство истинности собственного тезиса, а утверждение собственного мнения, своей точки зрения по тому или иному спорному вопросу. И ссылка на древнюю мудрость о том, что в споре рождается истина, представляется слишком сильным утверждением. Чаще всего в споре доказательством истины, как говорится, и «не пахнет». К тому же, зачастую спор ведется в неупорядоченных и неорганизованных формах. Спорщики в большинстве случаев не заботятся об обстоятельном, полном и непротиворечивом доказательстве своих положений, чураются каких-либо правил и принципов (кроме собственных, разумеется).

По мнению исследователей, родовым понятием спора может быть понятие обмена мнениями. В споре обмен мнениями чаще всего носит конфликтный характер. Основными концептуальными и композиционными характеристиками спора как разновидности делового общения будут следующие:

1. Субъектная структура спора характеризуется наличием по крайней мере двух субъектов, одного из которых уместнее называть пропонентом, а другого — оппонентом.

2. Субъекты спора равнозначны по своей роли в процессе обмена мнениями, по степени активности, по видам и формам прямой и обратной связи друг с другом.

3. Предметом спора является спорное положение, о котором каждая сторона имеет собственное мнение, называемое позицией или тезисом.

4. Различие позиций сторон, выражаемое мнениями о спорном положении, делает спор обсуждением на уровне явления, а не на уровне сущности. Поэтому любой спор — достаточно поверхностное обсуждение спорного положения.

5. Позиции сторон противоречат друг другу и чаще всего имеют открыто отрицательный характер.

6. Процедура обмена мнениями в соответствии с взаимоисключающими характеристиками тезисов выражается в борьбе мнений.

7. Борьба мнений в споре достигает высшей формы — конфликта или войны мнений, особенностью чего служит доказательство каждой стороной истинности своего тезиса и ложности тезиса оппонента. Согласно этому каждый довод в аргументации такого типа представляет собою отрицание довода оппонента. Характер обсуждения приобретает вид опровержения, отклонения, отрицания, неприятия, устранения.

8. Предметное поле обсуждения спорного вопроса обычно не бывает четко определенным. Его размытость также обусловлена тем, что речь в споре идет не о сущности, а о явлении, о поверхностных характеристиках предмета. По сути, в споре борьба ведется не основаниями, а мнениями. Изменение предметного поля обсуждения, как правило, характеризует не развитие его, а разные неупорядоченные и непредсказуемые метаморфозы.

9. Спор как вид делового общения не регламентирован ни в процедурном, ни в пространственном, ни во временном отношениях.

Дискуссия как вид делового общения нередко отождествляется с полемикой и спором. Однако многие исследователи склоняются к тому, что в отличие от спора, дискуссия не ведет к конфронтации, не разъединяет, а соединяет. Это показывает роль дискуссий в развитии и созданий научной картины мира. Признаки дискуссии связаны с организованностью, упорядоченностью, коллективной деятельностью по прояснению истинности каждого положения, выносимого на обсуждение. Дискуссия обычно стремится к всестороннему обсуждению предмета разногласий. А средствами дискуссии служат не мнения, а обоснованные позиции.

Выделим основные черты дискуссии как вида коммуникации.

1. Субъектная структура дискуссии внешне такая же, как и в споре. Но ее субъекты представлены не аргументатором и адресатом, не оппонентом и пропонентом, а партнерами, соавторами в коллективном обсуждении спорного положения.

2. Позиции сторон могут быть не только взаимоисключающими, но и взаимодополняющими друг друга.

3. Целью обсуждения выступает не опровержение тезиса оппонента, а установление меры истинности и меры ложности каждого (в том числе и своего) тезиса.

4. Дискуссия характеризуется как форма обсуждения на уровне сущности.

5. Обсуждение спорного положения связано с всесторонностью анализа, коллективной деятельностью, формированием общего мнения.